Поиск по сайтуВход для пользователей
Расширенный поискРегистрация   |   Забыли пароль?
Зачем регистрироваться?
ТелепередачаAlma-materКлубКонкурсыФорумFAQ
www.umniki.ru / Клуб / Литературный клуб / Литература востока /
  
  
 

07:00 1 Октября 2018 - clblalackvirgi

bästa schweiziska replika klockor bästa replika klockor [b]hög kvalitet

  Читать далее

 
ЛИТЕРАТУРА ВОСТОКА
Литература Японии
 

Японская литературная традиция считается весьма древней и высокоразвитой. Хотя самые ранние письменные произведения относятся к VIII в. н. э., существуют основания считать, что устная традиция восходит к несравненно более раннему периоду. Возникновение же письменной литературы связано с заимствованием китайской иероглифической письменности, на основе которой в IX в. был разработан японский алфавит — кана, служивший для передачи фонетического строя японского языка. Японская литература очень долгое время находилась под влиянием литературы китайской, и многие ее произведения создавались именно на старокитайском языке. Первыми письменными памятниками японской литературы являются «Кодзики» и «Нихон секи», представляющие собой собрания японских мифов и преданий о деяниях богов и легендарных героев, а также сведения о событиях реальной японской истории дохэйанского периода. Составлены они были под эгидой императорского двора в период Нара. Период Хэйан считается расцветом придворной литературы, как прозы, так и поэзии. В это время складываются такие литературные жанры, как «моногатари» — сказание и никки — «дневник». Шедеврами этих жанров считаются «Гэндзи моногатари» («Повесть о Гэндзи») Мурасаки Сикибу и «Макура-но сосии» («Записки у изголовья») Сэй Сёнагон. Развивается также жанр ута моногатари — сказания в стихах, примером которого может служить «Исэ моногатари» («Сказания Исэ»). В период Камакура и Мурома, когда ведущую роль в японском обществе играло военное сословие и самураи, большую известность и популярность приобретают гунки моногатари — военные хроники, представляющие собой собрания легенд о событиях и героях известных самурайских войн. До того, как эти легенды и истории были записаны, они существовали в устной форме. Самыми известными гунки-моногатари XIII—XV вв. являются «Хэйкэ-моногатари» («Сказание о доме Тайра»), посвященное войне 1180—85 гг. (так называемая «война Гэмпэй») между самурайскими родами Тайра и Минамото и крушению клана Тайра; «Хэйдзи-моногатари» и «Хогэн-моногатари», рассказывающие о смутах 1156—1160 гг., предшествовавших войне Гэмпэй; «Тайхэйки» («Хроники «Великого Мира»), посвященные серии кровавых войн XIV в., приведших к падению сёгуната Камакура, кратковременному возвышению императора Го-Дайго (1288—1339) и установлению сёгуната Асикага (Муромати). Подвигам полулегендарных героев Минамото Ёсицунэ и братьев Сога посвящены «Гикэйки» («Сказание о Ёсицунэ», XV в.) и «Сога-моногатари» (XIV в.). К жанру военных хроник можно также отнести и более ранние произведения, написанные, однако, не на японском, а на старокитайском языке — «Сёмонки» (X в.) «Муиуваки» (XI в.) и «Кондзякумоногатари» (начало XII в.). Сюжеты военных хроник послужили основой для многих пьес в стиле но, кабуки и дзёрури.

Классическим жанром японской поэзии считаются стихи в стиле «вака» («японский стих»), называемые также танка («короткий стих»), ибо состояли из пяти строк, в которых был всего 31 слог (5—7—5—7—7). Термин вака возник во времена Хэйан — им обозначали «высокую» поэзию на японском языке (известную ранее как ямато-ноута). Поэзия вака пользовалась особым покровительством императорского двора. При дворе устраивались специальные поэтические состязания (ута-авасэ), лучшие стихи объединялись в императорские сборники. Первым из таких сборников (конец VIII в.) является «Манъёсю», буквально — «Коллекция из десяти тысяч листьев» (т. е. стихов), состоящий из 20 томов, объединяющих в общей сложности 4516 стихотворений-вака. Следующим обширным поэтическим сборником стал «Кокинсю», завершенный к 905 г. За этим сборником последовало еще 20 императорских антологий стихов вака, объединявших произведения лучших японских поэтов, среди которых — многие японские императоры, высшие государственные чиновники и придворные, дзэнские монахи и воины-самураи. Последняя антология была завершена в 1439 г., однако жанр поэзии века развивается и по сей день. Возвышенные и глубоко лирические стихи были со времен Хэйан способом общения между влюбленными; придворные-аристократы соперничали друг с другом в остроумии посредством стихов, ибо по умению мгновенно сочинять точные и изысканные стихи по любому поводу судили об уме и воспитании человека. Отсутствие поэтических талантов могло пагубно сказаться на карьере придворного. Любимой поэтической игрой было сочинение так называемых рэнга — «совместных стихов»; в их сочинении участвовало сразу несколько человек. Один задавал первые три строки (5—7—5 слогов), другие — последние две (7—7 слогов). Рэнга стал одним из наиболее популярных поэтических жанров. Во времена Эдо появился другой жанр — хайку, или хайкай, хайкай-но рэнга, 17 слоговой стих (5—7—5), допускавший более разговорный стиль и потому считавшийся более «легкомысленными» по сравнению с «серьезной» поэзией вака Тем не менее в период Эдо более «демократичные» стихи хайку нашли широчайшее признание и стали неотъемлемой чертой японской городской культуры XVII—XIX вв. Наиболее признанными поэтами, творившими в жанре хайку, считаются Нисияма Сёин (1605—82), Ихара Сайкаку (1642—93), Уэдзима Оницура (1661—1738), а также Кониси Райдзан, Икэниси Гонсуй, Ямагути Содоо и многие другие. Однако наиболее известным мастером хайку считается великий Мацуо Басе (1644—94), поэт мировой величины, на творчество которого значительное влияние оказали идеи дзэн. Ниже приводится одно из его стихотворений (перевод В. Марковой):

На голой ветке
Ворон сидит одиноко
Осенний вечер

Среди многочисленных учеников Басе (их было более 2000) особо известны Такараи Кикаку (1661—1707) и Мукаи Кёраи (1651— 1704). В период Эдо большую популярность получили отоги-дзоси — легенды, притчи и рассказы, возникшие в устной форме как анонимные произведения еще XIV—XV вв.; с XV11 в. их стали издавать ксилографическим способом, часто с иллюстрациями. Поскольку записывались они не иероглифами, а алфавитом кана, то становились доступными самому широкому кругу читателей из городских низов, а потому пользовались особым спросом. В период Эдо оформляется и авторская проза, на стиль которой значительное влияние оказали отоги-дзоси. Главным жанром долгое время был гэсаку — жанровые развлекательные рассказы, главной темой которых были забавные истории из окружающей жизни. Литература в жанре гэсаку делилась на несколько направлений: сярэбон — «остроумные рассказы», главной темой которых в основном были развлекательные и нередко циничные истории, в том числе — из жизни «веселых кварталов»; коккэибон, «юмористические книги»; ниндзсобон — «книги людских страстей» — сентиментальные, но очень реалистические истории о дамах из «кварталов наслаждений» и их поклонниках. Наиболее известные прозаики XVII в.— это Ихара Сайкаку (1642—93), Нитидзава Иппу (1665—1731), Эдзима Кисэки (1666—1735); XVIII — первой половины XIX вв.— Сантоо Ксодэн (1761—1816); Уэда Ааинари (1734—1809), мастер мистических повестей Рюутэй Танэхико (1783—1842), Такидзава Бакин (1767—1849), Дзиппэнсай Иккю (1765—1831), Тамэнага Сюнсюй (1789—1843) и др. Последним крупным автором, работавшим в стиле гэсаку, был Каяагаки Робун (1829—49). Стиль гэсаку не пережил падения сёгуната Токугава, в новой японской литературе конца XIX— начала XX вв. наметился резкий перелом, вызванный влиянием и популярностью западной литературы.

Е.М.ПИНТУС. Кодзики - записки о деяниях древности.
Предисловие Ясумаро. Глава 1
Я говорю, Ясумаро: В те времена, когда Хаос уже начал сгущаться, но еще не были явлены ни Силы, ни Формы, и не было еще ничему Имени, и ни в чем Деяния, кто мог бы тогда познать его образ?

Но вот настало впервые разделение Неба-Земли, и три божества совершили почин творения; и раскрылись мужское и женское Начала, и Два Духа стали родоначальниками всех вещей.

И вошел Он во мрак, и выступил на свет; когда Он омыл глаза, солнце и луна пролили свой блеск; и поплыл. Он, и погрузился в воды моря; и когда Он омывал свое тело, возникли небесные и земные божества.

Великое Начало - отдаленно и темно, и только на основе первоначальных учений познаем мы те времена, когда зачата была суша и порождены острова. Первоначало - далеко и скрыто, и только опираясь на былых мудрецов, мы проникаем в те времена, когда порождены были боги и поставлены люди.

И вот, узнаем мы о том, что прикреплено было зерцало и выплюнуты яшмы и что наследовали друг другу сотни царей; и что перекушен был меч и что рассечен был змий; и как потому умножались мириады божеств."

И учинили совет у Тихой Реки и умиротворили все Поднебесье; повели беседу у Малого Берега и очистили всю Землю.

Тогда бог Хо-но-Ниниги впервые сошел на вершину Такати, и Небесный Владыка Каму-Ямато пересек страну Аки-цу-сима."

Медведь-оборотень выпустил свои когти, и был добыт небесный меч у Такакура; хвостатые существа представали ему в пути, и большой ворон указал дорогу на Есину.

Танцуя рядами, уничтожили они мятежников; внимая песне, ниспровергли они врагов.

Был он наставлен сном и воздал поклонение небесным и земным божествам, и так прославили его Мудрым Правителем; следил он" за дымом и оказал свою милость народу, и доныне зовется в предании Святым Государем.

Утвердил он границы и просветил страну, и установил он законы в ближней Афуми; поверял он кабанэ и отделял удзи, и правил он страною в Дальней Асука.

И хотя медленный шаг и быстрый бег у каждого были разны; и хотя пышная роскошь и скромная простота у всех них были отличны; но не было ни единого, кто, созерцая старину, не улучшал бы нравы и обычаи, что уже приходили в упадок; или наблюдая современность, не восстанавливал бы законы и учения, что уже близились к исчезновению.

Предисловие Ясумаро. Глава 2

И вот наступил светлый век Небесного Владыки, который в Великом Дворце Киёмихара в Асука правил страной О-я-сима.

Тогда Сокрытый Дракон воплотил в себе Великое Начало, и Непрестанный Гром ответствовал временам.

Услыхал он во сне песнь и помыслил, что свершит свои деяния; достиг он ночной воды и познал, что вступит во владение наследством.

Но не исполнились еще небесные сроки, и вот - как цикада скрылся он в Южных Горах; обращались к нему все люди и дела, и вот -- как тигр выступил он в Восточную Землю.

И разом тогда вступил Император в колесницу, и перевалил через горы, и переправился через реки; и шесть дружин его грохотали, как гром; и три отряда поспешали, как молния.

И копья в руках их подъяли свою мощь, и смелые воины воспрянули, как дым; алые знамена сверкали посреди оружья и жалкая свора" рассыпалась, как черепицы.

И не завершился еще круг дней, как злые силы были очищены.

Тогда отпущены были быки, и кони отведены на отдых, и с победными кликами вернулся он в "Цветущее Лето"; свернуты были знамена и отставлены метательные копья, и с пляской и пением пребывал он в столице.

Было это в год Петуха, в месяц второй; в Великом Дворце Киёмихара вступил он на небесный трон.

И в пути превзошел он Кэн-ко; в Добродетели он был выше Сю-са.

Тогда взял он Небесную Печать и стал править шестью небесными сторонами;" достиг он Небесного Владычества и овладел восемью пустынями.

И воссел он на Надлежащее в двух Мировых Силах и управлял Порядком пяти Стихий.

И утвердил он божественный закон, и поощрил тем добрые обычаи; распространил он светлые нравы и просветил тем страну.

И более того: море его мудрости было широко и необъятно, и глубоко погружался он в отдаленную старину; зерцало души его было светло и лучезарно, и ясно узрел он прошедшие времена.

Предисловие Ясумаро. Глава 3

Тогда повелел Небесный Владыка: "До нашего слуха дошло, что императорские летописи и исконные сказания, кои находятся во владении различных родов, расходятся с правдой и истиной, и к ним примешалось множество лжи и искажений.

Если ныне не исправить эти ошибки, то не пройдет много лет, как смысл сказаний погибнет.

А они суть основа ткани государства и великий оплот монархии.

Посему нам угодно, чтобы были составлены и записаны императорские летописи, распознаны и проверены старинные сказания, устранены заблуждения и установлена истина, и чтобы она была поведана грядущему потомству".

В то время жил придворный из рода Хиэда, по имени Арэ; лет ему было 28; был он вещ и прозорлив, и все, что видели его глаза, он рассказывал устами, и все, что касалось его слуха, он запечатлевал в сердце.

Посему император призвал Арэ и повелел ему затвердить наизусть родословную императоров и древние сказания былых времен.

Но проходило время и сменялись поколения, а замысел еще не был завершен.

Предисловие Ясумаро. Глава 4

Повергшись ниц, мыслю я о том, как ее величество императрица обрела Единство и озарила свой дом, как она постигла Триединство и преобразовала народ.

Она правит в Пурпуровом Дворце, а добродетель ее простирается до мест, где ступают лошадиные копыта; она обитает в сокрытых покоях, а могущество ее сияет в дали, которой достигают носы кораблей.

Солнце всплывает и умножается блеск; тучи рассеиваются и нет дыма.

Летописцы не перестают отмечать счастливые предзнаменования: сросшиеся стебли и двойные колосья; месяца не проходит, когда бы не вносилась дань при непрестанных огнях и умноженных переводах.

Должно сказать, что по славе она выше, чем Буммэй; и по добродетели она превосходит Тэн-ицу.

И вот, сожалела она об ошибках в старинных сказаниях и желала исправить искажения в прежних летописях.

И в 18-й день девятого месяца четвертого года Вадо повелела мне, Ясумаро, составить и записать древние сказания, которые Хиэда-но-Арэ, согласно императорскому приказу, затвердил наизусть, и представить их ей.

Предисловие Ясумаро. Глава 5

Повинуясь благоговейно сему приказу, я приступил к тщательному составлению.

Но во времена глубокой старины речи, равно как и мысли, были просты, и излагать сочинение и строить фразы одними китайскими знаками трудно.

Если излагать только при помощи "значений", то слова не будут соответствовать смыслу.

Если писать только при помощи "звуков", то изложение станет слишком длинным.

Поэтому я то употребляю в одной фразе и "звуки" и "значения".

То пишу об одном деле, пользуясь одними "значениями".

Затем там, где смысл слов был трудно различим, я освещал значение объяснениями.

Но легко понятное я, конечно, не разъяснял.

Затем там, где знаки "нити-ка" фамилии произносятся "ку-са-ка" или знак "тай" имени произносится "та-ра-си", - в подобных случаях я следовал без изменения исконному обычаю.

В общем летописи начинаются разделением Земли и Неба и кончаются светлым веком в Вохарида.

События от бога Амэ-но-ми-нака-нуси до бога Хико Нагиса-такэ У-гая-фуки-аэдзу составляют первый свитокю

События от Небесного Владыки Камму-Ямато Иварэ-бико до светлого правления Хомуда составляют второй свиток; события от императора О-Садзаки до Великого Дворца Вохарида составляют последний свиток.

Всего начертал я три свитка и благоговейно их преподношу. Я, Ясумаро, с истинным трепетом и истинным страхом склоняю главу, склоняю главу.

Двадцать восьмой день первого месяца пятого года Вадо.

Первой степени пятого ранга, высшего разряда пятого класса О-но-Асоми Ясумаро ["запись" сию] благоговейно подносит.
Е.М.ПИНТУС. Кодзики - записки о деяниях древности.
Свиток 1. Глава 1

Когда впервые раскрылись Небо и Земля, имена богов, явившихся в Такама-но хара - Равнине Высокого Неба, были: Амэ-но-минака-нуси-но ками - Бог-Правитель Священного Центра Небес; за ним Така-ми-мусуби-но ками - Бог Высокого Священного Творения; за ним Камимусуби-но ками - Бог Божественного Творения. Эти три бога явились каждый сам по себе и не дали себя увидеть.

Имена богов, что явились за ними из того, что пробилось на свет подобно побегам тростника, в то время, когда земля еще не вышла из младенчества, и, подобно всплывающему маслу, ме-дузой носилась [по морским волнам], были: Умасиасикаби-хикод-зи-но ками - Юноша-Бог Прекрасных Побегов Тростника; за ним Амэ-но-токотати-но ками - Бог Навечно Утвердившийся в Небесах. Эти два бога тоже явились каждый сам по себе и не дали себя увидеть.

Пятеро богов, о которых сказано выше, суть особые небесные боги.

Свиток 1. Глава 2

Имена богов, что явились за ними, были: Куни-но-токотати-но ками - Бог Навечно Утвердившийся на Земле; за ним Тоёкумоно-но ками - Бог Обильных Облаков над Равнинами. Эти два бога тоже явились каждый сам по себе и не дали себя увидеть.

Имена богов, что явились за ними, были: Ухидзини-но ками - Бог Всплывающей Грязи, за ним Сухидаини-но ками - Богиня Осаждаю-щегося Песка, младшая сестра за ней Цунугуи-но ками - Бог Твердых Свай, за ним Икугуи-но ками - Богиня Таящих Жизнь Свай, младшая сестра; за ней Оо-тонодзи-но ками - Бог Больших Покоев, за ним Оо-тонобэ-но ками - Богиня Больших Покоев, младшая сестра; за ней Омодару-но ками - Бог Совершенного Облика, за ним Ая-касиконэ-но ками - Богиня, О, Трепет Внушающая, младшая сестра; за ней Идзанаги-но ками - Бог, Влекущий к Себе, за ним Идэанами-но ками - Богиня, Влекущая к Себе, младшая сестра.

От Куни-но-токотати-но ками до Идэанами-но ками, богов, о которых сказано выше, всех вместе, зовут Семь Поколений богов.

Двое богов, что явились каждый сам по себе, о которых сказано выше, зовутся каждый Одним Поколением. За ними парами явившихся десять богов, двоих вместе, зовут Одним Поколением.

Свиток 1. Глава 3

Тут все небесные боги своим повелением двум богам Идзанаги-но микото и Идзанами-но микото: "Закончите дело с этой носящейся [по морским волнам] землей и превратите ее в твердь", - молвив, драгоценное копье" им пожаловав, так поручили.

Потому оба бога, ступив на Небесный Плавучий Мост, то драгоценное копье погрузили, и, вращая его, хлюп-хлюп - месили [морскую] воду, и когда вытащили [его], вода, Капавшая с кончика копья, сгустившись, стала островом. Это Оногородзима - Сам Собой Сгустившийся остров.

Свиток 1. Глава 4

На этот остров [они] спустились с небес, воздвигли небесный столб, возвели просторные покои. Тут спросил [Идзанаги] богиню Идзанами-но микото, свою младшую сестру: "Как устроено твое тело?"; и когда так спросил - "Мое тело росло-росло, а есть одно место, что так и не выросло", - ответила. Тут бог Идзанаги-но микото произнес: "Мое тело росло-росло, а есть одно место, что слишком выросло. Потому, думаю я, то место, что у меня на теле слишком выросло, вставить в то место, что у тебя на теле не выросло, и родить страну. Ну как, родим?". Когда так произнес, богиня Идзанами-но микото "Это [будет] хорошо!" - ответила.

Тут бог Идзанаги-но микото произнес: "Если так, я и ты, обойдя вокруг этого небесного столба, супружески соединимся", - так произнес. Так условившись, тут же: "Ты справа навстречу обходи, я слева навстречу обойду", - произнес, и когда, условившись, стали обходить, богиня Идэанами-но микото, первой: "Поистине, прекрасный юноша!" - сказала, а после нее бог Идзанаги-но микото: "Поистине, прекрасная девушка!" - сказал, и после того, как каждый сказал, [бог Идзанаги] своей младшей сестре возвестил: "Нехорошо женщине говорить первой", - так возвестил. И все же начали [они] брачное дело, и дитя, что родили, [было] дитя-пиявка. Это дитя посадили в тростниковую лодку и пустили плыть.

