Поиск по сайтуВход для пользователей
Расширенный поискРегистрация   |   Забыли пароль?
Зачем регистрироваться?
ТелепередачаAlma-materКлубКонкурсыФорумFAQ
www.umniki.ru / Клуб / Игра "Мир зеркал" /
  
  
 

19:23 4 Декабря 2017 - clblalackvirgi

Replik Schweizer Uhren aaa + Replik Schweizer Uhren [b][url=http://www.menswatch

  Читать далее

 
ИГРА "МИР ЗЕРКАЛ"
Эйзоптрос - архив 18
 

Пишет Алина. 06.07.14
- Подождите здесь, - лакей пододвинул Алине изящный стул, обитый янтарным бархатом. – Госпожа сейчас спустится, - он чуть поклонился и вышел из гостиной, тихо притворив за собой дверь.
Алина присела. Огромный попугай, сидевший на жёрдочке в золотой клетке, смотрел на неё опаловым глазом из-под крыла. Она разложила на кофейном столике все эскизы, которые принесла с собой. Некоторые пришлось положить на янтарный бархат оттоманки с ножками в виде золотых львов. Как всегда.Клиентку звали Марисия де Ла Гуэртто. Вдова покойного купца Ла Гуертто. Она приглашала Алину каждую неделю, но ещё ни разу не заказала ни одного платья, только внимательно рассматривала эскизы, спрашивала, какая будет использована ткань, какие нити и камни. Потом они пили чай, беседуя о погоде, столице, книгах и живописи.Алина подошла к окну. Отсюда открывался вид на сине-зелёное озеро с  кувшинками и пёстрыми утками. 
- Это бархат? – низкий женский голос заставил её обернуться.

- Кашемир, - Алина подошла к худощавой женщине лет пятидесяти в элегантном платье из молочного атласа и таких же перчатках. Она держала в руках один из эскизов.

– Бархат слишком тяжёлый для этих складок, будет смотреться чересчур объёмно. Но зато он подойдёт вот для этого платья, - Алина взяла другой набросок со стола.

- Нет, это мне больше нравится в драповом исполнении, - клиентка взяла со столика другой лист. – И сколько времени Вам нужно, чтобы сшить одно платье?

- То, которое вам понравилось, – неделя, если ни на что больше не отвлекаться, - ответила Алина, немного растерявшись от нового вопроса.

- Так много? – Марисия смерила её удивлённым взглядом, заставив Алину испытать неловкость. - Вы же держите ателье.

- У меня нет работников на постоянной основе, - робко ответила Алина.

– Только добровольцы, которые готовы помочь за печенье и чай с бергамотом, - улыбнулась она.Женщина положила эскизы обратно на оттоманку.

- Это так несерьёзно,  - покачала она головой. – Вас надолго не хватит, если будете все шить одна.

- Я не гонюсь за деньгами, - пожала плечами Алина.- Но женщины гонятся за Вашими платьями, - возразила Марисия.

– Я слышала о Вас даже в придорожной гостинице в Лайоме, что на полпути сюда. С этим нужно считаться.

- Я могу попробовать уложиться в пять дней с этим платьем для Вас, - сказала Алина.

- Но сколько платьев Вы можете пошить в таком режиме? Одно, два, три?

- А сколько Вы собираетесь заказать?

- Все.

- Все? – переспросила Алина.

- Да. И пусть половина будет готова через месяц.

- Месяц? Это невозможно, Вы же знаете!

- Возможно, если шить не одной, а с опытными помощниками, - Марисия присела на стул и жестом пригласила Алину сесть напротив.

Девушка присела на янтарный бархат кресла.

- Я собираюсь открыть ателье. Специально под Вас.

- Зачем? У меня есть своё ателье.

- Это не ателье, если вы одно платье неделю шьёте.

- Я Вас совсем не знаю, - привела Алина второй аргумент. – Как я могу Вам доверять?

- Риск обоюдный. В нашем с Вами случае.

- И Вы готовы рискнуть? Абсолютно не зная меня?

- Я Вас знаю лучше, чем Вы думаете. 

- Неужели Вы из ЦРУ? – пошутила Алина.

- Нет, к счастью.

- Чего Вы хотите?

- Хочу, чтобы моё ателье шило Ваши платья.

- Зачем это Вам?

- Если я вкладываю деньги, то хочу иметь гарантии, что платья войдут в моду и Ваши идеи начнут приносить прибыль.

- И Вы настолько уверены в моих платьях?

- Вполне, Алина. 

- Но зачем это мне?

- Будете заниматься любимым делом и получать бОльшие деньги.

- Я должна верить Вам на слово?

- Мы заключим с Вами договор в письменном виде. Будет вестись строгий учёт. Все получится честно. Я буду забирать восемьдесят процентов от прибыли. Двадцать – Вам.

- Это не очень честно, простите, конечно. Шестьдесят и сорок, с учётом Ваших вложений.- То есть, Вы можете вложить сорок процентов в обустройство ателье?

- А Вы можете вложить шестьдесят процентов? - парировала Алина достаточно смело.

- Семьдесят и тридцать.

- Шестьдесят и сорок.

- Хорошо, - женщина встала.

– Тогда завтра подпишем с Вами договор и через неделю поедем в столицу.

- Зачем в столицу? – не поняла Алина.

- Помещение под ателье находится на Да Винчи, - улыбнулась женщина. Улыбка у неё была приятная и тёплая.

– Знаю, что Вы жили в Эйзоптросе и хорошо ориентируетесь там, - она встала с кресла и направилась к дверям, отделанным янтарём. Обернулась, - соберите эскизы в одну папку, не потеряйте ни одного. Это – Ваше имя и мои деньги.

Алина написала Рейну письмо, полное признательности, зачехлила мебель, затворила ставни и отнесла ключ от дома Матильде. Поблагодарила ее за все, вручила Сибилле в подарок свою швейную машинку.
- Вам есть, где остановиться в столице, не так ли? - спросила Марисия, когда они въехали в город.

- Да, конечно.

- Тогда завтра приходите к моему дому на Читавеккья, и мы с Вами поедем смотреть помещение.

Алина вышла из кареты на Центральной площади. Снова фонтан, зеркала, университет, дом Тира, Ларс. Ларс. Потребовалось несколько часов, чтобы снять квартиру. Было тепло, и солнце рассыпалось в зеркалах на миллионы бликов. В воздухе стоял знакомый эйзоптросский запах – цветов, полыни и свежего хлеба. Она бродила по Центральному парку, мимо нового кафе на берегу озера, мимо резных качелей,  шатров, в которых продавались игрушки и леденцы. Ветхий домик, куда ее привозил когда-то Монтероне, уже снесли. Клумбы пестрели пионами и ирисами, вместо прошлогодних тигровых лилий.Больницу покрасили в свежий лимонный цвет. Скверик был полон пациентов и их родственников. Некоторые сидели в колясках, кто-то уже мог ходить с ходунками, с палочкой. А кто-то мог сам.Алина зашагала прочь.Она прошла мимо дома Тира, заглянула в окна, зная, что брата нет дома и дверь заперта. Все было хорошо. Тихо, чисто и спокойно. 

