Поиск по сайтуВход для пользователей
Расширенный поискРегистрация   |   Забыли пароль?
Зачем регистрироваться?
ТелепередачаAlma-materКлубКонкурсыФорумFAQ
www.umniki.ru / Alma-mater / Учебные заведения / Беседы с преподавателями /
  
  
 

07:00 1 Октября 2018 - clblalackvirgi

swiss replika klockor aaa + schweiziska replika klockor [b][url=http://www.anywa

  Читать далее

 
БЕСЕДЫ С ПРЕПОДАВАТЕЛЯМИ
КАК ЛЕЧИТЬ СТУДЕНТОВ ОТ ОРЗ
 КАК ЛЕЧИТЬ СТУДЕНТОВ ОТ ОРЗ
Интервью с преподавателем кафедры русского языка и литературы
МГИМО (У) МИД РФ Татьяной Андреевной Черкасовой


Татьяна Андреевна Черкасова более 27 лет преподает русский язык и литературу на подготовительном факультете МГИМО, в последние годы в группе факультета международной журналистики. Знания по своим предметам дает так, что потом никакие вступительные экзамены не страшны – почти все ее выпускники ПФ стабильно сдают их только на высокие баллы. Еще она читает лекции по культуре речи и риторике на факультетах политологии, международной журналистики, МБДА… Успевает вести и активную научную деятельность: Татьяна Андреевна – автор и соавтор нескольких книг. И что немаловажно: это один из самых любимых студентами преподавателей.
У посетителей сайта «Умницы и Умники» есть уникальная возможность познакомиться с этим замечательным педагогом поближе. Думаю, предлагаемое интервью Татьяны Андреевны Черкасовой, ее советы и рекомендации будущим абитуриентам в преддверии вступительных экзаменов в высшие учебные заведения окажутся весьма и весьма кстати. Тем более, их стопроцентную полезность, значимость и необходимость могут подтвердить на своем личном примере сотни студентов и выпускников МГИМО. В том числе, разумеется, и нынешний собеседник Татьяны Андреевны.

СЕКРЕТ ТЕОРИИ РАЗУМНОГО ЭГОИЗМА
- Татьяна Андреевна, как Вы пришли к тому, чтобы стать именно преподавателем и именно русского языка и литературы? Вы сразу поняли, что это Ваше призвание, или интерес к профессии появлялся постепенно, может быть, возник случайно, под чьим-то влиянием?