За ним Авасима - Пенный остров родили. И его тоже за дитя не сочли.

Свиток 1. Глава 5

Тут два бога, посоветовавшись, сказали: "Дети, что сейчас родили мы, нехороши. Нужно изложить это перед небесными богами", - так сказали, и вот, вместе поднялись [на Равнину Высокого Неба] и испросили указания небесных богов. Тут небесные боги, произведя магическое действо, изъявили свою волю: "Потому нехороши [были дети], что женщина первой говорила. Снова спуститесь и заново скажите", - так изъявили.

И вот тогда, спустились обратно и снова, как раньше, обошли тот небесный столб. Тут бог Идзанаги-но микото, первым: "Поистине, прекрасная девушка!" - произнес, после него богиня Идзанами-но микото, жена: "Поистине, прекрасный юноша!" - произнесла. И когда, так произнеся, соединились, дитя, которое родили, [был] остров Авадзи-но-хо-но-са-вакэ.

За ним остров Иё-но-футана, Двуименный, родили. Этот остров телом один, а лица имеет четыре. У каждого лица есть свое имя. Потому страна Иё зовется Эхимэ, страна Сануки зовется Ииёри-хико, страна Ава зовется Оо-гэцу-химэ, страна Тоса зовется Такэёри-вакэ.

За ним остров Окиномицуго, Трехименный, родили. Другое имя Амэ-но-осикоро-вакэ.

За ним остров Цукуси родили. И этот остров тоже - телом один, а лица имеет четыре. У каждого лица есть свое имя. Потому страна Цукуси зовется Сирахи-вакэ, страна Тоёкуни зовется Тоёхи-вакэ, страна Хи зовется Такэхимукахи-Тоёкудзихинэ-вакэ, страна Кумасо зовется Такэхи-вакэ.

За ним остров Ики родили. По-другому Амэхитоцубасира зовется. За ним остров Цусима родили. По-другому Амэ-но-садаёри-химэ зовется. За ним остров Садо родили.

За ним остров Оо-ямато-тоёакидзусима родили. По-другому Амацумисора-тоёакидэунэ-вакэ зовется. И вот, потому, что эти восемь островов раньше [других] рождены были, они зовутся Оо-ясимагуни - Страна Восьми Больших Островов.

После того, как так было, вернулись, и тогда остров Киби-но-кодзима родили. По-другому Такэхиката-вакэ зовется.

За ним остров Адзукидзима родили. По-другому Оо-но-дэ-химэ зовется.

За ним остров Оо-сима родили. По-другому Оо-тамару-вакэ зовется.

За ним остров Химэдзима родили. По-другому Амэхитоцунэ зовется.

За ним остров Тика родили. По-другому Амэ-но-оси-о зовется. За ним остров Футаго родили. По-другому Амэфутая зовется. От острова Киби-но-кодзима до острова Амэфугая всего шесть островов.

Свиток 1. Глава 6

Уже закончив рождение страны, теперь богов родили. И вот, имя рожденного [ими] бога [было] Оо-котооси-о-но ками - Бог-Муж Великого Деяния.

За ним Ивацути-бико-но ками - Юношу-Бога Каменистой Земли родили.

За ним Ивасу-химэ-но ками - Деву-Богиню Каменистого Песка родили.

За ней Оо-тохи-вакэ-но .ками - Бога Большого Входа в Жилище родили.

За ним Амэ-но-фуки-о-но ками - Бога-Мужа Небесного Настилания Кровли родили.

За ним Оо-я-бико-но ками - Юношу-Бога Большой Кровли родили.

За ним Кадзамоцу-вакэ-но-оси-о-но ками - Бога-Мужа Отводящего Ветер родили.

За ним бога моря - имя ему Оо-вата-цуми-но ками - Бог-Дух Великого Моря родили.

За ним бога проливов - имя ему Хаяакицу-хико-но ками - Юноша-Бог Ранней Осени родили.
За ним Хаяакицу-химэ-но ками - Деву-Богиню Ранней Осени, младшую сестру родили.

От бога Оо-котооси-о-но ками до богини Акицу-химэ-но ками всего десять богов.

Эти два бога, Хаяакицу-хико и Хаяакицу-химэ, разделившись между собой, стали владеть - один реками, другая морями. Имена рожденных [при этом] богов [были] Аванаги-но ками - Бог Пены на Воде, следующее Аванами-но ками - Богиня Пены на Воде, следующее Цуранаги-но ками - Бог Пузырящейся Поверхности [Воды], следующее Цуранами-но ками - Богиня Пузырящейся Поверхности [Воды], следующее Амэ-но-микумари-но ками - Небес-ный Бог Распределения Воды, следующее Куни-но-микумари-но ками - Земной Бог Распределения Воды, следующее Амэ-но-кухидзамоти-но ками - Небесный Бог Зачерпывания Воды, следующее Куни-но-кухидзамоти-но ками - Земной Бог Зачерпывания Воды.

От бога Аванаги-но ками до бога Куни-но-кухидзамоти-но ками всего восемь богов.

За ними бога ветра - имя ему Синацу-хико-но ками - Юноша-Бог Ветра родили.

За ним бога деревьев - имя ему Кукуноти-но ками - Бог-Дух Ствола родили.

За ним бога гор - имя ему Оо-яма-цуми-но ками - Бог-Дух Больших Гор родили.

За ним богиню равнин - имя ей Каяно-химэ-но ками - Дева-Богиня Травянистых Равнин родили. По-другому Нодэути-но ками - Божество-Дух Равнин зовется.

От бога Синацу-хико-но ками до Нодзути всего четыре бога.

Эти два бога, Оо-яма-цуми-но ками и Нодзути-но ками, разделившись между собой, стали владеть - один горами, другая равнинами. Имена рожденных [при этом] богов [были] Амэ-но-садзути-но ками - Небесный Бог Горных Склонов, следующее Куни-но-садаути-но ками - Земной Бог Горных Склонов, следующее Амэ-но-сагири-но ками - Небесный Бог Туманов в Ущельях, следующее Куни-но-сагири-но ками - Земной Бог Туманов в Ущельях, следующее Амэ-но-курадо-но ками - Небесный Бог Темных Расщелин, следующее Куни-но-курадо-но ками - Земной Бог Темных Расщелин, следующее Оо-томато-хико-но ками - Юноша-Бог Большого Склона, следующее Оо-томато-химэ-но ками - Дева-Богиня Большого Склона.

От бога Амэ-но-садзути-но ками до богини Оо-томато-химэ-но ками всего восемь богов.

Имя за ними рожденного бога [было] Тори-но-ивакусубунэ-но ками - Бог Прочных Как Скалы и Быстрых Как Птицы Лодок из Кусу," по-другому Амэ-но торифунэ - Небесная Птица-Лодка зовется.

За ним Оо-гэцу-химэ-но ками - Деву-Богиню Великой Пищи родили.

За ней Хи-но-ягихая-о-но ками - Бога-Мужа Обжигающего и Быстрого Огня родили. По-другому Хи-но-кага-бико-но ками - Юноша-Бог Светящегося Огня зовется. Еще по-другому Хи-но-кагуцути-но ками - Бог-Дух Светящегося Огня зовется.

Из-за того, что это дитя родили, опалилось лоно [богини Идзанами], и она слегла в болезни. Имена богов, тех, что родились из ее блевотины, [были] Канаяма-бико-но ками - Юноша-Бог Рудной Горы, следующее Канаяма-бимэ-но ками - Дева-Богиня Рудной Горы. Имя за ними из испражнений явившегося бога [было] Ханиясу-бико-но ками - Юноша-Бог Вязкой Глины, следующее Ханиясу-бимэ-но ками - Дева-Богиня Вязкой Глины. Имя за ней из мочи явившейся богини [было] Мицуха-но-мэ-но ками - Богиня Бегущих Вод, следующее Вакумусуби-но ками - Молодой Бог Творящих Сил. Дитя этого бога зовется Тоёукэ-бимэ-но ками - Дева-Богиня Обильной Пищи.

И вот, богиня Идзанами-но ками, из-за того что родила бога огня, после всего этого, удалилась. От Амэ-но-торифунэ до богини Тоеукэ-бимэ-но ками всего восемь богов.

Всего богом Идзанаги-но ками и богиней Идзанами-но ками, обоими богами вместе рожденных островов - четырнадцать островов, богов - тридцать пять богов.

Этих [детей] богиня Идзанами-но ками еще до своего удаления родила. Только остров Оногородзима рожден ею не был. А еще дитя-пиявку и остров Авасима за детей не сочли.

Свиток 1. Глава 7

И вот, бог Идзанаги-но микото сказал: "Возлюбленная моя женушка-богиня! На одно-единственное дитя я променял тебя", - так сказал и, когда ползая в головах у нее, ползая в ногах у нее, плакал, божество, явившееся из его слез, под сенью деревьев, на холмах, что составляют подножие горы Кагуяма, обитая, зовется Накисавамэ-но ками - Плачущая Богиня Болот.

И вот, [бог Идзанаги] погреб ту удалившуюся богиню Идзанами-но микото в горе Хиба-но-яма, [что стоит] на границе между страной Идзумо и страной Хахаки.

Тут [бог Идзанаги] обнажил меч в десять пястей, что его опоясывал, и снес голову своему сыну, Кагуцути-но ками - Богу-Светящемуся Духу. Тогда кровь, что пристала к острию священного меча, сбежала на гряду скал, и имя явившегося [при этом] бога [было] Ивасаку-но ками - Бог [Грома], Рассекающий Скалы. За ним Нэсаку-но ками - Бог [Грома], Рассекающий Основания
[Скал]. За ним Ивацуцу-но-о-но ками - Бог-Муж Каменного Молота.

Трое Богов.

Затем та кровь, что пристала к гарде священного меча, что его опоясывал, тоже сбежала на гряду скал, и имя явившегося [при этом] бога [было] Микахаяхи-но ками - Бог Устрашающего Быстрого Огня. За ним Хихаяхи-но ками - Огненный Бог Быстрого Огня.

За ним Такэмикадзути-но-о-но ками - Доблестный Устрашающий Бог-Муж. Другое имя Такэфуцу-но ками - Бог Доблестного Удара Мечом. Еще другое имя Тоёфуцу-но ками - Бог Могучего Удара Мечом.

Трое богов.

Затем кровь, что скопилась на рукоятке священного меча, что его опоясывал, просочилась меж пальцев [бога Идзанаги], и имя явившегося [при этом] бога [было] Кураоками-но ками - Бог-Дракон Ущелий. За ним Курамицуха-но ками - Бог Потоков в Долинах. От бога Ивасаку-но ками до бога Курамицуха-но ками, все восемь богов, о которых рассказано выше, суть боги, родившиеся от священного меча, что его опоясывал.

Имя бога, что явился в голове убитого бога Кагуцути-но ками, [было] Масакаяма-цуми-но ками - Бог-Дух Крутых склонов. Имя бога, за ним явившегося в груди [бога Кагуцути было] Одояма-цуми-но ками - Бог-Дух Косогоров. Имя бога, за ним явившегося в чреве [бога Кагуцути было] Окуяма-цуми-но ками - Бог-Дух Глуби Гор. Имя бога, за ним явившегося в тайных местах [бога Кагуцути было] Кураяма-цуми-но ками - Бог-Дух Теснин. Имя бога, за ним явившегося в левой руке [бога Кагуцути было] Сигияма-цуми-но ками - Бог-Дух Лесистых Гор. Имя бога, за ним явившегося в правой руке [бога Кагуцути было] Хаяма-цуми-но ками - Бог-Дух Предгорий. Имя бога, за ним явившегося в левой ноге [бога Кагуцути было] Хараяма-цуми-но ками - Бог-Дух Плоскогорий. Имя бога, за ним явившегося в правой ноге [бога Кагуцути было] Тояма-цуми-но ками - Бог-Дух Передних Склонов.

От бога Масакаяма-цуми-но ками до бога Тояма-цуми-но ками всего восемь богов.

И вот, имя священного меча, которым отсек [голову богу Кагуцути], стало Амэ-но-охабари - Небесный Расширяющийся Клинок. Другим именем Ицу-но-охабари - Священный Мощный Клинок зовется.

Свиток 1. Глава 8

Тут [бог Идзанаги], желая увидеться со своей женой, богиней Идзанами-но микото, отправился за нею в Еми-но куни - Страну Желтых Вод. И вот, когда [она] вышла ему навстречу из дверей, преграждавших вход, бог Идэанаги-но микото молвил-сказал: "Моя возлюбленная женушка-богиня! Страна, что я и ты создавали, еще не до конца создана. Потому должно тебе вернуться", - так сказал. Тогда богиня Идзанами-но микото сказала в ответ: "Прискорбно [мне], что раньше не пришел. Я отведала пищи с очага Страны Желтых Вод. И все же, мой возлюбленный муженек-бог, смущена я тем, что ты явился сюда. Потому посоветуюсь-ка я с богами Страны Желтых Вод о том, что намерена вернуться. Не изволь на меня смотреть", - так сказала. Так сказав, вошла обратно в свои покои, и очень много времени прошло, так что заждался [ее бог Идзанаги]. И вот, [он] выдернул толстый зубец из священного сияющего гребня, что держал пучок волос у него над левым ухом, зажег огонь и взглянул, войдя, а [у нее в теле] несметное количество червей копошилось-шуршало, в голове Громадина-гром сидел, в груди Огонь-гром сидел, в животе Тьма-гром сидел, в тайных местах Разрыв-гром сидел, в правой руке [в Землю] Ударяющий гром сидел, в левой ноге Грохот-гром сидел, в правой ноге [Травы] Пригибающий гром сидел, всего - восемь богов грома явилось-было.

Тут бог Идзанаги-но микото при виде этого испугался и обратился в бегство, а богиня Идзанами-но микото, жена: "[Ты] мне стыд причинил!" - сказала и пустила в погоню [за ним] фурий Страны Желтых Вод. Тогда бог Идзанаги-но микото снял [с головы] черную сетку кадзура и бросил ее, и тут же родились [из нее] плоды дикого винограда. Пока [фурии] их подбирали и пожирали, дальше побежал, а они снова пустились в погоню, и тогда, на этот раз, вытащил сияющий гребень, что держал пучок волос над правым ухом, и бросил его, и тут же родились [из него] побеги бамбука. Пока [фурии] их выдергивали и пожирали, дальше побежал. Теперь тех восьмерых богов грома пустила в погоню, а с ними и воинство Страны Желтых Вод, в тысячу пятьсот числом. Тогда [бог Идзанаги] обнажил меч в десять пястей, что его опоясывал, и, за спиной им размахивая, дальше побежал, а [они] снова за ним, и, когда достиг прохода Емоцухира, сорвал три персика [с дерева], что у того прохода находилось, дождался [воинства] и атаковал [его], и все [они] обратно побежали. Тогда бог Идзанаги-но микото сказал тем персикам: "Вы! Как меня спасли, так же должны [вы] спасать земную поросль людскую, что обитает в Тростниковой Равнине-Серединной Стране, когда попадет она в пучину бед и горевать и жаловаться станет!" - так сказал и пожаловал им имя Оо-каму-дзуми-но микото - Великие Божественные Боги-Духи, так [их] нарек.

Напоследок та богиня Идзанами-но микото, жена, сама пустилась в погоню. Тогда [бог Идзанаги] скалу, что лишь тысяче человек была бы под силу, к тому проходу Емоцухира придвинул-загородил, и, когда [они] по обе стороны той скалы, друг против друга стоя, [свой] брак расторгали, богиня Идзанами-но микото сказала: "Мой возлюбленный муженек-бог! Если так поступишь, я поросль людскую в твоей стране по тысяче в день душить стану", - так сказала. Тогда бог Идзанаги-но микото изволил сказать: "Моя возлюбленная женушка-богиня! Если ты так поступишь, я по тысяче пятьсот домиков для рожениц в день возводить стану", - так изволил сказать.

Потому-то на тысячу человек, что непременно в день умирает, непременно по тысяче пятьсот человек в день нарождается.

И вот, той богине Идзанами-но микото дал имя: Емоцу оо-ками - Великое Божество Страны Желтых Вод она зовется. И еще сказал: "Из-за того, что в погоню пустилась, Тисики-но оо-ками - Великим Божеством Погони нарекаю [тебя]", - так сказал. А еще скалу, которой загородил проход, Тигаэси-но оо-ками - Великий Бог, Обративший Вспять [Богиню], нарек, а еще Саяримасуёмидо-но оо-ками - Великий Бог Двери, Преградившей Вход, - так тоже она зовется.

Потому тот проход, что звался Емоцухирасака, ныне проходом Ифуядзака в стране Идзумо зовется.

Свиток 1. Глава 9

Потому-то Великий Бог Идзанаги-но оо-ками сказал: "Я в нечистой скверне-стране побывал. Совершу очище-ние", - так сказав, прибыл на равнину Авакихара, к устью реки Татибана, в Химука, что в Цукуси, и там совершил очищение.

И вот, имя бога, что явился из отброшенного посоха, [было] Цукитацуфунадо-но ками - Бог-Поводырь. Имя бога, что явился из отброшенного затем пояса, [было] Мити-но-нагатиха-но ками - Бог Длинных Придорожных Камней. Имя бога, что явился из отброшенного затем кошеля, [было] Токихакаси-но ками - Бог Счета Часов. Имя бога, что явился из отброшенного затем платья, [было] Вадзураи-но-уси-но ками - Бог-Правитель Несчастий в Пути. Имя бога, что явился из отброшенных затем хакама, [было] Тимата-но ками - Бог Развилок Дорог. Имя бога, что явился из отброшенной затем кагафури, [было] Акигуи-но-уси-но ками - Бог-Правитель - Пожиратель Зла. Имя бога, что явился из отброшенного затем браслета с левой руки, [было] Окидзакару-но ками - Бог Морской Дали. Следующего Окицунагиса-бико-но ками - Юноша-Бог Прибоя в Открытом Море. Следующего Окицукахибэра-но ками - Бог Морской Прибрежной Полосы.

Имя бога, что явился из отброшенного затем браслета с правой руки, [было] Хэдэакару-но ками - Бог Береговой Дали. Следующего Хэцунагиса-бико-но ками - Юноша-Бог Прибрежного Прибоя. Следующего Хэцукахибэра-но ками - Бог Прибрежной Полосы. Двенадцать богов, о которых рассказано выше, от бога Цукитацуфунадо-но ками до бога Хэцукахибэра-но ками - суть боги, родившиеся из того, что снимал вещи, надетые на теле.

И вот, [бог Идзанаги] сказал: "Верхнее течение - стремительное течение. Нижнее течение - слабое течение", - так сказал, и, когда впервые в среднее течение спустился и, погрузившись [в него], омылся, имя бога, что явился тогда, [было] Ясомагацухи-но ками - Бог Множества Зол. Следующее Оо-магацухи-но ками - Бог Больших Зол. Эти двое богов суть боги, явившиеся из нечистоты того времени, когда в нечистой скверне-стране пребывал.

Имя бога, что явился затем, чтобы исправить зло, [было] Камунаоби-но ками - Бог Божественного Исправления. Следующее Оо-наоби-но ками - Бог Великого Исправления. Следующее Идзуномэ-но ками - Богиня-Священная Женщина. Всего три бога.

Имя бога, что явился затем, когда на дне воды омывался, [было] Сокопу-вата-цуми-но ками - Бог-Дух Морского Дна. Следующее Сокоцуцу-но-о-но микото - Бог-Муж Правитель Дна.

Имя бога, что явился, когда в середине [воды] омывался, [было] Накацу-вата-цуми-но ками - Бог-Дух Средних Вод [Моря]. Следующее Накацуцу-но-о-но микото - Бог-Муж Морской Середины.

Имя бога, что явился, когда на поверхности воды омывался, [было] Увацу-вата-цуми-но ками - Бог-Дух Морской Поверхности. Следующее Увацу-но-о-но микото - Бог-Муж [Морской] Поверхности.

Этих трех богов моря почитает как своих предков род Адзуми из Мурадзи. Потому
мурадаи из Адзуми суть потомки сына тех богов моря, Уцусихиганасаку ко микото - Бога Расщепления [Видимых] Металлов.

Те трое богов - Сокоцуцу-но-о-но микото, Накацуцу-но-о-но микото, Увацуцу-но-о-но микото - суть Великие Боги Суминоэ.