Ее новая квартира располагалась на севере города, на самой границе с парком. Просторная кухня и две комнаты. Окна выходили на восток и на запад. Она смотрела на закат, сидя на подоконнике у открытого окна. Это было начало, новая история, точно счет обнулился. Словно она никогда не жила в этом городе раньше, и город ее не знал, у них не было общего прошлого, того, что будило бы чувства. Табула раса.
Помещение под ателье было просторным и хорошо оборудованным. Огромные столы из беленого дуба, длинные стеллажи и изящные стулья того же дерева, ножницы из дорогой стали,  начищенный паркет, масляные натюрморты на стенах, швейные машинки с вензелем самой известной мануфактуры Мира.Но главное, воздуха и света было так много, что, переступив порог, казалось, попадаешь в сказку.Алина с Марисией обсудили все детали: клиентуру, ткани, которые следовало заказать, даже текст объявления о наборе портних. После этого Марисия пригласила ее на ужин, но девушка вежливо отказалась. Нужно было зайти к Тиру.
Брат был по-особенному весел и бодр. Он невероятно обрадовался ее приезду, новому занятию, лишь немного поворчал, что она не захотела жить в его доме.

- Я ожидала более бурной реакции, - призналась Алина, отмечая на подоконнике горшочек с геранью, на столе – вязанные крючком кружевные салфетки.

Тир перехватил ее взгляд.

- Да, вот так, - он посмотрел на сестру, в глазах его мелькнуло смущение.

– Я женюсь. В августе.

- Как так? – это были изумление, восторг и ревность одновременно. - Я как всегда пропустила самое интересное. И ты ничего мне не сказал? А родители знают?

- Знают. Я уже познакомил их.

Алина пыталась справиться с нахлынувшими эмоциями.

- А меня знакомить не будешь?

Тир улыбнулся открыто.

- Буду. Когда пригласишь нас на ужин.

- Какой ты вредный, - улыбнулась она.

- Хорошо, договорились. В субботу в пять.

- Мы придем.

Пишет Алина. 13.07.14

Ларс очень тосковал по опере. Особенно после того, как расстался с Алиной. Сердце в груди ныло и саднило так, что он не мог спать по ночам. Несколько месяцев работы в архиве и минимальные траты на себя позволили ему скопить сумму, достаточную, чтобы купить годовой оперный абонемент. Любимую ложу отвоевать у нового ушлого администратора не удалось, но он был рад и месту в партере. Двум местам.

Солидная сумма была потрачена и на пошив нового фрака. Старый, даже если бы Ларс его обнаружил на складе ЦРУ, вряд ли был бы ему впору: он много тренировался всё это время, и осанка изменилась. Знакомый портной разумно не стал задавать вопросов, когда увидел его. Кивнул, услышав заказ, и предложил снять новые мерки. И если во время второй примерки он практически устроил портному истерику, поддавшись приступу паники, что ничего не получится, то теперь, когда работа была почти закончена, жесткий каркас фрака придал ему уверенности, отражение в зеркале больше не насмехалось зло, а улыбалось торжествующе-высокомерно. Наряд дополнила сорочка с железно накрахмаленной манишкой, стоячим воротником с загнутыми углами, белый пикейный жилет и белый же шёлковый галстук-бабочка.

***

После долгого рабочего дня Алина направилась в сторону Браманте. Нужно было выполнить просьбу Марисии: обменять отрез молочного канидского шелка на сукно с севера у портного мужского ателье, ее давнего друга.Девушка легко взбежала по ступенькам и едва смогла открыть массивную деревянную дверь. 

- Добрый день, - она несмело прошла вглубь пустой приемной, по обе стороны которой располагались примерочные. Постучала в дверь мастерской, - я от госпожи Ла Гуэртто.

- Да-да, - откликнулись из крайней правой примерочной. - Подождите минутку.

- Конечно, - Алина присела в глубокое кресло, положив сверток из коричневой бумаги на столик.

Через несколько минут из примерочной вышел человек среднего роста, в руках у него была сантиметровая лента и лист бумаги с какими-то числами и записями.

- Вы принесли канидский шелк?

- Да, вот, - она встала и протянула ему сверток.

- Хорошо, - портной взял пакет, - сейчас принесу обещанное сукно, подождите, - и он исчез за дверью мастерской.

Ларс замер в примерочной, услышав знакомый голос. Он боялся шелохнуться, чтобы ничем не выдать своё присутствие.

- Вот Ваше сукно, - портной вернулся буквально через минуту.

- Простите, - Алина потрогала пальцами ткань. - Боюсь, это не совсем то, что нужно госпоже Ла Гуэртто. Северное тоньше и мягче.

- Согласен, что это не самый лучший образец, - кивнул он и задумался на секунду, - знаете, я могу предложить Вам эстрельский драп в коричневую клетку, он очень хорошо смотрится.

- Давайте.

Портной вновь ушел в мастерскую.

Ларс чуть приоткрыл полог примерочной и увидел, что сердце не ошиблось: это была Алина.

Девушка присела в кресло, устало опустив голову на руки.

- Вот, пожалуйста, - прошло не меньше десяти минут, прежде чем портной протянул ей новый сверток.

- Ой, какой красивый драп, - Алина отвернула уголок бумаги, чтобы рассмотреть ткань получше. - Очень мягкий.

Ларс украдкой наблюдал за ней: как садится, как рассматривает и гладит пальчиком ткань, как встаёт.

- Думаю, госпожа Ла Гуэртто останется довольна таким обменом, - улыбнулся портной.

- Спасибо, - кивнула Алина с благодарностью, - всего доброго, - и направилась к выходу.

- Подождите! - окликнул ее портной уже у самых дверей. Девушка оглянулась, - у меня есть еще кое-что для Марисии. Я сейчас, задержу Вас буквально на минуту, - он вновь исчез в мастерской.

Алина медленно вернулась в комнату и уже хотела снова присесть в кресло, но вдруг почувствовала, что за ней наблюдают: полог одной из примерочных был приоткрыт, и она могла бы поклясться, что видела взгляд этих глаз уже сотни раз.

- Ларс? - спросила одними губами.Он вышагнул в комнату. Но остановился в круге света от лампы, не решаясь подойти ближе.

Алина смотрела на него, не отрываясь. Сердце, еще минуту назад холодное и абсолютно безлюдное, заколотилось бешено.

- Очень хорошо сидит, - она услышала свой голос словно издалека.

- Спасибо, - он закашлялся от неловкости и попытался чуть ослабить галстук, который, показалось, начал его душить.

Она хотела броситься к нему, обнять, почувствовать его ладонь в своей, но вместо этого зачем-то сказала:

- Там булавка.

- Да? - рассеянно переспросил Ларс.

Алина кивнула и, секунду повременив, подошла несмело, аккуратно отколола иголку и чуть ослабила узел.

- Лучше? – спросила так, словно в Мире не было ничего важнее этого галстука и этой булавки.

- Теперь лучше, - он улыбнулся.