- Скорее, это судьба. Возможно, свою роль в определении жизненного пути сыграло очень хорошее домашнее образование.
- Образование в классическом его понимании - полностью домашнее?..
- Конечно, я ходила в школу. Но, признаться, не думаю, что она дала мне большие знания. А дома с детства окружали книги, царила творческая атмосфера… Мой отец был прекрасно образован, в свое время он окончил исторический факультет МГУ. Когда родители научили меня читать - даже не помню. Но никогда не забуду, что когда однажды, где-то в классе седьмом, болея ветрянкой, прочитала всего Шекспира, отец чуть ли не ежедневно приносил мне все, что находил о нем, так что плодотворное влияние семьи на образование своих детей – это дорогого стоит...
- В будущем Вы никогда не жалели о выборе хотя и благородной, но столь тяжелой профессии?
- Ни минуты. Потому что я всегда говорила, что у меня в дипломе написана не специальность, а диагноз. И это неизлечимо.
- А каким, по-Вашему, должен быть настоящий преподаватель русского языка и литературы? Чтобы он, подобно Вашему отцу, смог зародить интерес к своему предмету?
- Во-первых, это должен быть увлеченный человек. Во-вторых, артистичный. В-третьих (а может, это, скорее, во-первых), преподаватель русского языка и литературы должен очень любить людей. Должен быть гуманистом в настоящем, неизбитом смысле слова. Кроме того, выражаясь научно, надо, чтобы ему был доступен системный подход.
- Последнее определение относится к осмыслению текста?
- К осмыслению текста. К осмыслению логики событий, логики речи. И к умению систематизировать материал, чему, к сожалению, наших студентов не всегда учат. Хороший специалист не всегда должен держать в голове весь материал. Главное, чтобы он точно знал, о чем идет речь и где взять нужную информацию.
- Но Вы сами, насколько я помню, никогда не пользуетесь на лекциях записями-заготовками или «шпаргалками», даже цитируете строго по памяти... А как же абитуриенту вести себя на экзамене? Ведь он не сможет сказать: я вот материала всего не помню, но знаю, где его найти…
- Умный абитуриент должен проявить и некоторую хитрость. Здесь главное – преподнести наилучшим образом те знания, которые имеются. Не надо учить наизусть четыре тома романа-эпопеи «Война и мир», можно помнить цитату «Нет величия там, где нет простоты, добра и правды». Уверяю вас, эта цитата подойдет к очень многим темам сочинений.
- То есть не только преподаватель должен быть незаурядной личностью, но и студент …
- А студенты за редким исключением и так все необычны. Исключением я считаю тех, кто пришел в институт получать диплом, а не образование, что совершенно разные вещи. Более того, студенты - необыкновенные личности. У них светлые головы, нет склероза, старческого маразма. Между прочим, это важно не только для занятий, но и для повседневной жизни вне стен вуза. А серьезно относиться к учебе надо с первых же дней. Выберите предмет, который вам близок, предположим, культурологию или историю журналистики, современную журналистику. И постарайтесь – тем более, сейчас есть интернет, другие доступные источники информации – собирать необходимый материал. Не потому, что получили задание и завтра нужно сдавать курсовую работу. И не потому, что еще вчера надо было подготовить реферат (у студентов есть такое распространенное заболевание, как ОРЗ - общая рефераторная задолженность).
- Интересно, почему же?
- А потому, что вы проявляете живой интерес к этому делу. И материал собираете постепенно, тщательно просеивая – в этом случае вам остается только систематизировать его. Попробуйте - и сами увидите, какие интересные вещи получаются.
- Татьяна Андреевна, а откуда у Вас умение проводить занятия необычно, не как все?
- Хороший преподаватель должен быть артистом. Иногда самый, казалось бы, примитивный, давно знакомый материал можно повернуть совсем иначе, подать интереснее. Это сродни PR: специалист по связям с общественностью должен уметь создать имидж другого человека, может быть, даже его интеллект… Но этому надо учиться.
- То есть это своего рода искусство?…
- Совершенно верно. И кстати, «пиарщик» не только должен научиться быть, как и журналист, артистом - он должен научить быть артистом другого. То же самое можно сказать и применительно к речи. Любой аудитории будет неинтересно, если лекцию или речь читают монотонно, по бумажке. Даже безумно интересную цитату можно испортить ее зачитыванием. Слушатели не поймут ее, а значит, и не воспримут. А стоит пересказать – и будет захватывающе.
- А в чем Вы видите свою основную задачу как преподавателя на подфаке, других факультетах?
- Сложный вопрос. Дело в том, что моя задача как преподавателя – получить удовольствие от своей работы.
- ?!
- Когда мне нравится мой предмет, мои студенты, – это уже здорово. Чернышевский назвал это теорией разумного эгоизма. Отсюда и задача – поделиться с умными людьми тем, что они пока в силу меньшего возраста не знают.

О ВЕЛИКОМ И МОГУЧЕМ, или НЕЛЬЗЯ ДОВОДИТЬ
РУССКИЙ ЯЗЫК ДО УРОВНЯ ПЬЯНИЦЫ ИЗ ПОДВОРОТНИ
- Татьяна Андреевна, повсеместно, даже на уровне Государственной Думы, продолжаются горячие споры о реформе правил орфографии. Мнения по этому вопросу разные, порой разнополюсные, исключающие друг друга. Мне, например, больше импонирует точка зрения Григория Злотина (см. статью «Урезание языка» на сайте www.fomacenter.ru), который утверждает, что подобный путь приведет к утере смысловой связи поколений. А что думаете по этому поводу Вы как истинный знаток русского языка?