И вот, имя божества, что явилось, когда [бог Идзанаги] свой левый глаз омывал, [было] Аматэрасу оо-ми-ками - Великая Священная Богиня, Освещающая Небо.

Имя бога, что явился затем, когда свой правый глаз омывал, [было] Цукуёми-но микото - Бог Счета Лун.

Имя бога, что явился затем, когда свой нос омывал, [было] Такэхая-Суса-но-о-но микото - Доблестный Быстрый Ярый Бог-Муж."

Четырнадцать богов, о которых рассказано выше, от бога Ясомагацухи-но ками до бога Суса-но-о-но микото, суть боги, явившиеся от того, что [бог Идзанаги] омыл свое тело.

Свиток 1. Глава 10

Тут бог Идзанаги-но микото, сильно обрадовавшись, сказал: "Я детей рождал-рождал, и напоследок трех высоких детей получил", - так сказал и тут же снял с шеи ожерелье из жемчужин и, тряся его так, что звенели [они], передал [его] Великой Священной Богине Аматэрасу оо-ми-ками и сказал: "Ты, богиня, ведай Равниной Высокого Неба", - так ей наказал. Потому ожерелье то из жемчужин зовется Микуратанано-но ками - Бог Священного Хранилища. Затем богу Цукуёми-но микото сказал: "Ты, бог, ведай страной, где властвует ночь", - так ему наказал. Затем богу Такэхая-Суса-но-о-но микото сказал: "Ты, бог, ведай равниной моря", - так ему наказал. И вот, в то время, как [другие боги] ведали, согласно наказу, что каждому был дан, бог Суса-но-о-но микото страной, что была [ему] наказана, не ведал, а плакал в голос, пока борода его, в восемь пястей, не достигла середины груди. Таков был тот плач, что зеленые горы плачем [его], словно горы сухие, иссохли, все реки-моря плачем [его] иссякли. Из-за этого злые боги, как летние мухи [жужжанием], своими голосами все заполнили, во всех делах происходили разного рода бедствия.

Потому бог Идзанаги-но микото богу Суса-но-о-но микото сказал: "По какой причине ты страной, которая [тебе] была наказана, не ведаешь, а плачешь в голос?" - так сказал. Тогда [бог Суса-но-о] сказал в ответ: "Хочу я удалиться в Страну Матери, Нэ-но катасу куни - Нижнюю Страну. Потому плачу", - так сказал.

Тогда Великий Бог Идзанаги-но оо-ками, сильно разгневавшись, сказал: "Если так, не должно тебе в этой стране быть", - так сказал и тут же изгнал [его] божественным изгнанием.

И вот, тот Великий Бог Идзанаги-но оо-ками в Тага, что в Оми, пребывать изволит.
Е.М.ПИНТУС. Кодзики - записки о деяниях древности.
Свиток 1. Глава 11

И вот, тогда бог Суса-но-о-но микото сказал: "Если так, Великой Священной Богине Аматэрасу оо-ми-ками об этом поведаю и удалюсь", - так сказав, тут же поднялся на небо, и тут все горы и реки загрохотали, все земли заколебались. Тогда Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками, услышав [это], испугалась и сказала: "Наверное, не с добрыми намерениями поднимается сюда мой брат-бог. Не иначе, как задумал отнять мою страну", - так сказав, тут же распустила волосы и свернула их в прическу мидзура, и в левый пучок [волос], и в правый, и в сетку кадзура тоже, и на левую руку, и на правую, - повсюду намотала-вплела длинные нити со множеством нанизанных магатама, на спину повесила колчан в тысячу стрел, к груди прикрепила колчан в пятьсот стрел, а еще взяла наручень из бамбука, грозный звук издающий, и руку [в него] продела и, луком потрясая, в твердую землю по самые бедра вступила, и отбрасывая ее, словно пушистый снег, и ногами грозно топоча, вопросила навстречу [ему]: "По какой причине поднялся сюда?" - так вопросила. Тогда бог Суса-но-о-но микото сказал в ответ: "Я нечистых намерений не питаю. Просто, [когда] я из-за наказа Великого Бога плакал в голос, [он] об этом спросил. Вот [я] и сказал: Я в страну моей матери хочу отправиться, [потому] плачу", - так сказал. Тогда Великий Бог сказал: "Не должно тебе в этой стране быть", - так сказал и божественным изгнанием меня изволил изгнать. И вот, желая поведать [тебе] о том, что удаляюсь, [я] и поднялся. Других намерений [у меня] нет", - так сказал.

Тогда Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками сказала: "Однако как я узнаю, что намерения твои чисты и светлы?" - так сказала.

Тут бог Суса-но-о-но микото сказал в ответ: "Обменяемся клятвой и родим детей", - так сказал.

И вот, когда они, встав по обе стороны Амэ-но-ясу-но кава - Небесной Спокойной Реки, принесли клятву, Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками первым делом попросила меч в десять пястей, что бога Суса-но-о-но микото опоясывал, разломила его натрое, со звоном [его] поболтала-омыла в небесном колодце, раздробила-разгрызла и выдула. И вот, имя божества, что явилось из тумана-дыхания [ее уст, было] Такири-бимэ-но микото - Дева-Богиня Тумана. Другое имя Окицусимахимэ-но микото - Дева-Богиня Островов в Открытом Море. Следующей [была] Итикисима-химэ-но микото - Дева-Богиня Итикисима. Другим именем Саёри-бимэ-но микото - Дева-Богиня Причалов зовется. Следующей [была] Такицу-химэ-но микото - Дева-Богиня Водопадов.

Три божества.

Бог Суса-но-о-но микото попросил длинную нить со множеством магатама, что была намотана на левый пучок прически мидзура Великой Священной Богини Аматэрасу-но оо-ми-ками, со звоном [ее] поболтал-омыл в небесном колодце, раздробил-разгрыз и выдул. И вот, имя божества, что явилось из тумана-дыхания [его уст, было] Масакацу-а-кацукатихаяхиамэ-но-осихомими-но микото - Истинно Побеждая, Завоевал Я Победу, Быстрого Солнца Бог Небесных Обильных Рисовых Колосьев.

Затем попросил жемчужины, что были намотаны на правый пучок прически мидзура [богини Аматэрасу], раздробил-разгрыз [их] и выдул. И вот, имя божества, что явилось из тумана-дыхания [его ус было] Амэ-но-хохи-но микото - Бог Небесного Рисового Колоса.

Затем попросил жемчужины, что были намотаны на сетку кадэура, раздробил-разгрыз и выдул. И вот, имя божества, что явилось из тумана-дыхания [его уст, было] Амацу-хиконэ-но микото - Небесный) Бог-Солнечное Дитя.

Затем попросил жемчужины, что были намотаны на левую руку! [богини Аматэрасу], раздробил-разгрыз [их] и выдул. И вот, имя божества, что явилось из тумана-дыхания [его уст, было] Икуцу-хиконэ-но микото - Живущий Бог-Солнечное Дитя.

Затем попросил жемчужины, что были намотаны на правую руку [богини Аматэрасу], раздробил-разгрыз [их] и выдул. И вот, имя божества, что явилось из тумана-дыхания [его уст, было] Кумано кусуби-но микото - Бог-Диковинный Дух из Кумано.

Всего пятеро [божеств].

Тут Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками богу Суса-но-о-но микото сказала: "Эти, после родившиеся пятеро мужского пола детей, - явились от моих вещей, потому, само собой, мои это дети. Раньше родившиеся, трое женского пола детей - явились от твоих вещей, потому, истинно, - твои дети", - так разделила.

И вот, прежде всех родившееся божество, богиня Такири-бимэ-но микото, в Окицумия, в Мунаката пребывает. Следующей [родившаяся] богиня Итикисима-химэ-но микото в Накацумия, в Мунаката пребывает. Следующей [родившаяся] богиня Такицу-химэ-но микото в Хэцумия, в Мунаката пребывает.

Эти трое божеств суть великие божества, почитаемые властителями Мунаката.

И вот, из пятерых детей, после рожденных, сын бога Амэ-но-хохи-но микото, Такэхиратори-но микото - Доблестный Бог, Освещающий Сельские Местности, есть предок правителя провинции Идзумо, правителя провинции Мудзаси, правителя провинции Камицуунаками, правителя провинции Симоцуунаками, правителя провинции Идзиму, правителя округа Цусима, правителя провинции Тотоми. Следующим [родившийся] бог Амацу-хиконэ-но микото.

Есть предок правителя провинции Осикоти, начальника омывальщиц из Нуката, правителя провинции Убараки, правителя местности Танака, что в Ямато, правителя провинции Ямасиро, правителя провинции Умакута, правителя провинции Мити-ко Сири, что в Киэ, правителя местности Амути, что в Ямато, владельца округа Такэти, смотрителя местности Камо, правителя местности Сакикусабэ.

Свиток 1. Глава 12

Тогда бог Хая-Суса-но-о-но микото Великой Священной Богине Аматэрасу оо-ми-ками сказал: "Мои намерения чисты и светлы. Потому рожденных мною детей - нежных женщин я получил. Так что, само собой, я победил", - так сказав, в буйстве от [своей] победы, межи на возделанных полях Священной Богини Аматэрасу оо-ми-ками снес, [оросительные] каналы засыпал.

А еще - в покоях, где отведывают первую пищу, испражнился и разбросал испражнения.

И вот, хотя [он] так сделал, Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками, [его] не упрекнув, сказала: "На испражнения похоже, но это братец мой - бог, наверное, наблевав спьяну, так сделал. А то, что межи снес, каналы засыпал, - это, наверное, братец мой - бог, землю пожалев, так сделал", - так оправдала [его], но все же его дурные деяния не прекращались, а стали еще безобразнее. В то время, когда Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками, находясь в священном ткацком покое, ткала одежду, что положена богам, [бог Суса-но-о] крышу тех ткацких покоев проломил и небесного пегого жеребчика, с хвоста ободрав, внутрь бросил.

Тут небесные ткачихи, увидев это, испугались, укололи себя челноками в тайные места и умерли.

И вот тогда Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками, увидев [это], испугалась и, отворив дверь Амэ-но-ивая - Небесного Скалистого Грота, укрылась [в нем]. Тут вся Равнина Высокого Неба погрузилась во тьму, в Тростниковой Равнине-Серединной Стран) повсюду темень стала. Из-за этого вечная ночь наступила.

Тут голоса множества злых богов, как летние мухи [жужжанием] все наполнили, всюду беды произошли.

Тогда восемьсот мириад богов собралось-сошлось у Амэ-но-ясу-но кава - Небесной Спокойной Реки, сыну бога Така-ми-мусуби но ками Омоиканэ-но ками - Богу Размышляющему наказал" размышлять, собрали долгопоющих птиц из Вечного Царства заставили петь, добыли небесную крепкую скалу с верхнего течение Амэ-но-ясу-но кава - Небесной Спокойной Реки, добыли железо и небесной рудной горы, нашли небесного кузнеца [по имени] Амацумара Исикоридомэ-но микото - Богине-Литейщице наказали изготовит зеркало, Тама-но-я-но микото - Богу-Предку Гранильщиков наказал изготовить длинную нить со множеством [нанизанных] магатам призвали Амэ-но-коянэ-но микото - Бога Возносящего и Футодамано микото - Бога Приносящего и заставили [их] у оленя-самца " небесной горы Кагуяма вывернуть лопатку, взять небесное дерево Хахака с небесной горы Кагуяма и исполнить гадание.

Густоветвистые деревья Масакаки с небесной горы Кагуяма, выкопав с корнями, к верхним веткам прикрепили длинные нити со множеством магатама, на средние ветки навесили большущее зеркало, к нижним веткам подвесили белые, голубые лоскуты нигитэ, и все эти различные вещи бог Футодама-но микото благоговейно, для преподношения [богине Аматэрасу], держал, а бог Амэ-но коянэ-но микото сильное молитвословие благоговейно вознес, а Амэ-но-тадзикара-о-но микото - Небесный Бог-Муж Могучих Рук у двери [грота] притаился, а Амэ-но-удзумэ-но микото - Небесная Богиня Отважная, рукава подвязав лозой," с небесной горы Кагуяма, из небесной лозы Сасаки сетку кадзура сделав, листья Саса с небесной горы Кагуяма пучками связав, пустой котел у двери Небесного Скалистого Грота опрокинув, ногами [по нему] с грохотом колотя, в священную одержимость пришла" и, груди вывалив, шнурки юбки до тайного места распустила.

Тут Равнина Высокого Неба ходуном заходила - все восемьсот мириад богов разразились хохотом.

Тогда Великая Священная Богиня Аматэрасу-но оо-ми-ками, странным это сочтя, дверь Небесного Скалистого Грота чуть приоткрыла и молвила изнутри: "Я сокрыться изволила, из-за этого Равнина Высокого Неба вся погрузилась во тьму, да, я думаю, и Тростниковая Равнина-Серединная Страна тоже вся во тьме. С какой же стати Амэ-но удзумэ потешает [вас], да и все восемьсот мириад богов хохочут?" -так молвила.

Тогда Амэ-но-удзумэ сказала: "Есть высокое божество, превосходит тебя - богиню. Вот [мы] и веселимся-потешаемся", - так сказала. А пока так говорила, боги Амэ-но коянэ-но микото и Футодама-но микото, то зеркало принеся. Великой Священной Богине Аматэрасу оо-ми-ками [его] показали, и тогда Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками еще больше в удивление пришла, постепенно из двери вышла-выглянула, и тут тот бог Амэ-но тадзикара-о-но микото, что у двери [грота] притаился, взял ее за священные руки и вытащил [наружу], а бог Футодама-но микото тут-то веревку-заграждение позади нее и протянул, и сказал: "Отныне возвращаться туда не изволь", - так сказал.

И вот, когда Великая Священная Богиня Аматэрасу-но оо-ми-ками выйти [из грота] изволила, тут и Равнина Высокого Неба, и Тростниковая Равнина-Серединная Страна, сами собой, озарились светом.

Тут восемьсот мириад богов, посовещавшись, бога Хая-Сусано-о-но микото заставили тысячу столов заполнить [искупительными дарами], а еще [ему] бороду обрезали, ногти на руках и на ногах заставили сорвать, и [с Равнины Высокого Неба] изгнали [его] божественным изгнанием.

Свиток 1. Глава 13

А еще [бог Суса-но-о] попросил еды у Оо-гэцу-химэ-но ками - Девы-Богини Великой Пищи. Тогда богиня Оо-гэцу- химэ достала [у себя] из носа, изо рта, а также из заднего места разные аппетитные яства, и когда по-всякому их приготовив, поднесла, бог Сусано-о-но микото, эти действия [ее] узрев, подумал, что [она], осквернив [еду], ему подносит, и ту богиню Оо-гэцу-химэ-но ками убил.

И вот то, что в теле убитой богини родилось - в голове шелковичные черви родились, в обоих глазах рис-рассада родился, в обоих ушах просо родилось, в носу фасоль родилась, в тайном мест пшеница родилась, в заднем месте соевые бобы родились. Потому-то Камимусуби-но-ми-оя-но микото - Богиня Божественного Творения - Священная Мать все это подобрала и превратила в семена.

Свиток 1. Глава 14

И вот, изгнанный, [бог Суса-но-о] совершил нисхождение : местность по названию Ториками, у верховьев реки Xи что в стране Идзумо. В это время спустились по течению той реки хаси. Тут бог Суса-но-о-но микото подумал, что у верховьев реки есть люди, и, разыскивая [их], поднялся [вверх по реке]. Там два человека оказались - старик и старуха, молодую девушку между собой посадив, плакали.

Тогда спросил [бог Суса-но-о]: "Кто вы такие?". И старик тот сказал в ответ: "Я земной бог, сын Оо-яма-цуми-но ками. По имени я зовусь Асинадзути - Старец, Гладящий Ноги, жена по имени Тэнадзути - Старуха, Гладящая Руки, зовется, дочка по имени Кусинада-химэ - Чудесная Дева из Инада зовется", - так сказал.

Когда снова спросил: "В чем причина того, что ты плачешь?" - [старик] сказал в ответ: "Моих дочерей - а их, девиц, вначале восемь было," Ямата-но ороти - Змей-страшилище Восьмихвостый-Восьмиголовый из Коси, каждый год являясь, проглатывает. Ныне время, когда он должен явиться. Потому плачу", - так сказал. Тогда спросил: "А каков он собой?" - и [старик] сказал в ответ: "Глаза у него, словно красные [плоды] кагати, а из тела восемь голов - восемь хвостов выходят. А еще на теле мох и кипарисы с криптомериями растут. А длиной оно долин - на восемь долин, вершин - на восемь вершин простирается." На брюхо его взглянешь - все кровью сочится", - так сказал.

То, что здесь зовется красные [плоды] кагати - [это] нынешний ходзуки. Тогда бог Хая-Суса-но-о-но микото сказал тому старику: "Эту дочь твою не отдашь ли мне?" - когда так сказал, [старик]: "Трепещу [перед тобой], но [твоего] почтенного имени не знаю", - сказал в ответ. Тогда [бог Суса-но-о] изволил сказать в ответ: "Я старший брат Великой Священной Богини Аматэрасу оо-ми-ками. Сейчас только спустился с небес", - так сказал. Тогда боги Асинадзути-Тэнадзути-но ками: "Если так, трепещем [перед тобой]. Почтительно отдадим [тебе дочь]", - сказали. Тогда бог Хая-Суса-но-о-но микото тут же ту девушку превратил в частый гребень," в [свою] прическу мидзура [его] воткнул и тем богам Асинадзути-Тэнадзути-но ками сказал: "Вы восьмижды очищенное сакэ сварите, а еще кругом ограду возведите, в той ограде восемь ворот откройте, у каждых ворот помост сплетите, на каждый тот помост бочонок для сакэ поместите, в каждый бочонок того восьмижды очищенного сакэ полным-полно налейте и ждите!" - так сказал.

И вот, когда в точности, как [он] сказал, все подготовили и ждать стали, тот Ямата-но ороти и верно, как сказано было, явился. Тут же в каждый бочонок по голове своей свесил, и то сакэ выпил. Тут [он] опьянел, отвалился, растянулся и впал в сон.

Тогда бог Хая-Суса-но-о-но микото обнажил свой меч в десять пястей, что его опоясывал, и того Змея разрубил-разбросал, так что река Хи кровью вместо воды потекла. И вот, когда [он] его средний хвост разрубил, лезвие меча треснуло. Тогда, в удивление придя, [бог Суса-но-о] обломок своего меча [в хвост] всадил и посмотрел, [а там] Цумугари-но тати - Меч-булат оказался. И вот, [бог Суса-но-о] тот меч взял, за диковинную вещь его посчитал и Великой Священное Богине Аматэрасу-но-оо-ми-ками [об этом] рассказал и [меч] преподнес Это и есть Кусанаги-но-тати - Меч-булат Кусанаги.

Свиток 1. Глава 15

И вот тогда тот бог Хая-Суса-но-о-но микото стал искать в стране Идзумо место, где бы мог построить [брачные] покои. Достигнув местности Суга, сказал: "В эту местность пришел я, и на сердце у меня легко", - так сказав, там покои построил и [там] пребывал. Вот ту местность и называют теперь Суга.

Когда этот Великий Бог впервые построил покои в Суга, над местностью той облака встали-поднялись. Тут [он] изволил сложит песню. Та песня - вот она: В Идзумо, где в восемь гряд облака встают, Покои в восемь оград, Чтобы укрыть жену, Покои в восемь оград воздвиг [я], Да, те покои в восемь оград!

Тут призвал [он] бога Асинадзути-но ками: "Ты будь начальником моих покоев", - так [ему] сказал. А еще дал [ему] имя: Инада-но миянуси-суга-но-яцумими-но ками - Всеслышащий Бог-Страж Суга, Правитель Покоев в Инада - так изволил [его] назвать.

И вот, бог, которого родил [он], начав брачное дело с той Кусинада-химэ, по имени Ясима-дзинуми-но ками - Бог-Правитель Восьми Островов звался. А еще дитя, которое родил, сочетавшись с дочерью бог; Оо-яма-цуми-но ками по имени Каму-оо-ити-химэ - Божественная Девг из Ооити, [было] Оо-тоси-но ками - Бог Великой Жатвы. Следующим [родился] Ука-но-ми-тама-но ками - Бог-Священный Дух Пищи.

Два бога.