Пишет Лека. 17.07.14

Совместно с Нидой
После того, как без вести пропал ратман по безопасности и юстиции, Анлаф всерьёз обеспокоился вопросами личной охраны, превратив здание ратуши в хорошо вооружённый и оснащённый бастион. Новые правила безопасности выводили городских чиновников из себя, но высказать свои претензии бургомистру в лицо никто не посмел.ЦРУшное крыло делало ставки на то, как долго в центре столицы Лорд Хаос будет терпеть существование автономной и вооружённой до кончиков флюгеров цитадели и высокомерно посмеивалось над охраной ратуши из стражи Эйзоптроса.
- Добрый день, господин Анлаф, - Никта вошла в кабинет и остановилась ровно в центре узора ковра.

Бургомистр отметил про себя, что, несмотря на то, что это был её первый визит в его кабинет, она, казалось, нисколько не была удивлена отсутствию мебели.

- Добрый день, герцогиня Эрклиг, не нужно утруждать себя реверансом, - заботливо предупредил её он, - можно обойтись лёгким поклоном.

Никта вскинула бровь в удивлении.Анлаф не счёл нужным объяснять очевидные с его точки зрения вещи: они были равны по титулу, но он был старше по возрасту и по должности.Никта чуть заметно сжала зубы, чтобы не ответить на совет Анлафом советом, куда ему пойти со своими советами.

- Вы хотели о чём-то попросить меня, герцог? – посчитав до десяти, спросила Никта, сделав ударение на слове «попросить».

- Да, конечно, - Анлаф ощерился хищно, - я бы хотел попросить ЦРУ обеспечить мне личную охрану. Это возможно?

- У Вас в распоряжении вся стража Эйзоптроса, - в глазах Никты сверкнула сталь, - зачем Вам Цех?

- Позвольте мне решать, кого нанимать в телохранители, милая барышня, - вдруг сладко улыбнувшись, нахамил Анлаф.Никта вновь сделала паузу, чтобы не ответить грубостью на грубость, и спокойно ответила: 

- Цех не занимается обеспечением личной безопасности, бургомистр. Вам следовало бы проконсультироваться у своих советников относительно круга нашей компетенции прежде, чем приглашать меня на переговоры.

- А если Хозяин мира прикажет?

- Вот когда прикажет, - побелев от ярости, едва заставила себя удержаться от удара в челюсть Никта, - тогда мы и вернёмся к этому разговору.

- Милорд? – Анлаф развернулся к зеркалу.

- Обеспечьте охрану бургомистра, госпожа Эрклиг, - официальным шрифтом всех эдиктов Хаоса написалось на серебрёной поверхности.

- Как интересно, - хмыкнула Никта, отметив про себя странное обращение и чересчур уж по-казённому сухую формулировку, - хорошо, Ваше Хаотичество. Господина бургомистра будет охранять лучший из наших людей. Он совсем недавно получил награду за храбрость…

- Позвольте, я бы хотел провести собеседование с несколькими кандидатами прежде, чем выбрать одного, - перебил её Анлаф, обращаясь при этом к зеркалу, а не к начцеха.

На Никту это очередное хамство уже не произвело впечатления:

- Вы не являетесь профессионалом в нашем деле, бургомистр, Это Вам не конкурс на восстановление исторических зданий проводить и не мосты сносить. Придётся довериться нашему экспертному мнению. Ларс Хоод – прекрасный кандидат. Вы с ним обязательно сработаетесь. Есть у Вас с ним что-то общее.

Зеркало потемнело на секунду, а потом вспыхнуло серебром так, что обоим пришлось зажмуриться.

- Продано, - легла на стеклянную поверхность кроваво-красная печать.

- Вот и славненько, - сладко заключила Никта, - засим позвольте откланяться, милый сударь, - она присела в явно карикатурном книксене и, не дожидаясь ответа, покинула кабинет, по обыкновению громко хлопнув дверью.

- Сработаемся, - улыбнулся ей вслед Анлаф.


Пишет Никта. 23.07.14
- Мортифер этого бы не одобрил, - Красс усмехнулся в ус.

- Он никогда не возражал против того, чтобы я работала в Цехе, так что одобрил бы, - Никта чуть пришпорила коня, чтобы оказаться на полкорпуса впереди.

- Я про твой наряд, глупая, - рассмеялся Красс, - надо же было придумать!

- Удивишься, Бланк, но на Юг я не в первый раз уже под такой личиной путешествую, - хищно ухмыльнулась Никта.

- Анвар, Инширах, не отставайте, - поторопил спутников Бланк.

- Тахир ждёт нас в Йоалле? Почему не у себя, в Мострисе? – Никта с неодобрением нахмурилась на подчинённых Бланка.

Анвар и Инширах были опытными особистами, но до сих пор вели себя несолидно, когда вырывались поработать в «поле»: устраивали скачки наперегонки, дурачились и хохотали в голос над плоскими, пошлыми шуточками друг друга.

- В Йоалле лучший рынок наложниц в Мире, - Бланку была не по душе вся эта затея, но идти поперёк воли начцеха он не захотел: надёжнее было напроситься ей в провожатые, чтобы оберегать, - где, как не там Тахиру искать себе очередную «ясноликую звезду»?

Особисты прыснули от смеха, но, поймав злой взгляд начальницы, сделали вид, что ничего не слышали.

- Вернёмся, отправлю обоих на гауптвахту, - процедила сквозь зубы Никта. 

***

- Там будет четыре покупателя всего, - Бланк быстро нашёптывал ей на ухо инструкции, чтобы успеть до прихода распорядителя торгов, - будь послушной девочкой, не дерзи, делай всё, что скажут. Ни нам, ни Тахиру проблемы здесь не нужны. Останешься с каждым наедине, знаешь, что делать.

Никта кивнула.

На несколько минут её оставили наедине с собственными мыслями. Впервые за много-много дней. При слове «юг» внутри неприятно шевелился колючий ледяной страх. И её это бесило. Допрашивая Ричарда, болтая беспечно с Ксанфом, переругивясь с Анлафом, она всё время ощущала сковывающий волю ужас от предстоящей поездки.И теперь, стоя в тёмной комнатушке, больше похожей на шкаф, Никта, разодетая в шелка и парчу, зажмурила глаза и считала лихорадочно от ста до нуля, чтобы отогнать воспоминания о яме, казни и снеге в пустыне.

В комнате царил полумрак, покупатели сидели, развалившись вальяжно, на расшитых богато подушках. Девушки в полупрозрачных нарядах разливали им по пиалам чай и меняли сгоревшие благовония в специальных подставках. Никту подтолкнули вперёд.

- Драгоценный алмаз с севера, - голос Бланка звучал отчуждённо и неприятно на мавританском, - прекрасна лицом и статью, кроткая и молчаливая, грациозная и трепетная, словно лань. 

Служанки сняли с неё газовое покрывало, вышитое цветами. Гости одобрительно защёлкали языками.

- Обернись вокруг, - приказал Бланк.

Никта подчинилась.

- Сладкоречивая, музыке обучена, танцует как солнца луч на волне морской, - продолжал разливаться соловьём Бланк.

- Пусть станцует, - вдруг подал голос один из гостей.Служанки принесли музыкальные инструменты и заиграли известный во всём мире мавританский мотив.

Никта начала двигаться под музыку, вспоминая такт за тактом рисунок, которому её научили много лет назад в одной из "малин" Эйзоптроса мавританские куртизанки.

И страх вдруг исчез.