- Я думаю, даже не это самое страшное. То, что предлагается, - это полумера, и она не требует таких затрат, которые будут положены. Конечно, в какой-то степени реформа необходима. Но она должна быть обоснованной. Взять, к примеру, правописание наречий: здесь ничего или почти ничего не изменится. Нужно ввести в русский язык новое представление о системном подходе. Чтобы каждый человек был способен эту систему почувствовать, понять. А что-то упрощать на уровне одного, двух или трех слов – это лишь плодить новые исключения, которые вы так не терпите в русском языке. Это с одной стороны.
С другой – очень сложный вопрос нормы и варианта. Потому что, когда у нас появилась гласность, когда наш народ вдруг понял, что может говорить, оказалось, что делать этого он совсем не умеет. И тогда решили, пусть говорит, как хочет. К сожалению, в какой-то мере специалисты-языковеды по этому пути идут до сих пор. Как результат их стараний: в новом издании орфографического словаря уже допустимы и иначе, и августовский. Я уже не говорю о договоре. Когда-то в Москве был Малый театр, актеры которого говорили на эталонном русском языке. И совершенно естественно, что пьяница из подворотни этим языком никогда не владел. Нельзя доводить весь язык до уровня пьяницы из подворотни. Я считаю, что специалист, во всяком случае, специалист, окончивший престижный вуз, - это представитель элиты. Поэтому его речь должна быть сродни речи актеров Малого театра. В конце концов, можно пить какую-то бормотуху, а можно пить прекрасное коллекционное вино. То же самое и с языком. Наши студенты и тем более выпускники должны быть элитой, должны владеть совершенным русским языком. А то, что допускаются варианты, - да ради бога, пусть они допускаются. Каждый человек, интеллигентный человек, сам должен понять, где грань между грамотным и приемлемым…
- Ваша недавно увидевшая свет книга как раз и посвящена этой теме…
- Да, она посвящена главным образом трудностям устной русской речи. В ней говориться об ударении, произношении, сложных случаях формообразования. Книга написана по богатым материалам речевых ошибок, допускаемых работниками средств массовой информации.
(Для справки: Русская речь в эфире. Комплексный справочник. Иванова Т.Ф., Черкасова Т.А., Москва, 2000).
- А как Вы относитесь к тому, как сейчас говорит молодежь?
- Когда я училась в университете, людям старшего поколения наш студенческий жаргон тоже не был понятен. Они очень возмущались. Это явление совершенно естественное и абсолютно нормальное. Конечно, если это действительно студенческий жаргон, который нельзя путать с тем, что сейчас, к сожалению, стало слышно и в стенах нашего вуза, - нецензурщиной. А то, что наши студенты изобретают свои словечки, свои понятия, - это вполне нормально. Согласитесь, сегодня мало кто из студентов скажет «хорошо». Скорее, «железно», «клево», «круто», «здорово» … Ведь так?
- Вы правы.
- Но здесь важно соблюдать два правила. Первое, как уже говорила, - не смешивать студенческий жаргон с нецензурщиной. Это опять-таки потому, что наши воспитанники должны быть элитой. И второе – помнить, что уважающий себя студент должен обязательно иметь… один глаз на затылке. Должен слышать (тогда еще и ухо) и видеть, все ли, кто находится вокруг него, будь то в курилке или где-либо в другом месте, правильно оценивают, что и как он говорит.
- Татьяна Андреевна, а сколько лет Вы уже работаете на подфаке?
- Скоро будет двадцать восемь.
- К чему, собственно, вопрос: дело в том, что все меняется. Например, если раньше большинство студентов до поступления служили в армии, то сейчас это в основном выпускники средних школ. Поколения меняются, но остается ли прежним их отношение к Вашему предмету?
- Как ни странно это звучит, но у меня всегда очень хорошие студенты. Мне крупно везет в этом плане. Конечно, есть в них и то, что пугает. Это снижение общего уровня знаний…
- Настолько ощутимое?
- Ощутимое совершенно явно, выраженное даже в сокращении лексического запаса. Я как-то раньше никогда не задумывалась, что мои студенты могут не знать значения массы слов, причем самых обычных. Теперь это бросается в глаза.
- А в чем причина этого тревожного симптома?
- Причина понятна. Идут фильмы, я уж не говорю ни о чем другом, с отвратительным дубляжом. