Поиск по сайтуВход для пользователей
Расширенный поискРегистрация   |   Забыли пароль?
Зачем регистрироваться?
ТелепередачаAlma-materКлубКонкурсыФорумFAQ
www.umniki.ru / Журнал / Заблуждения /
  
  
 

01:00 1 Января 1970 -

  Читать далее

 
ЗАБЛУЖДЕНИЯ
Заголовок: Папа может?
 

Папа - это не набор базовых умений из разряда "починить протекающий кран и поменять перегоревшую лампочку". Папа - это ключевая фигура в жизни каждого ребенка, ведь, равно как и "папа мамой не может быть", так и мама заменить папу не в состоянии, несмотря на то, что многие матери и пытаются сегодня это сделать. Не зря природой заложено, что для появления детей на свет требуется два человека - мужчина и женщина, и роль мужчины отнюдь не заканчивается на физической стороне вопроса. Родившийся ребёнок - общая радость и общая обязанность пары (хотелось бы сказать "супругов", но сегодня нельзя быть столь категоричными), и быть хорошим отцом - это долг мужчины.

Недавно я наткнулась в Интернете на интервью Владимира Легойды журналу "Самарянка", которое зацепило меня заголовком: "Из послушания к матери я поступил в МГИМО". Мне нравятся небанальные истории поступления, потому что и сама я, честно говоря, просто "мимо проходила" и умудрилась поступить. А вокруг у всех: "Ещё сидя на горшке, я решил, что хочу поступить в МГИМО...". Да и вообще, Владимир Романович - редактор журнала "Фома", который в нашей семье читают с большим удовольствием. В общем и целом, пройти мимо этого интервью я не могла. И когда я дошла до вопроса: "Удаётся ли совмещать Ваши профессиональные нагрузки с обязательством перед семьёй?" и ответа "Очень плохо", меня как будто кольнуло что-то в сердце. Потому что "очень плохо" - это не ответ на поставленный вопрос, "очень плохо" - это та оценка, которую хочется поставить своему отцу, когда он не бывает дома.

У Владимира Легойды трое детей, трое маленьких детей с небольшой разницей в возрасте, а он сам имеет слишком много рабочих обязательств, чтобы проводить с ними достаточное количество времени. До боли знакомая история. В моей памяти сохранилось очень мало воспоминаний о детстве, но даже в тех, которые есть, папы, к сожалению, нет. И хотя умом я понимаю, что папа вроде бы был, а по ощущениям его как будто и не было.

Есть у нас такое понятие - неполная семья, и многие психологи бьют тревогу: в такой семье ребёнок не может получить полноценного воспитания, ребёнку нужны оба родителя! А вы это полным семьям-то скажите, неполные и сами в курсе, что эта приставка "не" указывает на отклонение от нормы. В полных же семьях наблюдается внешнее благополучие, официально декларируется: "У нас всё хорошо". Но в России ведь всегда так: по документам одно, в реальности - совсем другое. В реальности - в любой семье ребёнок может испытывать дефицит внимания и недостаток общения с родителями, особенно если кто-то из родителей целыми днями пропадает на работе.

Очевидно, что такой расклад дел ни к чему хорошему не приводит. И этот нездоровый перекос в общении с родителями, когда папа появляется в совершенно эпизодической роли, машет ручкой, даёт конфетку и снова исчезает в неизвестном для ребёнка направлении, отражается на будущей жизни маленького человека, который с самого детства учится вычеркивать одного родителя из общей картины мира.

Сначала ребёнок не понимает, почему папы постоянно нет. Только что был, а потом опять пропал на неопределённое время. Где папа? Когда папа придёт? А что папа скажет? А что папа принесёт? Мама, где папа мой? Так хочется, чтобы папа был рядом, а не уходил на непонятную "работу". Сам Владимир Легойда в другой зарисовке передаёт ситуацию своего разговора с дочкой:

"Лиза: Папа, а ты сегодня будешь с нами?

Я: Да.

Лиза: И днем, и вечером будешь с нами?

Я: Целый день буду с вами!

Лиза: Я так и хотела. Это тебе, наверное, такой сон приснился, что Лиза хотела, чтобы ты был с нами".

Но рано или поздно ребёнок начинает воспринимать как норму, что папа "вроде бы есть, но его как бы нет". Он знает, что спрашивать маму, когда придёт папа, бесполезно - мама и сама не знает. Ей бы и самой хотелось знать. И вскоре появляется даже недоумение: зачем папа, если и без него мы прекрасно справляемся? Готовит мама, убирает мама, ругает мама, приласкает мама, а если мама ещё и работает... Папа-то зачем?

А ведь папа - самый важный наставник в жизни, именно он может заложить незыблемую систему ценностей в голову своего ребёнка, быть мудрым учителем и понимающим другом. Всё-таки мама, как бы она ни старалась, не может охватить всё: она стремится уберечь своё чадо от невзгод и окружить самой тёплой, мягкой, обволакивающей любовью, но редко намеренно старается как-то повлиять на его характер. Ведь не зря говорится, что именно мама принимает своего ребёнка таким, какой он есть.