Дитя, которое родил старший брат, бог Ясима-дзинуми-но ками, сочетавшись с дочерью бога Оо-яма-цуми-но ками по имени Ко-но-хана-но-тиру-химэ - Дева Опадающих Цветов с Деревьев, [был] фуха-но-модзикунусуну-но ками - Бог-Правитель Страны из Фуха. Дитя, которое родил этот бог, сочетавшись с дочерью Оками-но ками - Бога-Дракона по имени Хикава-химэ - Дева из Хикава, [был] Фукабути-но-мидзуярэкана-но ками - Бог Воды, Брызжущей на Цветы, из Фукабути. Дитя, которое родил этот бог, сочетавшись с Амэ-но-цудоэтинэ-но ками - Богиней-Собирательницей Небесных Вод, [был] Омидзуну-но ками - Бог-Правитель Омидзу. Дитя, которое родил этот бог, сочетавшись с дочерью Фунодзуно-но ками - Бога из Фуно по имени Футэмими-но ками - Богиней-Тяжелое Ухо, [был] Амэ-но-фуюкину-но ками - Бог Небесных Зимних Одежд. Дитя, которое родил этот бог, сочетавшись с дочерью Сасикуни-оо-но ками - Великого Бога Страны Саси по имени Сасикуни-вакахимэ - Юная Дева из страны Саси, [был] Оо-кунинуси-но ками - Бог-Правитель Великой Страны. Другим именем Оо-намудзи-но ками - Почитаемый Бог Великого Имени зовется. Еще другим именем Асихарасико-о-но ками - Безобразный Бог-Муж с Тростниковой Равнины зовется. Еще другим именем Ятихоко-но ками - Бог Восьми Тысяч Копий зовется. Еще другим именем Уцусикунидама-но ками - Бог-Дух Земной Страны зовется. А всего [у него] пять имен.

Свиток 1. Глава 16

Так вот, братьев у этого бога Оо-кунинуси-но ками было восемьдесят богов. Но все-таки все [они] страну уступили богу Оо-кунинуси-но ками. А причина того, что уступили, [была такая]: каждый из тех восьмидесяти богов замыслил взять в жены Ягами-химэ - Деву из Ягами, что в Инаба, и когда [они] вместе отправились в Инаба, на бога Оо-намудзи-но ками" взвалили поклажу и взяли [его] с собой, сопровождать их.

Тут, когда достигли [они] мыса Кэта, валялся там голый заяц. Тогда восемьдесят богов сказали зайцу: "Делать тебе надлежит вот что: омойся этой морской соленой водой и ложись на гребне высокой горы, так, чтобы ветром тебя обдуло", - так сказали.

Вот тот заяц и лег, как [его] научили восемьдесят богов. Тогда, как стала соль высыхать, шкурка на его теле во всех местах от ветра потрескалась. Вот и лежал [он], плача, страдая от боли, а в это время бог Оо-намудзи-но ками, шедший сзади всех, того зайца увидел и "Почему ты лежишь и плачешь?" - [его] спросил.

Тогда заяц сказал в ответ: "Пребывал я на острове Оки, и захотелось мне перебраться на эту землю, но перебраться способа не было. Вот я и сказал Вани - Морскому Крокодилу, обманув [его]: "Потягаемся с тобой, посчитаем родичей [твоих и моих] - которых больше. Пусть твои родичи, сколько их есть, по твоему приказу явятся и улягутся все в ряд, от этого острова до мыса Кэта. Тогда я ступлю на них и, пробегая, [их] сосчитаю. Тут и узнаем, моих родичей или твоих больше", - так сказал. Когда так сказал, [они], обманувшись, легли в ряд, и тогда я ступил на них, считая, перебрался, и когда вот-вот уже собирался ступить на землю, сказал: "Я тебя обманул"."И едва так сказал, как самым последним в ряду лежавший крокодил меня сцапал и всю мою одежду" ободрал. Из-за этого я плакал и горевал, и тут, до тебя прошедшие восемьдесят богов дали [мне] повеление: "Омойся соленой морской водой и ложись на ветру", - так научили. И вот, когда [я] сделал, как [они меня] научили, тело мое во всех местах покрылось ранами", - так сказал.

Тут бог Оо-намудзи-но ками того зайца научил: "Теперь же, не медля, отправляйся к этому устью [реки], и если там ты тело свое [чистой] водой омоешь, сейчас же пыльцу с камыша, [что растет] у того устья, соберешь, [ее] расстелишь-рассыплешь и на ней поваляешься, тело твое непременно излечится - станет таким, как прежде", - так сказал.

И вот, когда [заяц] поступил согласно поучению, тело его стало таким, как прежде. Это и есть Голый Заяц из Инаба. Сейчас зовется [он] Заяц-бог.

И вот, тот заяц богу Оо-намудзи-но ками сказал: "Те восемьдесят богов ни за что не получат [в жены] Ягами-химэ. Ты, бог, хоть ты и нес поклажу, получишь [ее]", - так сказал.

Свиток 1. Глава 17

Тут Ягами-химэ сказала в ответ восьмидесяти богам: "Не слушаю я ваших слов. Стану женой бога Оо-намудзи-но ками", - так сказала.

И вот, тогда восемьдесят богов разгневались, сговорились все вместе убить бога Оо-намудзи-но ками, отправились к подножию горы Тэма, что в стране Хахаки, и сказали: "На этой горе красный кабан живет. Вот мы, все вместе, сгоним [его] вниз, а ты поджидай [внизу] и схвати [его]. А если не подождешь и не схватишь, непременно [он] тебя убьет"," - так сказали, большой камень, с кабаном схожий, на огне раскалили и вниз [с горы] скатили.

И вот, когда [бог Оо-намудэи] пущенный вниз [камень] схватил, [он] тут же о тот камень обжегся и умер.

Тогда его мать-богиня," плача-горюя, поднялась .на небо, ^ и пожаловалась богине Камимусуби-но микото, и [та] тут же послала Кисагаи-химэ - Деву-Ракушку и Умуги-химэ - Деву-Моллюска с наказом оживить [бога Оо-намудэи].

Тогда Кисагаи-химэ поскоблила [свою] раковину - собрала [наскобленное], Умуги-химэ дождалась-приняла, помазала [им раны], как мате ринским молоком," и вышел тут - весело пошел прекрасный молодец.

Тут восемьдесят братьев-богов, увидев [это], опять обманули [бога Оо-намудзи], увели [его] с собой в горы, свалили [там] большое дерево, загнали в то дерево стрелу, [бога Оо-намудэи] туда затолкали и тут же стрелу вытащили, [бога Оо-намудзи] раздавили насмерть.

И вот, когда его мать-богиня снова, в слезах, искала его и нашла, тотчас то дерево [она] разломила, [бога Оо-намудзи] вытащила-оживила и своему сыну наказала: "Если тут будешь, тебя восемьдесят богов в конце концов погубят", - так сказала и тут же услала [его] другой дорогой в страну Ки, к Оо-я-бико-но ками - к Юноше-Богу Большой Кровли.

Тут восемьдесят богов пустились в погоню, настигли [бога Оо-намудзи] и когда, наложив стрелы на тетиву, нацелились [в него], [бог Оо-я-бико-но ками] дал [ему] проскользнуть через развилину дерева и убежать," и сказал: "Нужно [тебе] отправиться в Нэ-но-катасу-куни - Страну на Твердых Корнях, где пребывает бог Суса-но-о-но микото. "Непременно тот Великий Бог посоветует [что-нибудь] тебе", - так сказал.

Свиток 1. Глава 18

И вот, в точности как было [ему] сказано, отправился [бог Оо-намудзи] к богу Суса-но-о-но микото, а дочь его, Сусэри-бимэ - Ярая Дева, вышла и увидала [бога Оо-намудзи], обменялась [с ним] взглядом, супружески [с ним] соединилась, вошла обратно [в дом] и сказала своему отцу: "Прекраснейший бог явился", - так сказала.

Тогда Великий Бог вышел-взглянул - "Зовется он Асихараси-ко-о - Безобразный Муж с Тростниковой Равнины", - сказал, тут же [бога Оо-намудзи] позвал-ввел и положил спать в пещеру со змеями.

Тут его жена, богиня Сусэри-бимэ-но микото, дала своему супругу шарф-талисман, отгоняющий змей, и сказала: "Если те змеи вознамерятся тебя укусить, трижды этим шарфом взмахни-отгони их", - так сказала. И вот, [он] сделал, как [она] научила, и тогда змеи сами присмирели. Потому [он] невредимо [ночь] проспал и вышел.

И опять, на следующую ночь, [бог Суса-но-о] поместил [его] в пещеру со стоножками и пчелами, а [Сусэри-бимэ] дала шарф-талисман, отгоняющий стоножек и пчел, и, как прежде, научила [его]. Потому невредим вышел.

И опять [бог Суса-но-о] выпустил гудящую стрелу на широкую равнину и послал [его] искать ту стрелу. А когда [он] вышел на ту равнину, [бог Суса-но-о] тотчас ту равнину огнем запалил-окружил.

Тут не знал [бог Оо-намудзи], в каком месте [с той равнины] выйти, а в это время мышь пришла и сказала: "Внутри поло-поло, снаружи узко-узко", - так сказала. А раз так было [ему] сказано, [бог Оо-намудзи] и топнул в то место ногой, и провалился, а пока [там] укрывался, огонь поверху прошел. Тогда та мышь, ту гудящую стрелу держа в зубах, вышла и [ему стрелу] поднесла. Перья на той стреле детки мыши все объели.

Тут его жена, Сусэри-бимэ, держа принадлежности для похорон, пришла в слезах, и отец ее, Великий Бог, думая, что [бог Оо-намудзи] уже умер, вышел на ту равнину. И вот, когда [бог Оо-намудзи] ту стрелу [ему] поднес, повел [его] с собой в дом, в просторный - в восемь столбов - покой ввел и заставил у себя в голове искать насекомых.

И вот, [бог Оо-намудзи] в его голове поглядел, а [там] полно стоножек оказалось. Тут его жена взяла плоды дерева муку и красной глины и дала своему супругу. И вот, [он] плоды того дерева раскусил-раздробил, красной глиной рот набил и выплюнул, а тот Великий Бог уверился, что [он] стоножек раскусил-раздробил и выплюнул, с любовью в сердце о нем подумал и заснул.

Тогда [бог Оо-намудзи] того бога за волосы взял, к каждой стропилине того покоя [по волосу] привязал, скалой, что только пятьсот человек притащить могли бы, двери того покоя завалил, свою жену, Сусэри-бимэ, на спину посадил, тотчас же того Великого Бога Меч Долголетия, Лук и Стрелы Долголетия, а еще его Небесное Говорящее Кото с собой прихватил и убежал, а тут Небесное Говорящее Кото задело за дерево, и по всей земле звон пошел.

И вот, тот спавший Великий Бог услыхал-удивился, и свои покои разметал-разнес. Однако, пока [он] волосы, привязанные к стропилам, освобождал, [те] далеко убежали. И вот, тогда [бог Суса-но-о], преследуя [их], достиг Емоцухирасака - Прохода Страны Еми, далеко-далеко [через тот проход] заглянул, бога Оо-намудэи-но ками позвал и сказал: "С этим Мечом Долголетия и Луком-Стрелами Долголетия, что у тебя есть, ты сводных братьев на гребень холма загони, а еще к стремнине реки [их] гони - [в нее] сбрось, [и тогда] ты Богом-Правителем Великой Страны станешь, а еще Богом-Духом Земли людей станешь, ту дочь мою, Сусэри-бимэ, главной женой сделай, у подножия горы Уканояма, на скалах-корнях столбы дворца прочно утверди, до Равнины Высокого Неба коньки кровли вознеси, и [там] пребывай, ты, негодник!" - так сказал.
Потому, когда с теми Мечом-Луком [он] тех восемьдесят богов гнал-загонял, [он их] на каждый гребень холма загнал-уложил, в каждую стремнину реки загнал-сбросил, и впервые создал страну.

Свиток 1. Глава 19

И вот, та Ягами-химэ, согласно клятве, что раньше дала, сочеталась с [богом Оо-намудзи]. Потому, взяв ту Ягами-химэ с собой, [он] прибыл в Идзумо, однако, боясь его главной жены, Сусэри-бимэ, [она] дитя, что у нее родилось, в развилину дерева засунув-зажав, вернулась [в Инаба]. Потому-то дитя нарекли Ко-но-мата-но ками - Бог Развилины Дерева - так назвали, а другим именем Мии-но ками - Бог Священного Колодца зовется.

Свиток 1. Глава 20

Этот бог Ятихоко-но ками, желая посвататься к Нунакава-химэ - Деве из Нунакава, что в стране Коси, отправился [туда], и вот, прибыв к дому той Нунакава-химэ, сложил песню:

В стране Восьми Островов
Бог Ятихоко
Жену найти не смог.
И вот, он услыхал,
Что в дальнем далеке,
В стране, что зовется Коси,
Мудрая дева есть,
И вот, он услыхал -
Прекрасная дева есть.
И сватать ее
Отправился в путь,
Сватать ее
Пустился в путь.
Еще я развязать не успел
Тесьму моего меча,
Еще я распустить не успел
Моего хаори шнуры,
Деревянную дверь,
За которой дева спала,
Толкая-тряся,
Я там стоял,
Шатая-таща,
Я там стоял, -
А уже на зеленых горах
Дрозд запел,
Птица майских полей
Фазан отозвался ему,
Дворовая птица
Петух прокричал.
Как они досадили мне,
Эти птицы, криком своим!
Ах, унять бы несносный крик
Этих горло дерущих птиц!
Таковы слова,
Вот они, слова
Спешащих-летящих
Ама быстрых гонцов! -

Так сложил.

Тогда та Нунакава-химэ, все еще не открывая дверей, изнутри сложила [ему] песню:

Бог Ятихоко!
Я всего лишь женщина,
Гнущаяся трава.
А моя душа -
Птица в бухте морской.
Пусть еще пока
Я птица ничья,
Время пройдет, и я
Птицей стану твоей.
Жизнь свою
Не погуби [второпях]!
Таковы слова,
Вот они, слова
Спешащих-летящих
Ама быстрых гонцов!

Когда солнце уйдет
За зеленые горы,
Явится ночь,
Черная, как ягоды тута.
[Тогда] приходи,
Смеясь, как солнце поутру,
Руками, что так белы,
Как жгуты из волокон тута,
Мою молодую грудь,
Нежную, как пушистый снег,
Приласкай!
И, лаская, сплетемся.
Руками, что как жемчуга,
Руками жемчужными, обними!
И, протянувшись свободно,
Уснем крепким сном.
Так не взывай любовно
[Ко мне]. Бог Ятихоко!
Таковы слова,
Вот они, слова! -

Так сложила. Потому в ту ночь они не соединились, а соединились на следующую ночь.
Е.М.ПИНТУС. Кодзики - записки о деяниях древности.
Свиток 1. Глава 21

Опять жена того бога, богиня-императрица Сусэри-бимэ-но микото, сильно возревновала. Потому ее супруг-бог, досадуя [на это], собрался отправиться из Идзумо в страну Ямато и стал снаряжаться. И вот, взявшись рукой за седло своего коня, ноту занеся в стремя, сложил:

Облачен я весь
В одежды черного цвета,
Черные, что ягоды тута.
Словно морская птица,
Глядя себе на грудь,
Ими, как крыльями, хлопаю -
Не годны они!
В волну, что бежит к земле,
Бросаю одежды эти.
Облачен я весь
В одежды синего цвета,
Синие, что зимородок.
Словно морская птица,
Глядя себе на грудь, и
Ими, как крыльями, хлопаю -
Не годными они!
В волну, что бежит к земле,
Бросаю одежды эти.
Облачен я весь
В одежды цвета марены,
Что на горах взросла.
Словно морская птица,
Глядя себе на грудь,
Ими, как крыльями, хлопаю -
Эти годятся!
Любимая моя!
Богиня-жена моя!
Когда я удалюсь
Со стаей слуг моих,
Сгрудившихся, как птичья стая,
Когда я удалюсь,
Их увлекая в путь,
Как увлекает птицу птица,
Хоть скажешь: <Не заплачу я>,
Заплачешь,
Голову склоня,
Как склонится побег сусуки
На склоне гор,
И плач твой встанет,
Как дымка раннего дождя.
Богиня-жена моя,
Молодая трава!
Таковы слова,
Вот они, слова! -

Так сложил.

Тогда та императрица взяла чашу, полную сакэ, приблизилась [к нему] и, поднеся [чашу], сложила:

Бог Ятихоко!
Оо-кунинуси мой!
Ты - муж, и потому
На острове любом из тех,
Что ты на веслах обойдешь,
На мысу любом из тех,
Что на пути ты обогнешь,
Будешь иметь жену -
Молодую траву.
Другое дело я,
Я - женщина, и потому,
Кроме тебя одного,
Мужчины нет у меня,
Кроме тебя одного,
Мужа нет у меня.
Под шелком полога
Веющим,
Под одеялами греющими,
Под покрывалами шелестящими
Мою молодую грудь,
Нежную, как пушистый снег,
Руками, что так белы,
Как жгуты из волокон тута,
Приласкай!
И, лаская, сплетемся.
Руками, что как жемчуга,
Руками жемчужными,
Обними!
И, протянувшись свободно,
Усни крепким сном.
Вкуси изобильного сакэ. -

Так сложила.

Так сложила, и, обменявшись чашками, обвив шеи друг друга, [они] до нынешнего дня здесь пребывают в покое. Песни эти называют <Рассказами эпохи Богов>.

И вот, дитя, что родил этот бог Оо-кунинуси-но ками, сочетавшись с Такири-бимэ-но микото - Девой-Богиней Тумана, пребывающей во дворце Окицумия, в Мунаката, [был] Адэисикитака-хиконэ-но ками - Юноша-Высокий Бог Плугов. Следующей [была] Така-химэ-но микото - Дева-Высокая Богиня, младшая сестра. Другое имя Ситатэ-ру-химэ-но микото - Дева-Ниже Светящаяся Богиня. Этот бог Адэисикитака-хиконэ-но ками ныне зовется Камо-но оо-ми-ками - Великий Священный Бог Камо.

Дитя, что еще родил бог Оо-кунинуси-но ками, сочетавшись с Камуятатэ-химэ-но микото - Девой-Богиней Божественных Стрелы и Щита, [был] Котосирануси-но ками - Бог-Оракул.

А дитя, что еще родил, сочетавшись с дочерью Ясимамудзи-но ками - Бога-Владельца Восьми Островов, Торимими-но ками - Богиней-Птичье Ушко, [был] Торинаруми-но ками - Бог Моря Кричащих Птиц.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с Хинатэринукатаби-тиоикотини-но ками - Богиней, Освещающей Сельские Местности в Нуката, [был] Куниоситоми-но ками - Бог Обильных Богатств Страны.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с Асинадака-но ками - Богиней Тростниковых Высот, другое имя Ягахаэ-химэ - Дева Множества Цветений, [был] Хаямика-но-такэсахая-даинуми-но ками - Бог Быстрый Устрашающий Храбрый Правитель из Сахая.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с дочерью Амэ-но- микануси-но ками - Бога-Небесного Устрашающего Правителя, Сакитама-химэ - Девой Счастливой Жемчужины, [был] Микануси- хико-но ками - Юноша-Бог Устрашающий Правитель.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с дочерью Оками-но ками - Бога-Дракона, Хинараси-химэ - Девой Ровного Огня, [был] Тахирикисимаруми-но ками - Бог-Дух из Кидзима.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с дочерью Хихираги-но-соноханамадзуми-но ками - Бога Редчайших Цветов Душистого Кустарника, Икутама-сакитама-химэ-но ками - Девой-Богиней Животворящей Жемчужины, Счастливой Жемчужины, [был] Миронами-но ками - Бог Волн в Миро.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с дочерью Сакиямануси-но ками - Бога-Правителя Уступчатых Гор, Аонумауманумаоси-химэ - Девой Болот из Нуноси, [был] Нунооситомиторинаруми-но ками - Бог Моря Кричащих Птиц в Нуноси.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с Вака-цукусимэ-но ками - Юной Богиней из Цукуси, [был] Амэ-но-хибараоосинадоми-но ками - Бог-Солнечное Чрево из Большого Синадо.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с дочерью Амэ-но-сагири-но ками - Бога Небесных Туманов в Ущельях, Тооцуматинэ-но ками - Богиней Далекого Маги, [был] Тооцуямасакитараси-но ками - Бог Далекого Ямасаки.