Девушка улыбнулась, сверкнула глазами на одного из покупателей и, ударив сагатами друг о друга, закружилась в бешеном, полном огня и страсти танце.Публика подбадривала её одобрительными возгласами и хлопками, а как только последняя нота растворилась в воздухе, первый из покупателей выкрикнул начальную сумму – 100 эйзонов. 

Незаметно для всех, разгорячённых танцем наложницы и жарким торгом, служанок сменили Анвар и Инширах. Они ловко подливали вина покупателям и внимательно следили, чтобы кубки оставались полными.

- Теперь ясно, что делать, если у ЦРУ вдруг финансовые проблемы возникнут, - Тахир расхохотался весело, - «синеокая лань».

- У нас ещё одно дело есть, - беззлобно прервала его Никта, - поможешь?

Тахир сплёл на круглом пузе короткие пухлые пальцы, украшенные драгоценными перстнями:

- От троих недругов меня избавили за раз. Наиб Фахриди – неплохой человек. Не мешает мне, но раз его убивать не собираетесь, почему бы не помочь?

- Этот неплохой человек северных детей покупает на рынке, - прокомментировала в сторону Никта.

- А ты людей пытаешь, «солнца луч на волне морской», - парировал Тахир.

- Чей бы верблюд мычал, - фыркнула Никта.

- Ладно, что нам с тобой считаться, - рассмеялся добродушно Тахир.

***

Дом Фахриди был самым богатым на Пустынной линии. Богаче был разве что у Ангона когда-то. 

- Охрана… - Никта покачала головой: дело перестало казаться плёвым. Она закрыла занавеску паланкина, - зачем ему столько людей?

- Чем ближе к морю, тем неспокойнее жизнь, - процитировал южную поговорку Тахир, - пираты, лихие люди, - он хмыкнул весело, - црушники ряженые, - махнул рукой, - мало ли.

- Будь осторожен, - предупредила его девушка, пропустив мимо ушей колкость.

- Это ты будь осторожна, - прохладно заметил он, - понравишься Наибу, мне тебя у такой армии не отбить.

- Я мало, кому нравлюсь, не беспокойся, о мой светлоликий властелин, - съязвила Никта.

- И всё-таки, - Тахир нахмурился, - не хочу, чтобы Мортифер мне во сне являться начал, если с тобой что по моей вине случится.

- Всё будет хорошо, - успокоила его Никта.

Носильщики паланкина остановились во внутреннем дворе.

Тахир вышел, закрыв плотно дверцу и задёрнув занавеску.

- Мир дому твоему, Наиб! – услышала Никта его голос, - как поживаешь, друг мой?

- Мир тебе, Тахир, - раздался голос хозяина откуда-то издалека, - каким ветром занесло тебя так далеко на восток?

- Был в Йоалле несколько дней назад, - весело ответил тот, - теперь вот к морю еду…

- Годы идут, а ты не меняешься, старый развратник! – рассмеялся Фахриди, - похвастаешься своей новой покупкой?

- Ну уж нет! – Тахир хлопнул себя по бокам, - отберёшь ещё. Вон народу-то сколько у тебя.

- Ты мой гость, Тахир, - нарочито сердито ответил хозяин, - здесь тебя никто не тронет. Закон Юга. Пойдём, пропустим по бокалу вина, друг мой. О твоих людях позаботятся.

За Никтой пришли через несколько минут, отвели в женскую половину дома, предложили чистую одежду, прохладные фрукты и щербет. Переодевшись и накинув сверху газовое расшитое мавританским узором покрывало, вышла во внутренний двор к фонтану. Анвар и Инширах, отдыхавшие в тени навеса за игрой в шахматы, вскочили на ноги, увидев её. Охрана Фахриди тоже напряженно следила за каждым её движением. Никта остановилась. Анвар, поняв её намерение, подошёл и указал в сторону женской половины дома. 

- Проверьте кухню и сараи, - быстро прошептала Никта, - детей в доме нет.

Анвар, продолжая подталкивать девушку в сторону дома, кратко ответил: 

- Понял. Сделаем.

Оказавшись вновь в доме, Никта решила проверить кухню и мужскую половину. Её едва не поймали за рукав, когда она выскользнула из кладовки со съестными запасами. Ребят по-прежнему нигде не было. Никта выругалась про себя: неужели продал или убил уже?

Поздно вечером Инширах сумел передать ей информацию о том, что один из мальчишек сидит в зиндане недалеко от дома, а второго – след простыл.

Поздно ночью её отвели к её господину в спальню. Тахир был навеселе и, казалось, совсем потерял осторожность, когда полез к ней целоваться. Никта аккуратно, но решительно нейтрализовала его попытки получить от наложницы «капельку ласки и тепла» и привела его в себя несильным, но болезненным ударом в челюсть.

- Мне нужно завтра оказаться у зиндана, с восточной стороны поместья, - прекратив романтические поползновения, серьёзно сказала Никта своему хозяину.

- Зачем самой так рисковать, пусть ребята его вынут? – удивился Тахир, кряхтя взобравшись на кровать, с которой его так ловко сбросили.

- Затем, что если это сделают они, нам придётся принять бой на чужой территории и уничтожить здесь всех. Ты этого хочешь?

- Нет, ты обещала, что здесь обойдёмся без жертв.

- Вот тогда сделай так, как прошу.

- Ладно, - Тахир похлопал по шёлковой простыне рядом с собой, - а теперь давай спать.

- Размечтался, - фыркнула Никта.

- Нам надо соблюдать конспирацию, свет моих очей! - «искренне» возмутился Тахир.

- Нам надо понять, где второй пацан, и вытащить из зиндана первого, - остановила его Никта, - ты ничего не разузнал у Фахриди?

- Ещё не хватало мне с другом про рабов говорить, - высокомерно бросил Тахир.

- Вот потому и не люблю ни Юг, ни Дакию, - заключила Никта, - ладно, ложись спать. Утро вечера мудренее.

Пишет Ксанф.18.08.2014

В последние месяцы в жизни доктора все было спокойно и размеренно. Хотя он и ловил себя иногда на излишней суетливости и каком-то напряжении без всякого на то повода, но это чувство  быстро проходило, стоило только вздремнуть на час-другой подольше.Прежде всего, приятно было получить письмо из Академии Эйзоптроса с приглашением на круглый стол – многих заинтересовали исследования  Ксанфа.  А  еще через несколько недель его совершенно неожиданно попросили принять участие в научной встрече хирургов в конце лета.  

Готовясь к выступлению, доктор никак не мог решить, стоит ли упоминать об успехе у Кристобаля и некоторых других пациентов. Ведь такой его метод лечения могли расценить как непроверенный, не имеющий научных расчетов и прогнозов  и, возможно, несущий чрезвычайный вред пациентам.  Взвесив все за и против, Ксанф решился все-таки прочитать доклад и поделиться своим скромным опытом, и среди коллег сразу почувствовал интерес  к результатам. Все же очевидно было, что отсутствие живых примеров перед глазами, которых можно было бы опросить, послушать и посмотреть  – это основной камень преткновения для дальнейшей работы. Но после того,  как старые профессора заявили, что и ранее уже слышали и даже читали о схожих случаях у врачей из Аквилона и Компира, воодушевление Ксанфа стало заметно невооруженным глазом.