И если папы всё время нет, кто станет такой незаменимой фигурой в жизни ребёнка? Если папа всё время пропадает на работе, исполняя свою функцию "добытчика" и отбрасывая в сторону другие, не менее важные отцовские обязанности, кто возьмёт в свою твердую руку маленькую ладошку ребёнка и поведёт за собой в эту страшную, непонятную жизнь? А в ответ: тишина...

Конечно, никто не призывает всех пап на свете дружно бросать работу и устремляться к домашнему очагу, но, может, хоть что-то получится отложить, сделать попозже, а то и вовсе на время от этого отказаться? Вот взять как раз Владимира Романовича, его послужной список, кажется, бесконечен: преподаватель, журналист, главный редактор, председатель Синодального информационного отдела - это только если выделить главное. Какой же у него должен быть сумасшедший график! И даже если получается у него всё это совмещать, как втиснуть в распорядок дня заботу о детях?

Есть мужчины, которые в работу не иначе как "убегают", скрываясь от пелёнок, детских криков и плача и назойливого зудения неожиданно ставшего таким противным голоса жены. Таким поможет разве что "отрезвляющий пинок", который претворить в жизнь может или друг мужчины, или его мать, или удачный пример какого-нибудь другого заботливого отца, или, что реже, его собственная неожиданно проснувшаяся совесть.

Есть мужчины, которые пропадают на работе с куда более благородной целью: добиться достойного заработка, чтобы обеспечить свою семью, и в том числе детей, самым необходимым. Но как бы ни были чисты помыслы такого мужчины, это не отменяет одного простого факта: детям нужен отец, а не мешок с деньгами. Лучше собрать вместе со своим сыном недорогой велосипед, чем вручить ему на день рождения навороченный байк, причём даже не лично, а с открыточкой: "Любимому сыночку". Лучше сделать вместе с дочкой кукольный домик из коробки, чем купить огромный розовый дворец, в котором могут поместиться все игрушки вместе с самой дочкой, но при этом не знать, почему кукла Света не дружит с куклой Ирой.

Но Владимир Легойда, как и мой собственный отец, хотя и относится, на мой взгляд, ко второй категории, всё-таки не типичный её представитель. Он, помимо всего прочего, еще и работает на благо человечества. Всё-таки церковная деятельность Владимира Романовича обязывает его всегда быть начеку: он должен уследить за всеми процессами в медиа-пространстве, которые относятся к Русской Православной церкви, и так направить информацию, чтобы она шла во благо, обращала людей к вере. Так и мой папа: он ещё больше приближен к Церкви, он - священнослужитель. И ежедневно он уделяет время десяткам и сотням прихожан, которые на исповеди изливают душу и делятся проблемами, помогает им разобраться в своей жизни.

Да, помогать людям - правильно, православно, если можно так выразиться. Но кому помогать и уделять время важнее: своей семье или всему остальному человечеству? У ребёнка, который с нетерпением ждёт возвращения папы с работы, ответ есть. Он горит в его чистых глазах, когда ребёнок смотрит на так медленно ползущие стрелки часов, которые совсем скоро должны возвестить приход любимого папы. И потухает, если любимый папа оказывается слишком уставшим, чтобы уделить время своему ребёнку, или, как было в моей семье, и вовсе не возвращается домой, потому что и на работе есть место, где поспать.

Быть отцом тоже надо уметь. Этому, наверное, еще и надо учиться: учиться вместе со своим ребёнком, которому многого и не надо - лишь бы папа был рядом, уделял свое бесценное время и внимание. Потому что ребёнок не будет ждать вечно, однажды он решит, что раз так, то и папа ему в жизни не нужен. Когда мой папа наконец захотел уделить мне внимание, было уже поздно: я была человеком с весьма устоявшимся мировоззрением, и неожиданно возникший папа со своим взглядом на вещи в него совершенно не укладывался. Поэтому я искренне надеюсь, что в семье Владимира Легойды, чьё интервью разбудило в моей душе давно, кажется, забытые детские переживания, ситуация сложится иначе. И для своих детей он станет не "человеком из телевизора", а очень даже реальным папой: самым близким другом и незаменимым наставником. И что сам он сможет вылезти из этого самого "телевизора" своей работы, чтобы установить с детьми прочную связь, которая будет притягивать их друг к другу до конца жизни. Сможет, пока не поздно.

 

Мария Кречетова, студентка факультета МЖ МГИМО

 

 
ЗАБЛУЖДЕНИЯ
 

16.

ПОЧЕМУ ИТАЛЬЯНЦЫ НЕ ЕДЯТ МАКАРОНЫ…

25.01.2002

 

17.

ЗАКОН ЕСТЬ ЗАКОН

13.11.2001

 

18.

КРАСОТОЮ СПАСЕМСЯ?..

20.06.2001

 

19.

ПРО РУКАВА И НЕ ТОЛЬКО

22.04.2001

 

20.

ПОЧЕМ ОПИУМ ДЛЯ НАРОДА?

16.04.2001

 
 
 
 
 
 
 
  © 2006-2007 www.umniki.ru
Редакция интернет-проекта "Умницы и умники"
E-mail: edit.staff@yandex.ru
Использование текстов без согласования с редакцией запрещено

Дизайн и поддержка: Smart Solutions


 
Rambler's Top100