От бога Ясима-дзинуми-но ками до бога Тоцуямасакитараси-но ками - богов, о которых рассказано выше, называют <Богами Семнадцати Поколений>.

Свиток 1. Глава 22

И вот, когда бог Оо-кунинуси-но ками пребывал на мысе Михо в Идзумо, по гребням волн, сидя в небесной лодочке из стручка каками, в платье, что соорудил [себе] из кожицы трясогузки,"" перья [из нее] выщипав-выдергав, явился сюда бог.

Тогда [бог Оо-кунинуси] спросил его имя, но [тот] не ответил. Снова спросил у богов [своей] свиты, но [те]: <Никто из нас не знает>, - сказали. Тут проквакала жаба:" <Куэбико, вот кто непременно должен знать>, - так проквакала, и потому [бог Оо-кунинуси] тут же призвал Куэбико и спросил.

Тогда [тот] сказал в ответ: <Это-священное дитя богини Камимусу-би-но ками, Сукуна-Бикона-но ками - Бог-Малыш, вот это кто!>. И вот, когда [бог Оо-кунинуси-но ками] рассказал [об этом] Камимусуби-но ми-оя-но микото - Богине Божественного Творения - Священной Матери, [та] сказала в ответ: <Он и в самом деле мое дитя. Среди [других моих] детей это дитя проскользнуло у меня меж пальцев. Потому ты, Безобразный Бог-Муж с Тростниковой Равнины, [и он] станьте братьями и ту страну создавайте-укрепляйте>, - так сказала.

Потому с тех пор Оо-намудзи и Сукуна-Бикона - два бога совместно эту страну строили-укрепляли. А уж после того, тот бог Сукуна-Бикона-но ками переправился в заморскую Страну Вечной Жизни.

И вот, тот самый Куэбико, что опознал того бога Сукуна-Бикона, теперь зовется Пугало Горных Полей. Этот бог, хоть ноги и не ходят у него, все дела в Поднебесной знает.

Глава 23

Тут бог Оо-кунинуси-но ками, горюя, сказал: “Как смогу я один хорошо создать эту страну? С каким богом вместе мы хорошо создадим эту страну?” — так сказал.

В это время был бог, который прибыл, освещая море. Тот бог сказал: “Если будешь хорошо поклоняться мне, я вместе [с тобой] буду хорошо создавать [страну]. А не сделаешь так, трудно будет стране стать”, — так сказал.

Тогда бог Оо-кунинуси-но ками сказал: “В таком случае, как поклоняться тебе?” — так сказал, и [тот бог] сказал в ответ: “Поклоняйся мне на восточной горе [из гор] Аогаки-яма в Ямато”.

Это бог, что пребывает на горе Миморо-яма.

Глава 24

И вот, дитя, что родил этот бог Оо-тоси-но ками, сочетавшись с дочерью Камуикумусуби-но ками — Бога Божественной Животворящей Силы, Ино-химэ — Девой из Ино, [был] Оо-куни-ми-тама-но ками — Бог-Священный Дух Великой Страны. За ним Кара-но ками — Корейский Бог. За ним Сохори-но ками — Бог Сохори. За ним Сирахи-но ками — Бог Сираги. За ним Хидзири-но ками — Бог-Мудрец.

Пять богов.

Дитя, что еще родил, сочетавшись с Каё-химэ — Девой Светящейся, [был] Оо-кагаямато-оми-но ками — Благородный Бог Большого Светящегося Входа в Горе. За ним Митоси-но ками —, Бог Священной Жатвы.

Два бога.

Дитя, что еще родил, сочетавшись с Амэтикарумидзу-химэ — Девой, Ведающей Небесными Водами, [был] Окицу-хико-но ками — Юноша-Бог Тлеющих Углей. За ним Окицу-химэ-но микото — Дева-Богиня Тлеющих Углей. Другое имя Оо-бэ-химэ-но ками — Дева-Богиня Большого Очага. Это и есть богиня очага, почитаемая всем народом.

За ней Оо-ямакуи-но ками — Бог Больших Горных Столбов. Другое имя Ямасуэ-но-оо-нуси-но ками — Бог-Великий Правитель Верхушек Гор. Этот бог пребывает на горе Хиэ, в стране Тикацу-Оми. А еще пребывает в Мацу-но О, в Кадзуно. Это и есть бог, что держит гудящую стрелу.

За ним [был рожден] Нивацухи-но ками — Бог Солнца во Дворе. За ним Асуха-но ками — Бог Земли под Ногами. За ним Хахики-но ками — Бог Входа в Жилище. За ним Кагаямато-оми-но ками — Благородный Бог Светящегося Входа в Горе. За ним Хаямато-но Ками — Бог Входов у Предгорий. За ним Ниватаканухи-но ками — Бог Высокого Солнца во Дворе. За ним Оо-цути-но ками — Бог Великой Земли. Другое имя Цути-но-ми-оя-но ками — Богиня-Священная Мать Земли.

Девять богов.

Детей бога Оо-тоси-но ками, о которых рассказано выше, от Оо-куни-ми-тама-но ками до Оо-цуги-но ками, всего шестнадцать богов.

Дитя, что родил бог Хаямато-но ками, сочетавшись с богиней Оо-гэцу-химэ-но ками, [был] Вакаямакуи-но ками — Бог Столбов Молодых Гор. За ним Вакатоси-но ками — Бог Молодой Жатвы. За ним Вакасанамэ-но ками — Богиня Молодых Посадок Риса, младшая сестра. За ней Мидзумаки-но ками — Бог Разбрызгивания Воды. За ним Нацутакацухи-но ками — Бог Летнего Высокого Солнца. Другое имя Нацу-но-мэ-но ками — Богиня Лета. За ней Аки-бимэ-но ками — Дева-Богиня Осени. За ней Кукутоси-но ками — Бог Года Побегов. За ним Кукукивакамуроцунанэ-но ками — Бог Побегов Молодой Лозы в Пещерах.

От детей Хаяма, о которых рассказано выше, до Вакамуроцунанэ. всего восемь богов.

Глава 25

Великая священная богиня Аматэрасу оо-ми-ками, своим повелением: “Тоёасихара-но-тиаки-но-нагаихоаки-но-мидзухо-но куни — Страна обильных тростниковых равнин, тысячеосенних, долгих пятисотенных молодых рисовых ростков — это страна, которой ведать должно моему дитяти, богу Масакацу-а-кацукатихаяхи амэ-но-осихомими-но микото” - так, поручив, [ему] велела спуститься с небес.

Тут бог Амэ-но-осихомими-но микото — Бог Обильных Рисовых Ростков, стоя на Небесном Плавучем Мосту, сказал: “Страна обильных тростниковых равнин, тысячеосенних, долгих пятисотенных молодых рисовых ростков находится в большом беспорядке”, — так сказал, снова обратно поднялся и Великой Богине Аматэрасу оо-ми-ками [об этом] доложил.

Тогда, по повелению бога Така-ми-мусуби-но ками [и] Великой Священной Богини Аматэрасу оо-ми-ками в долине Небесной Спокойной Реки восемьсот мириад богов собралось-сошлось, богу Омоиканэ-но ками наказали поразмыслить и сказали: “Эта Тростниковая Равнина-Серединная Страна — страна, которой [богиня Аматэрасу] наказала управлять своему дитяти. Потому, думаем [мы], много в этой стране буйствующих земных богов, что быстро, [как ветер], носятся. Какого бога [мы] тут пошлем, [чтобы к нам] повернуть их?” — так сказали.

Тогда бог Омоиканэ-но ками и восемьсот мириад богов, посовещавшись, сказали: “Бога Амэ-но-хохи-но ками — Бога Небесного Рисового Колоса, вот кого нужно послать”, — так сказали.

Потому бога Амэ-но-хохи-но ками послали, а он тут же вошел в милость у бога Оо-кунинуси-но ками и в течение трех лет не возвращался, не докладывал [о своем поручении].

И вот, бог Така-ми-мусуби-но ками [и] Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками снова спросили всех богов: “Бог Амэ-но-хохи-но ками, что был послан в Тростниковую Равнину-Серединную Страну, долгое время не возвращается, не докладывает. Какого бога [нам] следует снова послать?” — так спросили.

Тогда бог Омоиканэ-но ками сказал в ответ: “Нужно послать сына Амацукунитама-но ками — Небесного Бога-Духа Страны, Амэ-но-вакахико — Небесного Молодого Юнца”, — так сказал.

И вот, тогда пожаловали [они] Амэ-но-вакахико Небесный Олений Лук и Небесные Оперенные Стрелы и послали [его]. И вот бог Амэ-но-вакахико, как только спустился в ту страну, сочетался с дочерью бога Оо-кунинуси-но ками, девой Ситатэру-химэ, а еще замыслил ту страну заполучить, и в течение восьми лет не возвращался, не докладывал.

И вот, когда Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками [и] бог Така-ми-мусуби-но ками снова спросили всех богов: “Амэ-но-вакахико долго не возвращается, не докладывает. Какого бога снова пошлем — по какой причине Амэ-но-вакахико долго не возвращается, спросим?” — так спросили.

Тут все боги, а также бог Омоикана-но ками: “Фазана, по имени Накимэ — Плачущая Женщина, нужно послать”, — так сказали в ответ, и тогда сказали [боги Фазану]: “Ты отправляйся, у Амэ-но-вакахико спроси: "Причина, по которой ты послан был в Тростниковую Равнину-Серединную Страну, та, чтобы буйствующих богов той страны [к нам] повернуть-утихомирить. Почему в течение восьми лет не возвращаешься, не докладываешь?” — так сказали.

И вот, тогда Накимэ спустилась с небес, уселась на густоветвистом дереве кацура, что [стояло] у ворот Амэ-но-вакахико, и сказала в точности по повелению небесных богов. Тогда Амэ-но-сагумэ — Небесная Мудрая Женщина услыхала, что эта птица говорит, Амэ-но-вакахико передала и сказала: “Крик этой птицы очень плохой. Потому нужно ее подстрелить”, — так посоветовала, и тут же Амэ-но-вакахико взял Небесный Лук из дерева Хадзи [и] Небесную Оленью Стрелу, что [ему] пожаловали небесные боги, и того Фазана подстрелил.

Тут та стрела прошла через грудь Фазана, взлетела обратно, и достигла того места, [где находились] в Равнине Небесной Спокойной Реки Великая Богиня Аматэрасу оо-ми-ками [и] Такаги-но ками — Бог Высокого Дерева. А бог Такаги-но ками — это другое имя бога Таками-мусуби-но ками, вот он кто.

И вот, бог Такаги-но ками ту стрелу взял и посмотрел, а к оперению той стрелы кровь пристала.

Тут бог Такаги-но ками: “Эта стрела — та, что была пожалована Амэ-но-вакахико!” — сказал, тут же всем богам показал ее и сказал:

“Если Амэ-но-вакахико повеления не нарушил, и пришла [к нам] стрела, которой [он] выстрелил в злых богов, не попадай ты в Амэ-но-вакахико. Если же помыслы [он] имеет нечистые, пусть будет проклят этой стрелой Амэ-но-вакахико!” — так сказав, взял ту стрелу, и через дырку, что [проделала] она, отправил ее обратно, [и она] ударила в грудь Амэ-но-вакахико, высокую, как холм, когда [он] утром лежал в постели, и [он] умер.

Отсюда [стали говорить] “возвращающаяся стрела”.

А еще и Фазан тот не вернулся. Потому поговорка “Фазан — Посланный в Один Конец”, что и сегодня (существует], отсюда пошла.

Глава 26

И вот, плач девы Ситатэру-химэ, жены Амэ-но-вакахико, разнесся ветром и достиг небес. Тут отец Амэ-но-вакахико, Амацукунитама-но ками — Небесный Бог-Дух Страны, находившийся на небесах, а также его жена и дети, услышали [этот плач], спустились [на землю] и, плача-горюя, тут же на том месте построили погребальный дом, Речного Гуся сделали разносчиком [погребальных] приношений, Цаплю сделали носильщиком метлы, Зимородка приставили к священной пище, Воробья приставили к ступке, Фазана сделали плакальщицей, — так сделали-определили, и дней — восемь дней, ночей — восемь ночей пели и танцевали.

В это время бог Адзисикитака-хиконэ-но ками прибыл и принял участие в похоронах Амэ-но-вакахико, и тогда отец Амэ-но-вакахико, спустившийся с небес, а также его жена — все они, плача, сказали:

"Мое дитя не умерло! Мой господин не мертв!" — так сказали и, припав к его рукам и ногам, плакали-горевали. Причина того, что так ошиблись [была в том], что облик этих двух богов был очень схожим. Из-за этого [они] ошиблись.

Тут бог Адзисикитака-хиконэ-но микото, сильно разгневавшись, сказал: “Я прибыл хоронить [его, потому что его] любимым другом являюсь. С какой же стати уподобляете меня нечистому мертвецу?” — так сказав, обнажил меч в десять пястей, что его опоясывал, и тот погребальный дом срубил и ногой [его] пнул-откинул прочь. Это и есть Мояма — Погребальная Гора, в верхнем течении реки Аимикава, в стране Мино-но куни. Имя того меча, которым срубил [дом], Оо-хакари — Великая Мера, так зовется, другое имя Камудо-но цуруги — Меч из Камудо, так зовется.

И вот, когда бог Адзисикитака-хиконэ-но ками в гневе улетел, его младшая сестра, Така-химэ-но микото, хотела раскрыть [значение] его священного имени. И вот, сложила:

О, жемчужина с отверстием,
На нити жемчужин,
На священной нити,
Что надевает на шею Дева-ткачиха
С небес, —
Это он,
Бог Адаисикитака
Хиконэ-но ками,
Что священные долины
Пересекает по две! —

Так сложила. Эта песня есть Хинабури — Сельский Напев.

Глава 27

Тут Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками сказала: “Какого бога следует снова послать?” — так сказала. Тогда бог Омоиканэ-но ками, а также все боги сказали: “Бога, что пребывает в Небесном Скалистом Гроте, в верховьях Небесной Спокойной Реки, по имени Ицу-но-охабари-но ками — Бог Священного Расширяющегося Клинка — его надо послать. А если не этот бог, то сын его, Такэмикадэути-но-о-но ками — он должен быть послан. А поскольку тот бог Амэ-но-охабари-но ками запрудил воды Небесной Спокойной Реки и путь перегородил, другие боги [там] пройти не смогут. Поэтому специально Амэ-но-каку-но ками — Бога-Небесного Оленя надо послать, чтобы спросил”, — так сказали.

И вот, когда послали бога Амэ-но-каку-но ками, и [он] спросил бога Амэ-но-охабари-но ками, [тот] сказал в ответ: “Повинуюсь. Служу [вам]. Однако в этот путь мой сын, бог Такэмикадзути-но ками, должен быть послан”, — так сказав, тут же [его] представил.

Тогда бога Амэ-но-торифунэ-но ками богу Такэмикадзути-но ками с собой и послали [их].

А потому, эти два бога спустились на побережье Инаса, в стране Идзумо, обнажили меч в десять пястей и поставили [его] острием вверх на гребпе волны, на кончике того меча, скрестив ноги, уселись, и тому богу Оо-кунинуси-но ками задали вопрос: “[Мы] посланы повелением Великой Богини Аматэрасу оо-ми-ками [и] бога Такаги-но ками, чтобы спросить. Нам поручено-сказано было, что Тростниковая Равнина-Серединная Страна, которой ты управляешь, — страна, которой ведать [должен] мой потомок. Потому — каковы твои намерения?” — так сказали.

Тогда бог [Оо-кунинуси] сказал в ответ: “ Я сказать не могу. Мой сын, Яэкотосиронуси — Бог-Правитель Многих Слов, он должен сказать. Однако [он] ушел на мыс Михо, позабавиться [охотой] на птиц и уженьем рыбы, и еще не вернулся”, — так сказал.

И вот, тогда послали бога Амэ-но-торифунэ-но ками позвать бога Яэкотосиронуси-но ками, и когда [он пришел], спросили [его], и [он] своему отцу, Великому Богу, сообщил-сказал: “Повинуюсь. Эту страну потомку небесных богов благоговейно предоставлю”, — так сказав, тут же ту лодку пнул [ногой] и перевернул, и небесным обратным [хлопком] рук превратил [ее] в зеленую изгородь и спрятался [за ней].

Глава 28

И вот, тогда [они] спросили у того бога Оо-кунинуси-но ками: “Сейчас твой сын, бог Котосиронуси-но ками, так [нам] сказал. Есть ли еще [у тебя] сын, который должен сказать?” — так спросили.

Тут [бог Оо-кунинуси] снова сказал: “Есть еще у меня сын, Такэминаката — Доблестный Бог Минаката. Кроме него [сыновей] нет”, — так сказал.

Пока [он] так говорил, тот бог Такэминаката-но ками явился, подняв на кончиках пальцев скалу, что только тысяча человек притащить бы могли, и сказал: “Кто это в нашу страну пришел, и так шепотком-тишком разговаривает? А ну-ка, померяемся силой! Вот, я первый возьму тебя за руку”.

Потому [бог Такэмикадзути] дал [ему] взять себя за руку, и тут же [свою руку] превратил в ледяную сосульку, а еще в лезвие меча ее превратил. И вот, [бог Такэминаката] испугался и отступил.

Тогда [бог Такэмикадзути] попросил в свою очередь руку того бога Такэминаката, и когда взял [ее], то, словно молодой тростник взял, — обхватил и смял [ее], и отбросил от себя, и бог [Такэминаката] тут же убежал прочь.

И вот, когда [бог Такэмикадзути] погнался за ним, и настиг [его] у моря Сува, в стране Синано-но куни, и хотел [его] убить, бог Такэминаката сказал: “Повинуюсь. Не убивай меня. Кроме этого места [я] в другие места не пойду. А также повелений моего отца, бога Оо-кунинуси, не ослушаюсь. Слов бога Яэкотосиронуси-но ками не ослушаюсь. Эту Тростниковую Равнину-Серединную Страну в точности по повелению потомка небесных богов [тебе] преподнесу”, — так сказал.

И вот, они снова вернулись обратно и спросили того бога Оо-кунинуси-но ками: “Твои сыновья, два бога Котосиронуси-но ками и Такэминаката-но ками, оба сказали, что не ослушаются повеления потомка небесных богов. А твои намерения каковы?” — так спросили.

Тогда [бог Оо-кунинуси] сказал в ответ: “Того, что сказали мои сыновья, два бога, я не ослушаюсь. Эту Тростниковую Равнину-Серединную Страну, согласно повелению, полностью преподнесу. Только жилище мое [вы] устройте, как небесные покои блистающие, [как те], которыми ведает Небесная Солнечная Династия потомка небесных богов, на скалах-корнях столбы дворца прочно утвердите, до Равнины Высокого Неба коньки кровли вознесите, и [там] меня почитайте, тогда я далеко-далеко — не в ста, а в восьмидесяти поворотах пути скроюсь и служить вам буду. А еще — из моих детей, ста восьмидесяти богов, бог Яэкотосиронуси-но ками, [нас] и спереди и сзади охранять-служить станет, тогда бога, который ослушался бы, не будет”, — так сказал.

Так сказав, на побережье Тагиси в стране Идзумо, небесные священные покои построил [себе], внук бога Проливов, Кусиятама-но ками — Бог Восьми Чудесных Жемчужин, [у него] стольником стал, и когда небесные священные яства подносил, произносил благословение.26*

[Этот] бог Кусиятама-но ками в Баклана превратился, на дно моря нырнул, глину со дна в клюве принес, и восемьдесят небесных плоских сосудов изготовил, стебли водорослей срезал и ступку для добывания огня сделал, стебли саргассы срезал и пестик для добывания огня сделал, огонь высек и сказал:

Огонь, что я добыл,
Подымайся ввысь,
Так, чтобы
На равнине Высокого Неба,
В небесных покоях блистающих
Богини-матери Камимусуби-но микото
На восемь пястей вниз
Сажа повисла,
А под землей
Скалы-корни
Обожженные затвердели.
Рыбаки, что ловят рыбу,
Канаты из волокон таку
Растянули на тысячу хиро,
И тянут к себе, поднимают,
Шурша-шурша,
Судака со ртом широко разверстым,
С плавниками широкими.
Небесные яства из рыб, —
Столько, что прогнутся подносы бамбуковые,
[Тебе] поднесу. —

Так сказал.