И предложение Академии о необходимости путешествия для встречи с докторами дальних городов и изучение их методов лечения было логично и ожидаемо. Последнее слово оставалось только за Ксанфом, но он почему-то тянул с ответом и, время от времени, задумавшись над схемами и историями, вечно раскиданными на рабочем столе и диване, обращал взгляд к зеркалу.

Также необычайно порадовать Ксанфа должно было и согласие Никты на поездку к морю. От совместного отдыха молодой человек ожидал, прежде всего, сближения и рассчитывал, что девушка отвлечется, наконец, от бесконечных забот и невероятной ответственности, и сможет побыть такой, как ей захочется. Но и здесь все гладко было только снаружи. Его не напрасно беспокоило, что в последние встречи Никта выглядела особенно уставшей и расстроенной, хотя он и старался всячески развеселить ее.  А при совмещении отдыха с ее работой Ксанфа тревожило и то, что он может оказаться недостаточно полезным в этой поездке или некомпетентным в делах, а ведь ее желание сделать что-то вместе он рассматривал как шаг навстречу, и теперь необходимо было оправдать ее надежды.

Так что, отбросив все сомнения, доктор настраивался по-боевому и сдаваться никак не собирался.Раздумывая над тем, когда можно было бы начать его путешествие-изучение, он пришел к выводу, что поездка на Юг была бы сейчас удивительно вовремя, и ему хотелось поскорее обсудить это с девушкой. Не терпелось поделиться и тревожными мыслями об Эдварде – Ксанф намеревался рассказать Никте о друге – сообщить о том, что принял решение о его поиске. Словом, ответа Никты о том, когда она будет готова к путешествию, он ждал теперь с нетерпением.


Пишет Алина. 07.09.2014

Алина нервно расправила вуаль и убедилась, что шляпка приколота и не упадет.

- Мне ничего не видно, - тихо пожаловалась Марисии.– Я споткнусь и упаду.

Женщина улыбнулась светски, не поворачивая к ней головы.

- Просто не думай об этом.  Платье роскошно, а вуаль и шляпка нужны, чтобы не привлекать внимание к твоим волосам, - посмотрела на девушку так, словно хотела прочитать ее мысли.

- Не представляю, как можно было так себя изуродовать, зачем ты их обрезала?

- Так надо было, - рассеянно ответила Алина, поправляя  длинные красные перчатки.

Ей показалось, что на премьере оперы был весь город, весь Мир. Пока они поднимались по парадной лестнице, Марисия поздоровалась с полусотней своих знакомых, Алина не знала, куда деться от смущения, ей казалось, все смотрят только на нее, внимательно, любопытно, осуждающе.Марисия твердо взяла ее под руку и отвела в сторону.

- Перестань дергаться, - сказала спокойно. И уже мягче добавила, – если надела это платье,  веди себя как королева. Если не можешь  - лучше возвращайся домой.

Алина вдохнула глубоко. Расправила плечи, подняла подбородок, улыбнулась уверенно.

- Я могу.

Марисия кивнула. Это была ее идея. Прийти в оперу в нарядах, которые несомненно привлекли бы внимание света, и тем самым прорекламировать новое ателье. Алине в этом плане досталась  главная роль, так как сама Марисия не могла в своем возрасте и при своем положении позволить себе экстравагантные выпады.Они вошли в фойе.

Алина чуть улыбнулась гостям.

Алое шелковое платье с открытыми плечами точно сливалось с кожей, обтягивало тонкую талию и струилось на пол мягкими складками. Красные перчатки выше локтя и красная же крохотная шляпка с черной вуалью подчеркивали хрупкость плеч и нежную линию шеи.

Взгляды дам в кринолиновых платьях с широкими юбками, сшитыми по последней моде, были прикованы к незнакомке, где-то пронесся неодобрительный шепот, кто-то ахнул, но молодые девушки и их кавалеры не сводили с нее восхищенных глаз. Зал выглядел иначе. В новом сезоне директор оперы решил изрядно потратиться, чтобы перетянуть обивку на всех креслах, заменить занавес на сцене и поменять ткани в ложах.Теперь бархат был цвета тёмно-синих чернил. В приглушённом свете - почти угольным.

В сапфировой бездне партера вдруг вспыхнуло алое пламя. Столь яркий и дерзкий наряд не мог не привлечь внимания. Ларс чуть приподнялся на носках, чтобы рассмотреть её. Девушка была в шляпке и вуали, разглядеть лицо было практически невозможно, поэтому он разочарованно опустился в кресло: придётся ждать антракта, чтобы познакомиться с дерзкой любительницей оперы поближе.

Алина забыла о платье через несколько минут после того, как заиграл оркестр. 

Премьера была великолепна, главную партию исполнял талантливый дебютант, обладатель бархатного баритона, декорации сияли свежими красками.

Во время антракта, пока Марисия беседовала с потенциальными клиентами, Алина прогуливалась по фойе. В какой-то момент она снова испытала легкую неловкость из-за отсутствия кринолина, но, к счастью, это быстро прошло. Улыбнулась какой-то почтенной даме и отошла к окну. Тому, у которого они обычно встречались с Ларсом. По стеклу барабанил дождь.

Он остановился как вкопанный, увидев прекрасную незнакомку в алом рядом с окном, где он обычно встречался со своими информаторами.

Это было крайне странное совпадение.

Алина медленно провела пальцем по стеклу и отступила от окна.

- Добрый вечер, - машинально произнёс он до того, как осознал, что именно говорит и каким тоном.

Алина подняла глаза: перед ней стоял Ларс.

- Добрый вечер, - она была совершенно сбита с толку его внезапным появлением, но еще больше - официальным обращением.

- Как тебе представление? - словно не было между ними ничего.

- Красиво, - она огляделась по сторонам в поисках убежища от ледяного голоса Ларса, любопытных взглядов и себя в этом платье.

- Рад слышать, - он подошёл ближе. Неприлично близко.

Она стояла, не двигаясь, почти не дыша, в каком-то оцепенении.

- Почему ты ушла?

- Что? - не поняла Алина.

- Почему ты покинула меня?

- Ларс, - она положила ладонь в алой перчатке ему на грудь так, что со стороны казалось, будто отталкивала, - я здесь. Чувствуешь?

- Сейчас да, - он положил свою ладонь поверх её.

- На нас все смотрят, - сказала она беспомощно, но руки не отняла.

Ларс быстро убрал руку и, стремительно развернувшись, пошёл прочь.

- Ларс! - она бросилась за ним, но путь ей преградила Марисия.

- Что происходит?

- Мне нужно, простите, - Алина проскользнула мимо и успела схватить Хоода за рукав, прежде чем он скрылся в толпе.

- Не уходи.

Ларс остановился, обернулся.

- На нас все смотрят, - процедил с ледяной вежливостью.

Она провела кончиками пальцев по его губам, заставляя замолчать, поднялась на носочки и, обвив руками его шею, поцеловала.

Он обнял её и ответил на поцелуй так, как будто это был последний поцелуй в его жизни.

- Давай сбежим отсюда, - прошептала она, продолжая нежно обнимать его.

- Это невозможно. Я должен быть здесь до конца представления сегодня.