И вот, бог Такэмикадзути-но ками поднялся обратно [на Равнину Высокого Неба] и доложил о том, что Тростниковую Равнину-Серединную Страну подчинил и усмирил.

Глава 29

Тогда Великая Богиня Аматэрасу оо-ми-ками, бог Такаки-но ками, [со своим] повелением потомку-наследнику, богу Масакацу-а-кацукатихаяхиамэ-но-осихомими-но микото сказали: “Теперь Тростниковую Равнину-Серединную Страну подчинять кончили, — так донесено. Потому, в точности как [тебе] было поручено, спустись и ведай [ею]”, — так сказали.

Тогда потомок-наследник, бог Масакацу-а-кацукатихаяхиамэ-но-осихомими-но микото сказал в ответ: “Я снарядился, чтобы спуститься, а в это время [у меня] сын родился. Имя [его] Амэникиси-куниникиси-амацухико-хикохо-но-ниниги-но микото — Небесный Юноша-Бог Небесного Изобилия, Земного Изобилия Рисовых Ростков, — вот какое! Этого сына нужно послать вниз”, — так сказал.

Дитя, что родил этот сын, соединившись с дочерью бога Такаки-но ками, Ёродзухататоёакидзуси-химэ-но микото — Девой-Богиней Мастерицей Обильной Осени Мириад Ткацких Станков, [было] Амэ-но-хоакари-но микото — Бог Яркости Небесного Огня. За ним Хикохо-но-ниниги-но микото — Юноша-Бог Изобилия Рисовых Ростков рожден.

Два бога.

Потому-то, в точности как [потомком-наследником] было сказано, дали повеление богу Хикохо-но-нигини-но микото: “Эта Тоёасихара-но-мидзухо-но куни — Страна Обильных Тростниковых Равнин, Молодых Рисовых Ростков — это страна, которой тебе ведать, — так поручено [было]. Потому, в точности по повелению, должно [тебе] спуститься с небес”, — так сказали.

И вот, когда бог Хикохо-но-нигини-но микото собирался спуститься с небес, был тут бог, что, находясь на восьми небесных перекрестках [дорог], освещал — вверху Равнину Высокого Неба, внизу — Тростниковую Равнину-Серединную Страну.

Потому, тогда Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками, бог Такаки-но ками, [своим] повелением богине Амэ-но-удзумэ-но ками сказали: “Хотя ты нежная дева, но ты — божество, что может, лицом к лицу встретясь, одолеть [другого]. Потому только тебе идти и спросить: "Кто это находится тут, на пути, по которому мой потомок спускается с небес?”, — так сказали.

И вот, когда богиня Амэ-но-удзумэ спросила, [тот бог] сказал в ответ: “Я — земной бог. Имя [мое] Саруда-хико-но ками — Юноша-Бог из Саруда, вот какое. Явился сюда, услышав, что потомок небесных богов спустился с небес. По этой причине, желая послужить [ему] проводником, пришел на встречу”, — так сказал.

Глава 30

Тогда, богам Амэ-но-коянэ-но микото, Футодама-но микото, Амэ-но-удзумэ-но микото, Исикоридомэ-но микото, Таманоя-но микото, всем пятерым главам кланов, каждому его службу определив, послали [их] вниз с небес. Тут [богиня Аматэрасу богу Хикохо-но-ниниги дала] длинные нити со множеством магатама, зеркало — те, которыми [ее из грота] выманивали, а еще меч Кусанаги, а еще Токоё-но-омоиканэ-но ками — Бога Размышляющего из Вечного Царства, Бога-Мужа Тадзикара-о-но ками, Амэ-но-ивато-вакэ-но ками — Юного Бога Небесного Скалистого Входа присоединила и сказала: “Это зеркало полностью считай моим духом, поклоняйся ему так, как мне поклонялся бы. А бог Омоиканэ-но ками пусть примет [на себя] мои дела [на земле] и управляет”, — сказала.

Этих двух богов почитают в храме Звенящих Браслетов, что в Исудзу.

За ними [был] Тоюукэ-но ками — Бог Обильной Пищи — это бог, что пребывает в наружном храме, в Ватараи.

За ним [был] бог Амэ-но-ивато-вакэ-но ками, другим именем Кусиивамадо-но ками — Бог Чудесного Входа в Скале зовется. Другим именем Тоёивамадо-но ками — Бог Многих Входов в Скале зовется. Этот бог есть Бог Священных Ворот.

За ним Бог-Муж Тадзикара-о-но ками пребывает в Сананагата.

И вот, тот бог Амэ-но-коянэ-но микото.

Есть предок мурадзи [из рода] Накатоми.

Бог Футодама-но микото.

Есть предок атаэ [из рода] Имубэ.

Богиня Амэ-но-удзумэ-но микото.

Есть предок кими [из рода] Сарумэ.

Богиня Исикоридомэ-но микото.

Есть предок мурадзи [из рода] Кагамицукури.

Бог Таманоя-но микото.

Есть предок мурадзи [из рода] Таманоя.

И вот, тогда богу Амацухикохо-но-ниниги-но микото сказали, [и он] оставил [свое] небесное прочное сидение и, раздвигая небесные, в восемь гряд протянувшиеся облака, пробиваясь-проталкиваясь, встал на отмели возле Небесного Плавучего Моста и [затем] совершил нисхождение с небес на пик Кудзифурутатэ горы Такатихо, что в Химука, в Цукуси.

И вот, тогда двое богов — Амэ-но-осихи-но микото — Бог Небесного Обильного Солнца и Амацукумэ-но микото — Небесный Бог из Кумэ взяли на спины небесные крепкие колчаны, опоясались мечами с рукоятками-молотами, взяли небесные луки из дерева Хадзи, в руках зажали небесные оленей убивающие стрелы и, стоя перед [богом Амацухикохо-но-ниниги], служили [ему].

И вот, тот бог Амэ-но-осихи-но микото, он предок мурадзи [из рода] Отомо и бог Амацукумэ-но микото, он предок атаэ [из рода] Кумэ сказали: “Эта земля [находится] против страны Кара, [это] страна, куда через мыс Касаса прямо приходишь, страна, на которую утреннее солнце прямо светит, страна, которую вечернее солнце освещает. Потому земля эта — очень хорошее место”, — так сказав, столбы дворца на скалах-корнях прочно утвердили, коньки кровли до Равнины Высокого Неба вознесли, и там пребывали.

Е.М.ПИНТУС. Кодзики - записки о деяниях древности.
Глава 31

И вот, тогда [бог Хикохо-но-ниниги] сказал богине Амэ-но-удзумэ-но микото: “Бога Саруда-хико-но оо-ками, что служил [мне] проводником, ты, которая его узнала-назвала, проводи-служи [ему]. А еще имя того бога на себя прими и служи [мне]”, — так сказал.

Потому-то кими из [рода] Сарумэ носят имя того Бога-Мужа Саруда-хико и то, что женщин [из этого рода] называют “кими [из] Сарумэ”, отсюда идет.

И вот, когда тот бог Саруда-хико-но ками пребывал в Адзака, [он] ловил рыбу, и раковина хирабу заглотнула [его] руку, [потому он] погрузился в воду и утонул. Потому по имени он, когда погрузился на дно, Сокодоку-ми-тама — Священный Дух, Достигший Дна, зовется;

по имени он, когда на морской воде пузырьки пены появились, Цубутацу-ми-тама — Священный Дух Вскипающих Пузырьков Пены зовется; по имени он, когда пена обильно запузырилась, Авасаку-ми-тама — Священный Дух Образующейся Пены зовется.

Тут [богиня Амэ-но-удзумэ], проводив бога Саруда-хико, вернулась обратно, и тут же всех [рыб], с плавниками широкими, с плавниками узкими, созвала-собрала и спросила: “Вы потомку небесных богов будете служить?”. И тогда рыбы, все: “Будем служить”, — сказали, [а] среди них [только] Трепанг [ничего] не сказал.

Тогда богиня Амэ-но удзумэ-но микото сказала Трепангу: “Этот рот — рот, что ответить не может”, — так сказав, кинжалом ему рот разрезала. Потому и сейчас рот у Трепанга разрезан.

Потому-то, когда ко Двору первые продукты моря из Сима подносят, [их] раздают [и] кими [из рода] Сарумэ.

Глава 32

Тут бог Амацухико-хикохо-но ниниги-но микото на мысе Касаса встретил прекрасную девушку. Тогда [он] спросил:

“Чья же [ты] дочь?” — так спросил, и [она] сказала в ответ: “[Я] дочь бога Оо-яма-цуми-но ками, имя [мое] Камуатацу-химэ — Божественная Дева из Ата. Другим именем Ко-но-хана-но-сакуя-бимэ — Дева Цветения Цветов на Деревьях зовусь”, — так сказала.

Снова: “А братья-сестры есть у тебя?” — спросил, и [она]: “Есть у меня старшая сестра, Иванага-химэ — Дева Долговечности Скал”, — сказала в ответ.

Тогда [он] сказал: “Хочу с тобой супружески соединиться. Ну как?” — так сказал, и [она]: “Я ответить не могу. Мой отец бог Оо-яма-цуми-но ками, вот кто скажет”, — сказала в ответ.

Потому, послал к ее отцу, богу Оо-яма-цуми-но ками, просить [ее руки], и тогда [тот] сильно обрадовался, ее старшую сестру, Иванага-химэ, в придачу дал, сотни столов приданого вручил и преподнес-послал [ее].

И вот, из-за того что та старшая сестра [была] очень уродлива, [он], увидев [ее], испугался и обратно отослал, только ту младшую сестру, Ко-но-хана-но-сакуя-бимэ, оставил и на одну ночь с ней супружески соединился.

Тогда бог Оо-яма-цуми-но ками, из-за того что Иванага-хима вернули, испытал большой стыд и послал сказать: “Причина. по которой [я] обеих моих дочерей вместе отправил [тебе] служить, [вот в чем]: [я] послал [их], дав клятву, что если [он] Иванага-химэ пользоваться будет, жизнь потомка небесных богов — пусть даже снег падет, ветер налетит — всегда, скале подобно, вечной, крепкой, неколебимой будет. Если Ко-но-хана-но-сакуя-бимэ пользоваться будет — расцветет, подобно тому, как цветы на деревьях расцветают. [А ты] вот так [поступил]: Иванага-химэ вернул, только Ко-но-хана-но-сакуя-бимэ оставил. Потому священная жизнь потомка небесных богов недолговечной будет, подобно цветам на деревьях”, — так сказал.

И вот, потому-то и поныне священная жизнь Их Величеств Императоров не изволит быть долгой.

И вот, спустя время, Ко-но-хана-но-сакуя-бимэ пришла и сказала:

“Я затяжелела! И сейчас пришло мне время родить. Не должно это дитя небесных богов быть рождено тайно. Потому [об этом] сообщаю”, — так сказала.

Тогда [бог Амацухико-хикохо-но-ниниги] сказал: “Сакуя-бимэ за одну ночь затяжелела. Это дитя не мое. Наверное, [это] дитя земного бога”, — так сказал.

Тогда [Ко-но-хана-но-сакуя-бимэ] сказала в ответ: “Если дитя, которым я тяжела, — это дитя земного бога, не рожу благополучно. Если [это] дитя небесных богов, рожу благополучно”,— так сказав, тут же просторные покои без дверей возвела, внутрь тех покоев вошла, глиной [их изнутри] замазала, а когда пришло время родить, те покои огнем запалила и родила.

Потому имя того дитя, что рождено было, когда тот огонь вовсю пылал, — Ходэри-но микото — Бог-Светящий Огонь.

Это предок кими Хаято из Ата.

Имя за ним рожденного дитяти — Хосусэри-но микото — Бог-Ярящийся Огонь.

Священное имя за ним рожденного дитяти — Хоори-но микото — Бог-Пригибающий Огонь. Другое имя — Амацухико-хикохоходэми-но микото — Небесный Юноша-Свяци-нный Бог, Явившийся из Огня.

Три бога

Глава 33

И вот, бог Ходэри-но микото, будучи Юношей, Удачливым на Море, добывал рыб с широкими плавниками, рыб с узкими плавниками, а бог Хоори-но микото, будучи Юношей, Удачливым в Горах, добывал зверя с грубым

волосом, зверя с мягким волосом.

Тогда бог Хоори-но микото своему старшему брату, богу Ходэри-но микото: “Обменяемся каждый [своей] снастью”, — сказал и трижды попросил, однако [тот] не разрешил.

И все же в конце концов досталось [ему] кое-как обменяться.

Когда бог Хоори-но микото морской снастью удил рыбу, [он] с самого начала ни одной рыбы не поймал и еще тот крючок упустил в море.

Тут его старший брат, бог Ходэри-но микото, свой крючок попросил и сказал: “И охотничья снасть — своя снасть-удача и морская снасть — своя снасть-удача. Теперь вернем каждый [свою] снасть”, — когда так сказал, его младший брат, бог Хоори-но микото, сказал в ответ: “Когда [я] твоим крючком удил рыбу, ни одной рыбы не поймал и в конце концов крючок упустил в море”, — так сказал.

Однако его старший брат силой требовал-настаивал.

Потому его младший брат разломал меч в десять пястей, что [его] опоясывал, пятьсот крючков изготовил и [ему] возместил, но [тот] не взял.

Снова тысячу крючков изготовил и [ему] возместил, но [тот] не принял: “Все равно тот прежний крючок получу”, — сказал.

Тут, когда его младший брат, плача-горюя, на берегу моря был, пришел Сио-цути-но ками — Бог-Дух Морских Вод и спросил: “В чем причина того, что Юноша Среднего Неба плачет-горюет?” — когда так сказал, [тот] сказал в ответ: “Я и старший брат обменялись крючками, [и я] его крючок потерял. Так как [он] свой крючок просил, [я] множеством крючков возместил [ему], но [он] не принял. "Все равно тот прежний крючок получу", — сказал. Потому-то и плачу-горюю” — так сказал.

Тогда бог Сио-цути-но ками сказал: “Я тебе, богу, дам хороший совет”, тут же плотносплетенную лодочку изготовил, [его] в ту лодочку посадил и дал [ему] поучение: “Когда я ту лодочку толкну-пущу [по волнам], плыви некоторое время. Будет твой путь счастливым. Когда, как сказано, по тому пути поплывешь, [окажется там] дворец, подобно рыбьей чешуе построен — это Вата-цуми-но ками — Бога-Духа Моря дворец. Когда ворот того бога достигнешь, окажется там, у колодца, густоветвистое дерево кацура. Вот на том дереве и усядешься, а дочь того морского бога [тебя] увидит и [тебе] даст совет”, — так сказал.

И вот, когда бог Хоори-но микото проплыл немного, как ему было наказано, стало в точности по словам того [бога], и [он] тут же на то дерево кацура взобрался и уселся [на нем].

И вот, когда служанка дочери морского бога Тоётама-бимэ — Девы Обильных Жемчужин, держа драгоценный сосуд, хотела зачерпнуть воды, на поверхности колодца тень оказалась. Взглянула вверх, [а там] прекрасный юноша сидит. [Она это] очень удивительным сочла.

Тут бог Хоори-но микото ту служанку увидел и: “Хочу воды”, — так [ее] попросил. Служанка тут же зачерпнула воды, в драгоценный сосуд [ее] влила и поднесла. А [он] воды пить не стал, жемчужину [от ожерелья] со своей шеи отделил, взял [ее] в рот и выплюнул в тот драгоценный сосуд.

Тут та жемчужина пристала к сосуду, и служанка не смогла жемчужину оторвать.

Потому с приставшей жемчужиной поднесла [сосуд] богине Тоётамабимэ-но микото.

Тогда [Тоётама-бимэ], ту жемчужину увидев, спросила служанку:

“А не находится ли человек за нашими воротами?” — когда так сказала, [служанка] сказала в ответ: “Есть человек. На дереве кацура возле нашего колодца сидит. Прекраснейший юноша! Очень высокое [лицо], превосходит нашего государя. И вот, тот человек попросил воды, потому воду [ему] поднесла, а [он] воды пить не стал, эту жемчужину выплюнул [в сосуд]. Отделить ее не могу. Вот и принесла подала с ней”, — так сказала.

Тогда богиня Тоётама-бимэ-но микото удивительным это сочла, вышла-взглянула, тут же, взглянув, влюбилась, обменялась [с ним] взглядом и сказала своему отцу: “У наших ворот прекрасный человек находится”, — так сказала.

Тогда морской бог сам вышел-взглянул. “Этот человек — дитя Юноши Высокого Неба Юноша Среднего Неба”, — так сказав, тут же [его] внутрь позвал-ввел, циновок из тюленьих шкур в восемь ярусов настелил, а еще циновок шелковых, в восемь ярусов, поверх настелил, бога Хоори-но микото поверх посадил, на сотни столов приданого припас, пиршество устроил, и тут же свою дочь Тоётама-бимэ [с ним] супружески соединил. И вот, [бог Хоори-но микото], пока три года не истекло, в той стране прожил.

Глава 34

Тут бог Хоори-но микото вспомнил, что вначале произошло, и испустил глубокий вздох. И вот, богиня Тоётама-бимэ-но микото, его вздох услыхав, своему отцу сказала: “Три года [он здесь] прожил, однако не было случая, чтобы вздохнул, а этой ночью глубоко вздохнуть изволил. Нет ли какой-нибудь причины?” — так сказала.

Потому ее отец — Великий Бог своего зятя спросил: “Сегодня, как послушал [я], что говорит моя дочь: "Три года пребывает, однако не было случая, чтобы вздохнул, а этой ночью глубоко вздохнуть изволил", — так [она] сказала. Нет ли причины? А еще по какой причине сюда пожаловал?” — так сказал.

Тогда тому Великому Богу [бог Хоори-но микото] подробно о том, как его старший брат утерянный крючок требовал, рассказал. И вот, морской бог всех морских рыб — с плавниками широкими, с плавниками узкими — созвал-собрал и спросил: “Нет ли рыбы, что взяла этот крючок?” — так спросил.

И вот, все рыбы сказали: “Недавно рыба Тай жаловалась, что [у нее] в горле колючка застряла, и [она] не может есть. Потому, непременно, эта [рыба] взяла”, — так сказали.

Тут поискали в горле у Тай, [а там] крючок оказался.

Тут же [его] взяли-вытащили, вымыли-вычистили и богу Хоори- но микото поднесли, и тогда тот Бог-Дух Моря [его] научил-сказал: “Когда этот крючок своему старшему брату будешь давать, сказать тебе [надо]: "Этот крючок оботи-сусудзи-мадзити-урудзи", — вот что |скажи, и, [к брату] оборотясь спиной, отдай. А потом, если твой старший брат высокое поле обработает, ты, бог, низкое поле сооруди. Если твой старший брат низкое поле обработает, ты, бог, высокое поле сооруди. Если так сделаешь, то, поскольку я водой ведаю, за три года непременно твой старший брат бедняком станет. Если [он] на то, что [ты] так сделал, разгневается и на тебя нападать станет, [ты] Жемчужину Прилива вынь и [его] утопи, если на это горевать-жаловаться станет, [ты] Жемчужину Отлива вынь и его оживи, — вот так [его] мучай-терзай”, — так сказав, Жемчужину Прилива — Жемчужину Отлива, обе вместе [ему] пожаловал, тут же всех крокодилов созвал-собрал и спросил: “Теперь дитя Юноши Высокого Неба Юноша Среднего Неба изволит отправляться в Верхнюю страну.Кто [из вас] и за сколько дней [его] проводит и вернется?” — так спросил.

И вот, пока каждый [из крокодилов] по длине своего тела дни подсчитывал, крокодил длиной в одно хиро, сказал: “Я за один день провожу и тут же обратно вернусь”, — так сказал.

Потому [морской бог] тому крокодилу в одно хиро: “Если так — ты проводи. Когда будешь море пересекать, смотри, не испугай [его]!” — так наказал, тут же [бога Хоори-но микото] на шею того крокодила посадил и отправил.

И вот, согласно тому, как обещал, [крокодил] за один день [бога Хоори-но микото] проводил. Когда тот крокодил возвращаться собрался, [бог Хоори-но микото] кинжал, что его опоясывал, отстегнул, на шею [крокодилу] повесил и отправил [его] в обратный путь.

Потому, тот крокодил в одно хиро, поныне Сахимоти-но ками — Бог-Владелец Кинжала зовется.

И вот, [бог Хоори-но микото] в точности так поступил, как научил [его] морской бог — тот крючок отдал. Потому, спустя время, [старший брат] постепенно бедняком сделался, к тому же сердце в нем разбушевалось, и [он] с требованием пришел. Когда [он] напасть собирался, [бог Хоори-но микото] Жемчужину Прилива вынул и [его] утопил, а когда [тот] на это горевать-жаловаться стал. Жемчужину Отлива вынул и [его] спас, и когда так [его] изводил-терзал, [тот] взмолился и сказал: “Я отныне денным и нощным стражем ворот у тебя, бога, стану — служить тебе буду”, — так сказал. Потому и поныне всякие представления о временах, когда был утоплен, непрестанно показывают-прислуживают.

Глава 35

Тут дочь морского царя, богиня Тоётама-бимэ-но микото, сама вышла [на сушу] и сказала: “Я уже тяжелой была, и сейчас пришло время родить. Как подумаю об этом — не должно дитя небесных богов быть рождено в море. Потому вышла-пришла”, — так сказала.

Тогда, тут же, на морском берегу, у кромки волн дом для родов построили — кровлю перьями бакланов настелили. Тут — [кровлю] того дома для родов еще до конца не застелили, а [она], не снеся нужды своего чрева, вошла в дом для родов.

И вот, когда собралась родить, [она] своему супругу сказала: “Повсюду в чужих странах люди, когда приходит время родить, приняв облик своей [родной] страны, рожают. Потому я сейчас в прежнем [своем] облике собираюсь родить. Просьба моя: не изволь смотреть на меня”, — так сказала.

Тут, слова ее странными сочтя, [он] тайно подсмотрел, как она родить собиралась, а [она], обернувшись огромным крокодилом, ползала-извивалась.

Тут же [бог Хоори-но микото], устрашившись [этого] зрелища, убежал прочь. А богиня Тоётама-бимэ-но микото, узнав, что [он] тайно подсмотрел, за стыд это сочла и тут же свое дитя, только что рожденное, оставила и сказала: “Я собиралась всегда по морским путям приходить и обратно возвращаться. Однако облик мой тайно подсмотреть изволил, этого [я] очень стыжусь”, — и тут же морской проход загородив, [в море] вернулась-вошла.

Из-за этого священное дитя, ею рожденное, нарекли Амацухико-хиконагисатакэ-угаяфукиаэдзу-но микото — Небесный Юноша-Доблестный Бог Баклановой Крыши Ненастеленной на Морском Берегу — так назвали.

И все-таки потом, хоть и досадовала [Тоётама-бимэ] на то, что он подсмотрел, любовного томления не снеся, воспользовалась тем, что то священное дитя [нужно было] вырастить, и своей младшей сестре, Тамаёри-бимэ — Деве Нанизывания Жемчужин, поручив, поднесла [богу Хоори-но микото] песню. В той песне [она] сказала:

У жемчужин, что красного цвета,
Даже нить сверкает, однако
Жемчужинам белым подобный,
Облик твой благородней гораздо. —

Так сказала.

Тогда ее супруг сложил в ответ:

Пока моя жизнь длится,
Не забыть мне моей любимой,
С которой мы спали вместе
На острове, где ночуют
Птицы моря — дикие утки. —

Так сложил.

И вот, бог Хикохоходэми-но микото пребывал во дворце Такатихо пятьсот восемьдесят лет. Его священное погребение как раз к западу от горы Такатихо находится.



Японские мифы
Введение

"Хотя некоторые исследователи и относят период заселения японских островов к Х веку до н. э., но большинство из них все же склонны сократить этот срок, по меньшей мере, в два раза. Предполагается, что уникальный японский этнос сложился из двух ветвей: северной, состоящей из урало-алтайских народов, и южной — связанной с культурами южных морей. Восстановить этот процесс уже невозможно, но археологические находки показывают: возникновение развитого земледельческого неолита и начало цивилизации городского типа следует отнести к гораздо более позднему периоду — примерно, к концу прошлой эры.

Говоря о японской мифологии, нельзя не упомянуть о синтоизме — религиозно-культовом аспекте японской культуры, возникшем как синтез культур местных племен с племенами пришлыми. Сам термин “синто” (“путь духов”) относится ко всему сверхъестественному и необычному — и не только к божествам и духам, но и к необычайно красивой горе, скале, к очень старому дереву... Древние японцы, как и другие народы, одухотворяли явления природы, растения и животных, умерших предков, у них были свои маги, колдуны и шаманы. Только позже, под влиянием буддизма, первобытные синтоистские шаманы стали профессиональными жрецами, отправлявшими строго регламентированные обряды в специально сооруженных для этого храмах.

Пантеон синтоизма огромен, причем так же, как в индуизме, его рост ничем не ограничивался.

Синтоистский храм делится на две части: внутреннюю, закрытую, где хранятся символы и талисманы, и наружную, где происходят моления. Посещающие храм заходят во внешнюю часть, останавливаются перед алтарем, бросают в сосуд для приношений монетку, кланяются и иногда молятся (молитву можно произносить про себя). Ежегодно или несколько раз в год в храмах происходят торжественные праздники с жертвоприношениями и шествиями, на которых перед верующими проносят паланкины с переселяющимися из священных предметов духом божества. В другое время жрецы синтоистских храмов занимаются своими будничными делами.

С точки зрения философского осмысления мира, синтоизм, как и религиозный даосизм Китая, не отвечал потребностям динамично развивавшегося японского общества, поэтому буддизм, проникший с континента, довольно быстро занял видное место в духовной жизни страны.

Буддизм пришел в Японию в основном из Китая, примерно в середине VI века. Первоначально буддизм распространился в форме Махаяны и сыграл значительную роль в становлении государственности, укреплении административной иерархии, выработке многих принципиальных основ системы права и этики. Впрочем, в “Законе 17 статей”, опубликованном в 604 году, содержалась статья десятая, которая гласила, что любой человек может иметь свое мнение и убеждение в том, что правильно и мудро, но исходить следует, сообразуясь с мнением большинства.

В VIII веке секта Кэгон превратила свой храм в центр объединения всех религиозных направлении. Опираясь на принцип хондзи суидзяку, сущность которого сводилась к тому, что синтоистские божества являются воплощениями Будды. Эта секта заложила основу системы, в рамках которой буддизм и синтоизм должны были слиться в единое целое. Инициатива возымела успех. Императоры заявили, что поддерживают и буддизм, и синтоизм, а некоторые особо почитаемые синтоистские духи получили статус бодхисатвы. Наиболее почитаемая богиня синтоизма АМАТЭРАСУ стала почитаться Аватарой Будды Вайрочана. Синтоистские божества гор тоже стали рассматриваться как очередные воплощения будд, и это учитывалось при строительстве крупных буддистских монастырей.

Впоследствии, в зависимости от политической ситуации, развитие этих двух религий складывались по-разному. Однако и по сей день в Японии сосуществуют синтоистские и буддистские храмы. Желая упростить ситуацию, японцы поясняют иностранцам, что при рождении ребенка принято отправляться в синтоистский храм, где обстановка праздничней, а обряды живописней; когда человек умирает, то идут в буддистский храм, поскольку в рамках этой религии смерть является не непоправимой трагедией, а избавлением от земных страданий, одновременно открывая дорогу к новым, возможно, более счастливым перевоплощениям."

“Кодзики” и “Нихонсёги”

"Основная масса японских легенд собрана в два больших свода: “Кодзики” и “Нихонсёги” (Записи о древних делах) начали составлять в 681 году, пригласив для этого знаменитого сказителя. Его рассказы записывал писец. В те времена в Японии было очень сильно влияние китайского буддизма и конфуцианства. Судя по предисловию к “Кодзики”, мифы тщательно отбирались и редактировались с целью утвердить конфуциансккие идеи государственности, придав им японский колорит.

“Нихонсёги” (Японские хроники), вышедшие в свет в 720 году, еще больше пронизаны идеями, пришедшими из Китая. Так, сотворение мира в “Нихонсёги” основано на древней китайской идее диалектического противоборства сил Инь и Ян. В сборнике “Нихонсёги”, в отличие от “Кодзики”, приводятся различные варианты наиболее распространенных мифов.

С пары богов – Идзанаги (первого мужчины) и Идзанами (первой женщины). Как-то раз, Идзанаги разговарива с супругой, стоя в океане и машинально опуская копье в воду и вынимая его из воды. Капли воды на копье закустели и, кпав в океан, образовали первый из японских островов. На него сошла Идзанами (по некоторым вариантам – и другие боги) и вместе они создали остальные острова. Когда роджался бог огня, лоно Идзанами было опаленодо и она умерла. Идзанаги отправился за ней в Страну Мертвых. Он достиг замка, где устроилась Идзанами, он стал уговаривать ее пойти обратно в Верхний мир, но она заявила, что не может сделать этого, так как вкусила пищи страны мрака. Идзанаги отломал зубец от своего гребня, зажег его и вошел во дворец, чтобы узнать, что же на самом деле произошло с его супругой. При свете стало видно, что Идзанами полусгнила и покрыта червями. Ужаснувшийся Идзанаги бросился бежать, но сестра, разгневанная тем, что брат-супруг видел ее в столь неприглядном виде, послала ему вдогонку ведьм. Идзанаги бросил за спину головной убор, который превратился в виноград, и ведьмы бросились пожирать его. Затем, когда преследование возобновилось, он выхватил из волос гребень, швырнул его назад, и гребень превратился в ростки бамбука, задержавшие ведьм. (В другом варианте Идзанаги создал большую реку, которая задержала ведьм.) Наконец Идзанами послала вслед брату войско из полутора тысяч воинов, но Идзанаги удержал их на расстоянии своим огромным мечом. Оказавшись в проходе между страной света и страной мрака, он нашел три персика и, бросив их в преследователей, заставил отступить. Загородив ровный проход большой скалой, он стал вести с сестрой переговоры. Та угрожала ежедневно убивать тысячу живых существ в стране света, в ответ Идзанаги пообещал обеспечить полторы тысячи рождений в день. После “переговоров” отношения их были окончательно разорваны.

Как отмечает Д. Сондерс, японцы не развивают трагедийных событий, они согласны на компромисс, и в этом можно усмотреть принципиальные различия японского и греческого мировоззрения.

Побывав в преисподней, Идзанаги должен был совершить очистительный обряд. Происходит это на острове Цукуси (Кюсю). Когда он раздевается, из его одежды и драгоценностей рождаются меньшие божества- Войдя в реку, он избегает слишком сильного верхнего течения и слишком слабого нижнего, а во время купания из родинок на его теле рождается еще четырнадцать божеств. Наконец, из его левого глаза (в другом варианте — из слезы, выкатившейся из левого глаза) рождается богиня солнца АМАТЭРАСУ (небесное сияние), из правого глаза — бог луны, из носа — СУСАНОО (пылкий муж). Бог луны вскоре из мифа исчезает.

Идзанаги отдает сверкающей Аматэрасу власть над равниной высокого неба и дарит ей драгоценное ожерелье. Сусаноо получает власть над равниной моря, но он беспрерывно плачет, и от этого пересыхают моря. Причиной отчаяния Сусаноо является желание навестить свою мать Идзанами, пребывающую в стране мрака. Идзанаги это не нравится, и он изгоняет сына из страны.

Сусаноо отправляется на небеса, чтобы попрощаться с сестрой, которая там правит, при этом Сусаноо производит столько шума, что владычица высокого неба на всякий случай приготовила два колчана — один с тысячью стрел, другой — с пятьюстами — и, взяв лук, сильно уперлась ногами в землю. При встрече Сусаноо сказал, что пришел попрощаться, и предложил дать друг другу клятву верности и произвести потомство. Аматэрасу принимает от него меч с десятью рукоятями, разламывает его на три части и начинает жевать. Сусаноо делает то же самое с драгоценностями, преподнесенными сестрой, — так появляется множество божеств.

Сусаноо нарушает свои клятвы и вредит Аматэрасу: затаптывает проложенные ею межи на рисовых полях, засыпает прорытые ею оросительные каналы, оскверняет ее жилище. Сначала она приписывает его действия пьянству, но когда он сдирает шкуру с пегого жеребенка и швыряет ее в помещение, где Аматэрасу вместе с небесными ткачихами изготавливает ритуальную одежду, богиня в гневе уходит в пещеру и закрывается в ней, оставляя Вселенную во тьме.

Встревоженные божества собирают совет на дне небесной реки и обсуждают, как уговорить богиню вернуться. Они приносят вдолгопоющих птиц” — петухов, чей крик возвещает наступление утра, вешают на дерево возле пещеры драгоценности, белые одежды, отправляют торжественный ритуал.

В довершение всего богиня АМЭ-НО УДЗУМЭ исполняет зажигательный танец, распустив завязки своей одежды, и собравшиеся божества начинают безудержно хохотать.

Аматэрасу из любопытства выглядывает из пещеры, над входом в которую подвешено священное зеркало. Желая получше разглядеть свое отражение, богиня выходит из пещеры, и сразу же позади нее боги натягивают канат, преграждающий ей дорогу назад С появлением солнца в мире вновь настало чередование дня и ночи.

Миф об Идзанаги и Идзанами достаточно связный и последовательный в начале, достигнув кульминации, теряет стройность, разбиваясь на множество отдельных историй, не укладывающихся в единый сюжет.

Заметим в заключение, что возникший из первичного океана-хаоса тростник, по версии *Кодзики”, — это один из пяти основных богов синтоистского пантеона АМЭ-НО ТОКОТАТИ — (“небесное вечно стоящее божество”), а по версии “Нихонсёги” — это КУНИ-НО ТОКОТАТИ (“земное вечно стоящее божество”), тоже один из основных богов синтоистов, но уже в земной сфере.

В повествовании о дальнейшем развитии Японии заметное место занимает отраженный в сборнике “Идзумо-фудоки” миф Кунибики, повествующий о происхождении Идзумо — Западной Японии. Бог Яцука-Мидзу-Оми-Цуну решил, что Идзумо маловато, и решил позаимствовать излишки земли у Кореи. Он отсек заступом полосу земли от Кореи, прикрепил к ней канат и потянул, присоединив ее к Идзумо. Подобные действия он совершил четырежды, и таким образом, площадь Японии увеличилась.

Сусаноо, ставший причиной временного отшельничества АМАТЭРАСУ, был осужден богами и изгнан с неба.

Он решил обосноваться в стране Идзумо, в верхнем течении реки Хии. Заметим, что с этого момента Сусаноо становится положительным героем. Исследователи объясняют это тем, что последующие мифы относятся к более позднему периоду, чем цикл об Аматэрасу- “Пылкий муж” — Сусаноо, заметив, что вниз по течению реки плывут две палочки для еды, отправляется на поиски их владельца. Он встречает старика, его жену и дочь, горько плачущих. Выясняется, что уже в течение восьми лет на страну Идзумо наводит ужас восьмигла-вый, восьмихвостый змей Ямато-но ороти, пожравший уже восемь их дочерей, и что настал черед отдавать чудовищу последнюю дочь. Сусаноо обещает помочь старикам, но за это просит в жены их дочь. По его требованию заказываются восемь бочек чистейшего сакэ. Бочки расставляются на восьми возвышениях, а вокруг возводится ограда с восемью проемами. Любопытствующий змей просовывает головы в проемы и осушает бочки спиртного. Опьяневший змей уснул, а пылкий муж изрубил его на куски. В теле змея был обнаружен меч кусанаги, что в дальнейшем сыграло немаловажную роль в становлении Японии.

Оказалось, что спасенная девушка — богиня рисовых полей Куси Инада-Химэ. Сусаноо строит большой дворец возле Суга и, женившись на богине, становится родоначальником нескольких поколений богов. Из них наиболее знаменит О-Куни-НУСИ, повелитель великой страны — Идзумо.

Прежде чем перейти к деяниям потомков Сусаноо, расскажем, как он исполнил приказ Аматэрасу служить богине изобилия УКЭМОТИ. Прибыв во дворец богини, Сусаноо был недоволен оказанным ему приемом: -при каждом наклоне головы изо рта богини высыпался рис; когда богиня поворачивала голову в сторону моря, изо рта падали рыбы, а когда богиня поворачивала голову в сторону гор — вылетала дичь. Посчитав эти дары оскорбительными, Сусаноо убил .богиню изобилия мечом.

Аматэрасу, узнав о происшедшем, разгневалась на нерасторопного гонца и послала на землю другого, который рассказал ей, что из тела убитой богини появились бык, конь, просо, шелковичные черви, ячмень, рис, пшеница и бобы, и показал все это Аматэрасу. Небесная богиня приготовила семена злаков, поручив божествам посеять их на пользу будущему человечеству. Шелковичными же червями она занялась сама.

У О-Куни-Нуси было множество братьев. Решив жениться на принцессе ЯКАМИ, братья взяли с собой О-Куни-Нуси в качестве проводника и носильщика. В пути им попался ощипанный заяц, и они учинили над ним злую шутку: посоветовали зайцу искупаться в соленой воде, а потом подсохнуть, лежа на склоне горы. Заяц последовал совету, а когда морская вода на нем высохла, то кожа его сморщилась и начала трескаться, бедный зверек страдал от боли. Запоздавший О-Куни-Нуси стал выспрашивать у зайца о его злосчастии. Заяц рассказал такую историю: “Я был на острове Оки и хотел пересечь море по направлению к материку, но не мог найти дорогу. Поэтому я собрал вместе крокодилов со всего моря и предложил им поспорить, какая из двух пород более многочисленна. Я попросил их улечься в одну линию, чтобы, переходя со спины на спину, подсчитать, сколько их. Когда они это сделали, я побежал по их спинам, но последний крокодил понял мою хитрость и, дотянувшись до меня, ощипал с меня всю шерсть”. Заяц рассказал о шутке божественных братьев. О-Куни-Нуси советует зайцу искупаться в пресной воде, а затем посыпать тело пыльцой осоки. Оказалось, что заяц — божество земли Инаба, и он помогает О-Куни-Нуси получить в жены принцессу Яками.

Раздосадованные и оскорбленные, братья решают убить О-Куни-Нуси. Они устраивают охоту на кабанов у горы Тэма, поставив О-Куни-Нуси у подножия горы ловить животных, которых они погонят сверху вниз. Забравшись на гору, братья раскаляют большой камень и пускают его по склону горы. О-Куни-Нуси получает ужасные ожоги. Однако О-Куни-Нуси помогают небеса, посылая на землю божество-раковину и божество-устрицу. Первое божество растирает в порошок свою раковину, второе — приносит воду; смазав кожу бога полученной мазью, они вылечивают его и в то же время придают ему вид прекрасного юноши.

Неугомонные братья срубают огромное дерево, в его ствол вколачивают клин, а в образовавшуюся щель помещают О-Куни-Нуси. Затем братья выбивают клин, раздавливая насмерть старшего брата. Отец спасает О-Куни-Нуси и советует ему бежать от братьев.

O-Куии-Нуси собирается в преисподнюю, чтобы посоветоваться с воцарившимся там Сусаноо. Как Сусаноо оказался в преисподней, непонятно, но в одном из вариантов “Нихонсёги” говорится, что за восемь небесных прегрешений Сусаноо был осужден богами на пребывание в стране мертвых, правда, в качестве верховного божества.

Когда О-Куни-Нуси подошел к дворцу, оттуда вышла .первая принцесса, дочь Сусаноо. Обменявшись взглядами, молодые герои заключают между собой брачный союз. Сусаноо относится к своему потомку критически, называет его уродливым мужем красных равнин и посылает его спать в змеиное жилище. Молодая жена снабжает своего супруга волшебным шарфом, защищающим его от змей. Следующую ночь он проводит в доме, полном сороконожек и ос, и вновь его защищает врученный супругой шарф. Сусаноо пускает стрелу на середину луга, велит О-Куни-Нуси принести ее, а когда тот оказывается на лугу, поджигает траву. В последний момент появляется мышь и спасает его в норе, она же выносит из огня и вручает ему стрелу. Сусаноо требует, чтобы О-Куни-Нуси вычистил из его волос ядовитых насекомых. О-Куни-Нуси разжевывает ягоды, данные ему женой, вместе с красной землей и полученной ярко-красной массой смазывает волосы Сусаноо. Удовлетворенный Сусаноо засыпает. О-Куни-Нуси привязывает Сусаноо за волосы к стропилам и, захватив оружие великого бога и лютню, бежит из дворца, неся на спине жену-принцессу. Лютня задевает за дерево, от звона струн Сусаноо пробуждается и устремляется в погоню.