Она согласно кивнула, закрыла глаза и вновь коснулась губами его губ.

- Я люблю тебя, - шепнула ему на ухо.

- Ты ведь вернулась не из-за меня. Верно?

- Я думала, ты никогда не простишь меня.

- Тогда почему ты здесь? И в таком виде?

- Это просто работа, реклама нового ателье, я теперь шью платья, - она вдруг ужасно смутилась, вспомнив про свой вызывающий наряд, но тут же снова выпрямилась и посмотрела ему в глаза, - я правда так ужасно выгляжу?

- Напротив. Ты выглядишь ужасающе прекрасно. Я надеюсь, тебя проводят после окончания спектакля?

- Боюсь, что нет. Моя компаньонка, с которой я пришла, поедет к приятельнице после представления. Но ты же знаешь, я не боюсь ходить одна по темным улицам, - она смахнула несуществующую пылинку с его плеча.

- Прости, но я не могу позволить, чтобы ты шла домой одна, - он замолчал в неловкости.В этот момент служитель позвонил в колокольчик, приглашая публику в зал.

- Спасибо, - она поцеловала Ларса легко, выскользнула из его объятий, - мне пора, - улыбнулась солнечно и направилась к Марисии, которая ждала ее возле дверей.

Пишет Эцио. 14.09.14

Эцио лежал на дне карцера и равнодушно наблюдал, как белые личинки ползают по заплесневевшим кускам хлеба. Уже несколько дней он не вставал из лужи, которая не просыхала даже в сильную жару, не замечал мавра, который по утрам бросал ему еду и что-то грозно кричал. Не замечал, как день сменяет ночь. - Эцио! – донеслось до заключенного сверху. Эцио равнодушно поднял голову. Кэприсия с Илэрией стояли у края ямы и звали Эцио наверх. За ними стоял улыбающийся Орсо. Эцио попытался махнуть им рукой. Но вдруг любимые люди стали медленно отдаляться. Эцио чувствовал, что яма, в которой он лежит, становится глубже. Орсо с Илэрией все еще улыбались ему. Вдруг кто-то взял его за руку. Это была Кэприсия, она лежала на дне карцера рядом с ним и гладила Эцио по голове. Эцио улыбнулся и закрыл глаза. Ему было хорошо. Когда он снова открыл их, родные исчезли. Все было как раньше. Земляная яма, лужа, заплесневевший хлеб… Эцио снова прикрыл глаза и принялся терпеливо ждать, когда четкость сознания сменится приятными видениями. 
***
Каждый день в одно и то же время, ближе к полудню, к нему приходил мавр, бросал в карцер кусочек хлеба и опускал на веревке кожаный мешок с питьем.В последние дни этот ритуал изменился: мавр выливал на пленника ведро воды, надеясь привести его в чувство. Когда на этот раз Эцио окатили водой, он улыбнулся. Он плыл по Алциону вместе с родителями, сестрой и Орсо. Все смеялись. Брызгались. Дурачились. Эцио нырнул.

Пишет Лека. 15.09.14

Анлаф вошёл в здание больницы в окружении 4 стражников, которые моментально освободили холл от больных и персонала, разогнав всех по палатам и кабинетам. Глава охраны вытащил из-за конторки регистратора и, не особо церемонясь, почти буквально вытряс из него расписание работы дежурных врачей и номера их кабинетов.

- Второй этаж, господин бургомистр, - негромко произнёс охранник, нависнув на ухом начальника, - по лестнице и направо первая дверь.

Анлаф кивнул.

Двое охранников остались в холле, ещё пара последовала за бургомистром.Он вежливо постучал в облупившуюся, рассохшуюся, немного перекосившуюся из-за перепадов влаги и температуры дверь.

- Да-да! - раздался бодрый голос из-за двери.Анлаф с нескрываемым отвращением посмотрел на многократно окрашенную, облезлую и проржавевшую в нескольких местах дверную ручку. После нескольких мгновений колебания он решил-таки не искушать судьбу, подвергая себя риску заразиться какой-нибудь опасной хворью, и открыл дверь пинком.

- Добрый день, доктор Ксанф, - чтобы сгладить неприятное впечатление от столь грубого вторжения, благожелательно улыбнулся Анлаф хозяину кабинета.

- Добрый день, - доктор поднялся и улыбнулся тепло в ответ. - Проходите, пожалуйста.

Охранники ворвались в кабинет первыми, грубо оттолкнув доктора, обшарили кабинет на предмет наличия посторонних лиц и, не обнаружив оных, молча вышли, плотно прикрыв за собой дверь.

Анлаф застыл у двери.

- Мне нужна информация относительно одного из Ваших пациентов, - заложив руки за спину, чтобы случайно не коснуться чего-нибудь в этом рассаднике болезней, сказал он.

- Вы не могли представиться, пожалуйста? - Ксанф потирал ушибленную ладонь, которой налетел на угол стола.

- Я хозяин этого города, - усмехнулся Анлаф.

- Вот как? - доктор с удивлением посмотрел на гостя и тут же бросил взгляд на зеркало на своем столе.- Я был уверен, что хозяин у города, как и у всего Мира, только один. Простите, я могу узнать Ваше имя?

- Надеюсь, Вы понимаете, какое одолжение я Вам оказываю, продолжая отвечать на Ваши не самые разумные вопросы, - процедил через губу Анлаф, - я бургомистр столицы, герцог Анлаф.

Доктор несколько смутился в первый момент и, не зная, чего от него ждут, неуклюже поклонился бургомистру.- Простите мое невежество. Чем я могу помочь Вам?

- Мне нужна информация относительно одного из Ваших пациентов, - Анлаф уже начинал терять терпение: этому эскулапу приходилось по два раза повторять каждую фразу, - Ларс Хоод. Помните такого? – с нескрываемой заботливой скорбью, как если бы разговаривал с умственно отсталым подростком или безнадёжно дряхлым стариком, спросил он.

- Разумеется, - с готовностью кивнул доктор. - Какого рода информация Вам необходима?

- Начальник Цеха редких увеселений отрядил его в мою личную охрану, - медленно объяснил Анлаф, - из своих источников я узнал, что он недавно вышел из больницы, что Вы были его лечащим врачом, следовательно, Вы, как никто, знаете, сможет ли он на достойном уровне выполнять обязанности телохранителя. 

Ксанф нахмурился, обдумывая что-то про себя.

- Я действительно был лечащим врачом Хоода. Пациент прошел полный курс лечения и был выписан в удовлетворительном состоянии. Что же касается его профпригодности, насколько я знаю, при ЦРУ имеется собственное подразделение, оценивающее трудоспособность работников. Вам лучше обратиться туда. А я, к сожалению, не компетентен в этом вопросе, поскольку не знаю нагрузок, формата и прочих тонкостей работы, - молодой человек развел руками.

Анлаф достал из внутреннего кармана сюртука медицинскую карту Хоода и открыл её на последней странице: 

- Посттравматический стресс. Вами написано. Можете расшифровать?

- Конечно. Ставится во всех случаях после оперативных вмешательств. - Доктор понизил голос, в тоне появились нотки сожаления. - Вы же понимаете, что нынешняя анестезия оставляет желать лучшего. Мы вынуждены ставить этот диагноз с момента проведения операции, ведь никогда не можем точно сказать, насколько хорошо смогли обезболить. Даже в тех случаях, когда речь идет о вывихе пальца или сломанном носе.

- Или вскрытой грудной клетке, да? – пролистнул пару страниц Анлаф, - разве после такой операции при «нынешней анестезии» он не должен стать инвалидом?

- Должен?! - изумился Ксанф. - Может, но не должен. Повторюсь, мы не всегда можем предсказать эффект лекарства, но в большинстве случаев оно действует на сто процентов. Этот диагноз - страховка врача до тех пор, пока пациент не проснется, не начнет разговаривать, ходить, питаться.

- Да Вы просто чудесный врач, Ксанф, - всплеснул руками театрально Анлаф, - а я-то был уверен, что чудеса в городе, как и во всем Мира, может делать только один! Правда вот подпись – бургомистр углубился в чтение карты, чтобы не перепутать термины, - «истерическая амнезия травматической природы» в волшебное исцеление как-то не вписывается. Не находите?

- Вы позволите взглянуть?

- Нет, конечно, - ответил Анлаф, - Вы же не станете обвинять герцога и бургомистра столицы во лжи, правда? Там написано ровно то, что я прочитал.

- Ни в коем случае, - доктор поднял ладони кверху. - Но если позволите посмотреть контекст записи, а также мы уточним, кто ее сделал, то это даст мне больше возможностей объяснить Вам указанный диагноз.

- Я не знал, что Вы ещё и в психиатрии спец, доктор. Удивительный талант. Я в восхищении. Хорошо, - он ловко убрал карту обратно во внутренний карман сюртука, - я узнал то, что мне было нужно узнать. Надеюсь, то, ради чего Вы наняли свою знакомую герцогиню убить пациента, который жил у Вас после выписки со своей невестой, стоит того. И совесть Вас не замучит.

Если бургомистр и рассчитывал на какую-либо реакцию, то Ксанф, похоже, его окончательно разочаровал, когда в ответ лишь вздохнул печально.

- Не понимаю, о чем Вы. Но, если я могу сделать для Вас еще что-нибудь?

- Нет-нет, что Вы?! Вы и так очень много сделали для меня сегодня, - Анлаф усмехнулся одним уголком рта, - до свидания, доктор.

Он снова пнул носком сапога дверь, чтобы стражники открыли её, и ему не пришлось прикасаться к дверной ручке. 

- Изымите все истории болезней пациентов, которых вёл доктор Ксанф, - приказал он начальнику своей охраны, спустившись в холл.

- Да, господин бургомистр, - тот бросился исполнять приказ, стоило Анлафу выйти за дверь.

Пишет Алина. 21.09.14

После окончания спектакля Алина попрощалась с Марисией, вышла на улицу и, закутавшись в пелеринку, стала искать глазами Ларса.

К зданию подъехала чёрная блестящая карета. Из неё неспешно вышел Ларс, подошёл к Алине и протянул руку, чтобы помочь сесть в карету.

Она вложила свою ладонь в его, и через минуту они уже ехали по улицам ночного города.Сидя напротив Ларса, Алина пыталась рассмотреть в темноте его лицо и не могла. Лишь изредка тусклый свет газовых фонарей проникал в карету, скользил по черному бархату сидений и на мгновения освещал черты Хоода. 

- Я скучала по тебе.

- Я - тоже.Алина улыбнулась.- А куда мы едем?

- Куда скажешь.

- А мы можем поехать за город? - вдруг спросила она.

-  Не думаю, что это хорошая идея. На дворе ночь.

- Ну, Ларс, пожалуйста, - она пересела рядом с ним и обняла так, что ее лицо оказалось близко-близко к его, - вот именно, что ночь. Можно лежать на траве и смотреть на звезды, в городе их совсем не видно. Конечно, это неразумно и даже немного безумно, но какая разница?

- Ты давно не была в столице, - он обнял её одной рукой, украдкой вдохнув запах волос на макушке.

- Разве здесь что-то изменилось с тех пор? - она положила голову ему на плечо.

- Многое.

- Что, например?

- Алина, мы не будем это обсуждать. Если ты не хочешь пока ехать домой, мы можем прокатиться по городу.

- Хорошо, - она пожала плечами. - Мне все равно, можем ехать, куда ты скажешь, и обсуждать то, что ты хочешь.

Ларс промолчал в ответ.

- Мне казалось, я умерла, когда ты ушел в Новый год, - она плотнее укуталась в пелеринку и прижалась к Хооду, - не помню, как жила следующие несколько месяцев. Весной забрала документы из университета и уехала в маленький городок под Низалем. Там очень красиво. Горы и тишина. У меня было много времени, я стала шить платья. А потом одна клиентка предложила мне работу в ее новом столичном ателье, - она снова поежилась, - знаешь, я поняла, что все не имеет значения: что правильно, а что нет, что кто думает, и все такое. Если сейчас нам хорошо, нужно наслаждаться моментом, ведь мы никогда не знаем, когда он закончится, - она подняла голову и посмотрела на Ларса, - Я не хочу  жалеть, что мы потратили это время на то, чтобы выяснять, что обсуждать и куда ехать. Это абсолютно неважно.

- Ты совсем взрослая стала, - вздохнул Хоод.

- Это плохо? - улыбнулась она.

- Нет, но мне страшно подумать, что ты пережила, чтобы это произошло так стремительно, - он погладил её по голове.

Она лишь нежно коснулась губами его губ в ответ.Он ответил на её поцелую осторожно.Она обвила руками его шею, запустив тонкие пальцы в волосы на затылке.

- Где ты остановилась?

- На севере, за парком, на Цветочной улице.

- Хорошо, - Ларс открыл окошечко и дал указания кучеру.

- Вижу мастерскую руку Жан Поля, - улыбнулась Алина, проведя рукой по его волосам.

- Это не Жан Поль, пуговица, - рассмеялся Ларс, - учить и учить тебя ещё.

- А кто же? - она вдруг рассмеялась вместе с ним, не в силах сопротивляться ощущению беспричинного счастья.

- У меня денег на него не хватит пока, - фыркнул весело Ларс, - наш цирюльник штатный постарался.

- Хорошо получилось, - Алина снова положила голову ему на плечо.

- Я ему передам, - он обнял её.Она прижалась к нему и закрыла глаза.

- Пусть он едет помедленней.


Ларс помог ей выйти из кареты и проводил до парадной.Алина обняла его на прощание. 

- Люблю тебя, - шепнула на ухо.

Он оглядел дом.

- Тебе не страшно здесь одной? Мастеровая слобода как никак.

- Иногда по ночам, когда шум и голоса на улицах, немного не по себе, - призналась Алина, - но ведь я целыми днями пропадаю в ателье на Да Винчи, поэтому ничего.

- Как же я теперь тебя оставлю одну здесь на ночь?

- Не переживай, - Алина улыбнулась, приподнялась и поцеловала его в щеку легко.

- Ты же сам сказал, я стала совсем взрослой. Я не боюсь, правда.

- Хорошо, - он поцеловал её в ладошку в ответ, - тогда... Спокойной ночи...

- Спокойной ночи, - она медленно провела ладонью по его щеке.