Он преследует беглецов до ровного прохода между страной света и страной мрака. Не догнав их, сменяет гнев на милость, благословляет О-Куни-Нуси на брак с принцессой и призывает его использовать божественное оружие для усмирения враждебных земных божеств.

Непоследовательность Сусаноо исследователи объясняют тем, что составители “Кодзики” и “Нихонсёги” объединили в один цикл мифы, принадлежавшие разным племенам и относившиеся к разным историческим периодам. Сусаноо совмещает в себе функции бога ветра и бури, водной стихии. Он женится на божественной деве — богине рисовых полей. Это свидетельствует о том, что Сусаноо в первую очередь — божество земледельцев, зависящих от ветров, облаков и дождей. Однако (по “Кодзики”) божественный родитель, Идзанаги, пожаловал ему во владение море. В конце концов, по решению небесных богов Сусаноо становится властителем страны мертвых. Понятно, что, совмещая такое количество взаимоисключающих обязанностей, ему трудно было быть последовательным.

О-Куни-Нуси начинает обустраивать страну Идзумо. Ему помогает СУКУНА-БИКОНА, карлик, помещающийся на ладони властителя. Карлик приплыл к берегам Идзу-ма в крошечной лодке из коры. О-Куни-Нуси докладывает о прибытии карлика небесному божеству ТАКАМИ-МУСУБИ, узнающему в крошечном боге одного из своих божественных детей — существо весьма злобное, проскользнувшее у него между пальцами и упавшее на землю. На земле Сукуна-Бикона вместе с повелителем Идзумо сажают деревья и травы, создают основы медицины, изобретают средства для защиты от диких зверей, птиц и пресмыкающихся. История Сукуна-Бикона в мифологическом цикле заканчивается тем, что он залезает на вершину просяного колоса и упругий стебель, спружинив, забрасывает карлика в страну смерти.

Наконец Аматэрасу решает, что О-Куни-Нуси достаточно потрудился, и посылает ему замену — своего внука Ниниги. О-Куни-Нуси, посоветовавшись со своим сыном, соглашается передать Ниниги власть над Японией. Однако в знак признания его заслуг и божественного достоинства внук богини получает власть над народом, ведая делами политическими, а О-Куни-Нуси сохраняет власть над делами тайными (религиозными отправлениями). Аматэрасу вручает Ниниги три символа власти и достоинства: зеркало, резную яшму и меч, который Сусаноо когда-то получил, убив восьмиглавого змея. Эти три предмета и по сей день являются эмблемами императорской власти, и с ними связана идея о божественном происхождении императорской власти на земле.

Праправнук Ниниги-Но-Микото (таково полное имя Ниниги) император ДЗИММУ был первым смертным человеком на японском троне. Согласно “Кодзики”, он совершил поход с Кюсю на Хонсю, чтобы подчинить себе непокорные провинции в 660 г до н. э. В Японии эта дата является официальным праздником в течение многих столетий, с перерывом на двадцать послевоенных лет. Тем не менее, изучая жизнь мифических первых императоров и анализируя археологические данные, можно считать, что походы Дзимму произошли примерно на тысячу лет позже.

В VIII-X вв. были разработаны и утверждены правила отправления культовых церемоний, окончательно сформулированные в “Энги сики”. Тогда синтоистский пантеон насчитывал 3132 бога. За прошедшее тысячелетие синто мало изменилось в своей основе. Полагают, что синтоистские концепции морали и этики (не слишком развитые) сформировались под сильным влиянием буддизма и особенно конфуцианства. Добро и зло, по синто, — вещи весьма относительные. Оценка того, хорош поступок или плох, зависит от множества обстоятельств: от времени, места совершения поступка и т. д. Тем не менее человек должен быть искренним, подавлять, в себе чувство ненависти, корысти, развивать чувство любви и преданности, не нарушать установленный общественный порядок, не препятствовать мирному развитию жизни.

В соответствии с синто мир КАМИ от мира людей не отделяет непроходимая граница. Ками (боги синто) в каком-то смысле находятся и в людях, которые, в конечном счете, и сами могут стать ками.

Основная суть культа состоит в почитании божества данного храма, которое мало — а иногда почти никак — связано с божествами иных храмов. Такая религия не очень отвечала нуждам жестко централизованного государства, и буддизм, проникший в Японию в VI веке, постепенно начал занимать более сильные позиции. Впрочем, как мы уже говорили, отношения между синтоизмом и буддизмом можно определить как “дружественное сотрудничество”. Когда буддисты (с помощью властей) решили приступить к сооружению гигантской статуи будды ВАИРОЧАНА, то для начала испросили совета у солнечной богини Аматэрасу, и получили его.

Наиболее обширен пантеон буддистской секты Тэндай (VIII век). Приверженцы этой секты почитают основателем буддизма Сякьямунья (под японским именем СЯКА НЕРАЙ), великого космического будду Вайрочана (японский ДАЙНИТИ), будду Амитабха (АМИДА), Бхайсадха-гуру (ЯКУСИ НЁРАЙ).

Другая буддистская секта, сингон, ведет свое происхождение от поздней формы индийского буддизма и распространена не только в Японии, но и на Тибете, на Яве, в Китае. В пантеоне этой секты есть множество божеств, заимствованных буддизмом из индуизма, как, например, божества МЁО, защищающие людей от различных напастей. Наиболее популярное из них — ФУДО мёо, изображаемое с мечом и веревкой, что символизирует его решимость разрушать и обуздывать зло. Популярны в пантеоне сингон также многочисленные бодхисатвы, как, например, КАННО — божество сострадания и милосердия.

Совместимости обеих религий способствовало появление в IX—Х вв. в среде последователей тэндай и сингон отшельников-аскетов. В синто широкое распространение имеет почитание священных гор, которые посещали также и буддисты-отшельники. Постепенно эти горы стали также святынями и для буддистов. Так, гору Аминэ стали почитать как само тело будды Вайрочана, а другие горы провинции Ямато связали с иными буддами и бод-хисатвами. Особенно интересными и показательными являются сельские, местные, культы. Только опытный исследователь способен установить, элементы каких религий слились в почитании больших и малых местных богов, каким образом сложно и причудливо переплетались местные и заимствованные элементы.

Ярким примером такого синтеза может служить культ косин. Он связан с даосизмом, занесенным в Японию из Китая в VII веке. Считается, что в определенную ночь во время сна обитающее в теле таинственное насекомое покидает своего владельца и поднимается на небо, чтобы сообщить небесному владыке о прегрешениях, данного человека. Исходя из содержания донесения, небесный властитель может лишить человека жизни, и потому в такую ночь очень желательно бодрствовать. Чтобы проводить вместе бессонные ночи, крестьяне стали объединяться в особые группы. Позже в годы косин стали сооружать небольшие башенки, изображая на них два иероглифа: “син” (сокращенное “косин”) и “мати” (“ждать”). Поскольку иероглиф “син” обозначает обезьяну, со временем в сознании простонародья культ косин стал ассоциироваться с культом синтоистского божества САНЪО — покровителя гор, посланником которого считается обезьяна. Примерно так же объясняется обычай вырезать на башенке косин изображение божества СЭЙ-МЭН КОНГО, защищающего буддизм. Появились многочисленные изображения шестируких Сэймэн Конго, а на их постаментах стали вырезать традиционную троицу обезьян, не слышащих, не видящих и не говорящих дурного.

Распространены в Японии божества “производственные”, к которым относятся как боги местного происхождения, так и божества буддистского пантеона. Очень популярен культ ИНАРИ (“рождающая рис”).

Божества-целители преимущественно буддистского происхождения, и функции эти могут выполнять ДЗИД-ЗО, МИРОКУ, КАННОН. Будда ЯКУСИ способен исцелять от всех болезней, однако в сельской местности встречаются храмы и статуи Якуси, специализирующегося, скажем, на глазных или детских заболеваниях. Уже упоминавшийся Саньо часто изображается в виде обезьянки-самки с явно выраженными половыми признаками, нижняя часть тела которой выкрашена красной краской. В народе считают, что поклонение ей может помочь излечению от венерических заболеваний."
Божества — хранители домашнего очага

"Есть множество божеств, которые обеспечивают успех и процветание. Особое место в этой группе занимает “семерка богов удачи”. И этот культ, оформившийся в XVI—XVIII веках, является синтезом древних местных поверий, китайских верований и буддизма.

Начиная с XVII века эта семерка (СИТИФУКУДЗИН) стала рассматриваться как олицетворение семи человеческих добродетелей. ДАИКОКУ олицетворял удачу, ЭБИ-СУ — искренность, БЕНТЕН — дружелюбие, БИСЯ-МОНТЭН — достоинство, ДЗЮРОДЗИН — долголетие, ХОТЭЙ — великодушие, ФУКУРОКУДЗЮ — популярность. Народные верования дали персонажам этой семерки несколько иное толкование. Так, например, Хотэй стал богом удачи, которого изображают в виде очень толстого человека с большим круглым животом.

Часто этих семь богов изображают сидящими в лодке, наполненной рисом, золотыми монетами и драгоценностями. Кое-где сохранился обычай класть в ночь на второе января под подушку рисунок с изображением этой лодки сокровищ. Ситифукудзин представлены во всех видах изобразительного искусства, а также в многочисленных народных легендах, преданиях, притчах.

Широко распространены верования в “силы нечистые” (или, по крайней мере, не совсем чистые). К ним относятся аналоги русских леших (тэнгу), водяных (кап-па), чертей (они), хозяек гор (ямахимэ) и множество иных, подобных им сверхъестественных существ. Весьма популярны были и верования в оборотней, наиболее опасными из которых полагали лису и барсука. Зато “приглашающая кошка” (манэкинэко) — глиняная фигурка кошечки с поднятой лапкой — добрая примета и ведет свое происхождение от народного поверья, согласно которому если кошка проведет левой лапой по уху, то в лавку или в харчевню хозяина кошки обязательно придет посетитель.

Сообщают и о кошке местного значения O-нэко-сан, обладающей чудодейственной способностью излечивать зубную боль.

Видимо, к наиболее древним верованиям относится почитание некоторых пород деревьев, в особенности очень старых. Известно старое дерево породы гинкго, к которому приходят молиться кормящие матери, чтобы у них было вдоволь молока.

Не следует говорить обо всех этих верованиях в прошедшем времени, поскольку три с небольшим десятка лет назад в одной из деревень на средства местных жителей в месте, предназначенном для детских игр, была установлена трехметровая статуя Дзидзо — чтобы охранять играющих детей."
Мифология Айнов

"Айны — национальное меньшинство, проживающее в основном на северном острове Японии Хоккайдо, а также в южной части Сахалина и на нескольких островах Курильской гряды. Происхождение айнов не выяснено до сих пор, и одни исследователи считают их принадлежащими к европейским народам (по физическому типу), а другие утверждают, что они связаны с монголоидными племенами или с тунгусами Приамурья, третьи показывают их австрало-океанийское происхождение. Ряд ученых относит их к кавказской расе.

Мифология айнов малоизучена, и главная причина этого — отсутствие у айнов собственной письменности, а следовательно, исследователям необходимо в совершенстве овладевать айнским языком и постоянно работать со сказителями. Кстати, язык сказителей далеко не во всем совпадает с разговорным языком айнов. Сказитель у айнов — не хобби, а специальность, причем — почетная.

Предания, посвященные происхождению богов и людей (“айну”, собственно, и значит “человек, точнее — благородный, настоящий человек”), можно вкратце свести к следующим:

ОКИКУРУМИ (варианты произношения ОКИКОРУЙ, АЙНУРАККУР, Аэойнакамуи) произошел от матери, которая была богиней вяза — дерева, которые айны употребляли для изготовления орудий труда и для добывания огня трением. Его отцом одни предания считают бога неба, другие — бога солнца, а третьи — бога грома. Есть предания, в которых говорится, что его отец — небольшая птичка, родственница европейской трясогузки, являющаяся также божеством эпидемий и иных болезней.

В одном из сказаний, записанных Н. А. Невским, рассказывается о том, как КОТАНКАРКАМУИ, то есть “бог, создатель селений”, получив приказ сойти на землю и устроить ее, спустился с неба и принялся за наведение порядка. Руками и ногами он прорывал ложа рек и долины, пользуясь при этом мотыгой из вяза. По окончании работ бог, осмотрев дело рук своих, удовлетворенно вознесся на небеса. Забытая им мотыга пустила корни и выросла в красивый вяз. В это время из-за моря явился “бог года”, чтобы полюбоваться вновь созданной страной. Он долго искал, где бы отдохнуть; наконец заметил молодой вяз и направил свою лодку прямо к нему. Отдохнув на вершине вяза, бог отправился дальше. Вяз после этого забеременел и обратился к сестре бога водопада с просьбой воспитать ребенка, который должен был появиться на свет. Родившегося вскоре после этого сына — Окикуруми сестра бога водопада одела в кору вяза.

Богиня ЦИКИСАНИ (вяз) подарила своему ребенку саблю, которая при извлечении из ножен вспыхивала огнем, и оттого у него всегда обуглены ножны и подол одежды. Н. А. Невский полагает, что этот бог, возможно, является персонификацией огня, и тогда становится понятным, почему во время его борьбы с врагами вокруг горит огонь, уничтожающий богов тьмы и мрака, и почему он спасает айнов от богов ветра и дождя.

Считается, что большинство сказаний идет от самого Окикуруми. В них часто рассказывается о происхождении богов и демонов и выясняется их природа. Эти знания необходимы для того, чтобы знать, к какому божеству лучше обратиться в ту или иную трудную минуту жизни, как привлечь божество на свою сторону, каким образом избавиться от того или иного демона.

Окикуруми часто появляется в преданиях вместе с помощником (или братом) СЯМАЙКУРОМ (вариант Смай-юнкур) — “человек, находящийся возле”, который часто попадает впросак, и богу Окикуруми приходится спасать его. В некоторых показаниях, впрочем, они меняются ролями.

Мотив обустройства мира с помощью мотыги встречается в мифе о ПАСЕ КОКЛУЙ (“создатель миров”), божестве, проживающем на верхнем, шестом, ярусе неба. Когда суша, вода и небо были перемешаны и представляли первоначальных хаос (болото), тогда Пасе Коклуй с помощью мотыги разделил их.

В одном из вариантов мифа разделение суши, воды и неба сделала трясогузка, помахав своим хвостиком. Эта птичка, как можно заметить, занимает не последнее место в мифологии Японских островов. Она же, покровительница влюбленных, в свое время излечила Окикуруми от влюбленности в земную женщину племени айнов.

Окикуруми считается богом-просветителем айнов, правящим некогда страной людей. Однажды из-за моря явился бог оспы, и умерло очень много людей. Тогда Окикуруми сделал шестьдесят одну куклу и отправил кукол сражаться с высадившимся войском бога оспы. Шестьдесят кукол пали в бою, утонули и превратились в богов, и лишь последней удалось изгнать из пределов страны ужасных гостей.

У айнов есть семейства, которые полагают, что их род произошел следующим образом:

“Некогда мальчик задумался о смысле своего существования и, чтобы узнать его, отправился в дальний путь. В первую ночь он остановился на ночлег в красивом доме, где жила девушка, оставившая его ночевать, сообщив, что “о таком маленьком мальчике уже известие пришло”.

Наутро выяснилось, что девушка не может объяснить гостю цели его существования и он должен отправляться дальше — к средней сестре. Дойдя до красивого дома, он обратился к другой красивой девушке и получил от нее пищу и ночлег. Утром и она, не объяснив ему смысла существования, отправила его к младшей сестре. Ситуация повторилась, за исключением того, что младшая сестра указала ему дорогу, лежащую через Черную, Белую и Красную горы, которые можно поднять, пошевелив весла, воткнутые у подножия этих гор.

Миновав горы Черную, Белую и Красную, он добирается до “божьей горы”, на вершине которой стоит золотой дом.

Когда мальчик вошел в дом, из его глубины появляется что-то, напоминающее не то человека, не то сгусток тумана, который требует внимать ему и объясняет:

“Ты тот мальчик, который должен положить начало тому, чтобы люди как таковые с душою появлялись на свет. Когда ты шел сюда, ты думал, что ночевал в трех местах по одной ночи, но на самом деле ты прожил по одному году”. Оказывается, девушки были Богиней Утренней Звезды, родившей дочь, Звездой Полуночи, родившей мальчика, и Звездой Вечерней, родившей девочку.

Мальчик получает приказание на обратном пути забрать своих детей, а по возвращении домой взять одну из дочерей себе в жены, а сына женить на другой дочери, в таком случае вы будете рожать детей; и их, в свою очередь, если будете отдавать друг другу, то они будут размножаться. Это и будут люди”. Возвращаясь, мальчик поступил так, как ему было велено на “божьей горе”.

“Таким-то вот образом люди и размножились”. Так заканчивается легенда.

В общих чертах мир в трактовке айнской мифологии устроен следующим образом.

Существует шесть ярусов миров верхних и шесть ярусов миров нижних. Упомянем лишь те, о которых имеются достаточно подробные сведения.

КАННА МОСИРИ — “верхний мир”. Это тот мир, в котором живут айны, и одновременно первый ярус верхнего мира. Он устроен в виде острова, покоящегося на спине гигантского лосося.

НИТНЕ КОМУЙ МОСИРИ — “мокрый подземный мир”, который является первым ярусом подземных миров. В этот мрачный мир после смерти попадают дурные люди, и там же проживают злые демоны. Он расположен непосредственно под Канна Мосири — миром людей- Таким образом, данный мир является отчетливо сформированной концепцией ада.

Там, где есть ад, должен быть и рай. Этим раем является КОМУЙ МОСИРИ — один из подземных миров, и именно туда после смерти попадают хорошие люди, живя там вместе с добрыми божествами. Единственное неудобство этого рая — это то, что жить там приходится вверх ногами.

В отличие от богов японского пантеона боги айнов отчетливо делятся на злых и добрых. Общее наименование злых богов ТОИЕКУНРА, и обитают они в горах, хотя главное злое божество айнов — богиня болот и трясин. Эти боги символизируют разного рода опасности, поджидающие человека, и отрицательные черты самих людей.

Как-то раз этим богам удалось украсть солнце, и доброму богу Пасе Комуй пришлось посылать на выручку солнца ворона, в других вариантах — иных птиц.

Иногда людям приходится обращаться за помощью и к злым богам — при нападении хищника или когда начинают особенно докучать злые демоны. К злым богам обращаются и для того, чтобы управиться с природными стихиями, поскольку именно эти боги ведают ураганами, смерчами, землетрясениями, цунами, снегопадами и т. п.

В отличие от остальных богов у Тоиекунра есть четкий постоянный облик — птиц и зверей. Например, КИНАСУТУНГУРУ (“обитающий в горах”) — это гигантский змей, а ИВАСИЕНО (“горный заяц”) — это гигантских размеров заяц.

Прямое отношение к стихиям имеют, впрочем, и добрые боги — ЯЙЯН КОМУЙ, — однако эти боги являются скорее абстрактными символами самих стихий, как и ЧУФ КОМУЙ — бог всех светил, живущий на Луне, срок жизни которого равен одному лунному месяцу. С началом каждого лунного месяца он возрождается вновь и за 28 дней снова и снова проживает свою жизнь от младенчества до дряхлости.

Особняком стоят божества КОРОПОК-ГУРУ — боги карлики. Живут эти божества в выстроенных ими землянках (в одном из подземных миров), и их отличительная черта — покрывающие все их тело татуировки, которые обладают магическими свойствами. Примеру этих божеств следуют и айны, очень любящие покрывать себя татуировками."

Цитируется по изданию: "В мире мифов и легенд"


Автор: В. Н. Синельченко, М. Б. Петров


 
ЛИТЕРАТУРА ВОСТОКА
 

1.

Японская литература. Мурасаки Сикибу. Гэндзи-моногатари 2

09.11.2006

 

2.

Японская литература. Мурасаки Сикибу. Гэндзи-моногатари

09.11.2006

 

3.

Японская литература. М. Басё. Хайку

09.11.2006

 

4.

Японская литература. 101 дзенская история

09.11.2006

 

5.

Японская литература. 100 стихотворений

09.11.2006

 
 
 
 
 
 
 
  © 2006-2007 www.umniki.ru
Редакция интернет-проекта "Умницы и умники"
E-mail: edit.staff@yandex.ru
Использование текстов без согласования с редакцией запрещено

Дизайн и поддержка: Smart Solutions


 
Rambler's Top100