- До встречи, - он медлил.- До встречи, - повторила она.


***

Она нашла в темноте его руку.

- У меня нет ни чая, ни кофе, ничего, кроме одного апельсина, - тихонько перевела дыхание, - но я не хочу, чтобы ты уходил.

- У тебя нет денег на продукты?

- Дело не в этом, - она улыбнулась.  

- Просто я почти не ем дома.

- И чем мы будем завтракать?

- Мы подумаем об этом завтра, - она потянула его за собой в подъезд.

Он послушно последовал за ней.В комнате повсюду были разложены листы с эскизами.

- Располагайся, - Алина принялась складывать рисунки в одну папку.

- Здесь не так уютно, как в той квартире, - оглядевшись, заметил он.

- Да, - согласилась Алина, - никак не могу привыкнуть.

- А где твой брат?

- Он женился, - просто ответила она.

- О! Поздравляю, - Ларс убрал подушку с кресла и опустился в него устало, - первая хорошая новость.

- Какая будет вторая? - спросила она с улыбкой, убирая папку с рисунками на антресоли.

- Поживем - увидим, - пожал плечами Ларс.Она села напротив Ларса в кресло и медленно стянула перчатки.

- Расскажи, как ты жил.

- Прекрасно, - он откинулся на спинку кресла по-хозяйски, - вернулся на работу вот. Снова кадрю юных стукачек в опере.

- Я думала, твоя работа заключается не только в этом.

- Сейчас это почти единственное, что я могу делать с прежней эффективностью, - он с высокомерной вызывающей улыбкой бросил холодный взгляд на Алину.

- Не только, - она встала, обошла кресло Ларса, аккуратно заставила его положить голову на спинку и, склонившись над его лицом, поцеловала нежно.

Он взял её за руку, заставил выйти из-за кресла и притянул к себе требовательно.Она села к нему на колени, дыхание перехватило.Он снова поцеловал её долгим страстным поцелуем.Она чувствовала биение его сердца под своей ладонью, его руки вокруг своей талии, свою душу, падающую в бездну.

Благодаря воздушной ткани платья и отсутствию привычного, плотного, как броня, корсета, он чувствовал жар и шёлковистость её кожи под своими пальцами. Он припал губами к её шее.Она запрокинула голову и, закрыв глаза, запустила пальцы в волосы Ларса, ощущая, как его горячее дыхание превращает холодный воздух комнаты в обволакивающее облако, стирая все слова и мысли.

Пишет Никта. 04.10.14

Совместно с Лордом Хаосом

- Мы вовремя приехали, - Бланк в который уже раз неодобрительно покачал головой, глядя на лежащего в забытьи головой на коленях Никты Эцио.

Никта погладила мальчика по волосам осторожно:

- Не совсем. Вовремя – это если бы двоих спасли. Жаль второго. 

- Анвар позаботится о его теле. По крайней мере, это мы для него ещё можем сделать, - кивнул Красс.

- Этого довезите живым до столицы, - Никта открыла дверцу кареты на полном ходу и крикнула вознице остановиться.

- Ты куда?! – всполошился Бланк.

- Надо одно дело сделать, - Никта забрала оду из посёдланных лошадей и, не дожидаясь возмущения или новых уговоров со стороны Красса, рванула вперёд по пыльной южной дороге.

Пишет Алина. 04.10.14

Ларс тихо встал, заботливо укрыл спящую Алину одеялом, быстро оделся и выскользнул из квартиры бесшумно.

Она проснулась через несколько минут. Хоода не было, за окном шел дождь, и серый эйзоптросский свет наполнял комнату до самого потолка. На полу горело алым вчерашнее платье. Алина завернулась плотнее в одеяло, обняла подушку, на которой спал Ларс, и, уткнувшись в нее носом, снова уснула.

Он вернулся через полчаса. И, с радостью обнаружив, что Алина ещё не проснулась, прошёл на кухню. Развёл огонь в очаге. Поставил кофе в турке, нарезал свежий хрустящий хлеб, молодой козий сыр, пожарил омлет с сыром и помидорами.

Ей снилось маленькое кафе на да Винчи, где люди завтракали салатом из черных маслин и помидоров с крохотными шариками жареного сыра цвета охры, и этот умопомрачительный запах распространялся на несколько кварталов, беззастенчиво проникая в антикварные лавочки, ювелирные магазины и новое ателье.

Он подошёл к ней и поцеловал в маленький доверчивый носик.

- Просыпайся, котёнок, - он погладил её по голове, - завтрак готов.

Алина открыла глаза.

- Я думала, это сон, - сказала так, что было непонятно, что она имела в виду: то ли Ларса в этой комнате, то ли то кафе на да Винчи, то ли невозможный запах, доносящийся из кухни, - очень вкусно пахнет, - она нежно обняла его и поцеловала.

- Где ты взял продукты?

- Украл, - то ли пошутил, то ли всерьёз ответил Ларс.

- Мммм, - она улыбнулась, - в таком случае завтрак должен быть еще вкуснее, чем кажется.

- Вставай, остынет всё, - он взял её за руку, - или мне придётся донести тебя до кухни на руках.

Она плотно завернулась в одеяло, как в кокон, и спустила ноги на пол.

- Эх, пуговица, - вздохнул Ларс, подхватил её на руки и отнес на кухню.

Аккуратно усадил девушку за стол, поставил перед ней тарелку с омлетом, сыр, хлеб и кружку с кофе.

- Приятного аппетита.

- Спасибо, тебе тоже, - она улыбнулась счастливо и попробовала кусочек омлета.

- Ларс, ты ведь знаешь, что вкуснее тебя никто не готовит в этом городе?

- Могу поспорить с этим, - Ларс сел рядом с кружкой кофе, - на Да Винчи есть прекрасный ресторанчик, в котором готовят лучшие в Мире завтраки.

- Ты был в моем сне? - она посмотрела на него удивленно, - это место снилось мне час назад, хотя я не была там ни разу, только проходила мимо.

- Как-нибудь сходишь туда обязательно, - он встал, поставил кружку на плиту, - мне пора...

- Спасибо, - она встала и, придерживая одеяло, обняла его, - за завтрак, - добавила зачем-то. - Ты придешь вечером? Я могу приготовить ужин.

- Не знаю, - он обнял её в ответ, утонув в тёплом как парное молоко запахе девушки. Не удержался, поцеловал так, будто расставался с ней навсегда.Она ответила на его поцелуй так же страстно. Обняла крепко.- Если с тобой что-нибудь случится, я умру.

- Нет, - он погладил её по голове и вышел из квартиры.

 
ИГРА "МИР ЗЕРКАЛ"
 

1.

Эйзоптрос - продолжение

05.03.2017

 

2.

Эйзоптрос-архив 19

05.08.2015

3.

Эйзоптрос - архив 18

06.10.2014

 

4.

Эйзоптрос - архив 17

23.01.2014

 

5.

Эйзоптрос - архив 16

01.09.2013

 
 
 
 
 
 
 
  © 2006-2007 www.umniki.ru
Редакция интернет-проекта "Умницы и умники"
E-mail: edit.staff@yandex.ru
Использование текстов без согласования с редакцией запрещено

Дизайн и поддержка: Smart Solutions


 
Rambler's Top100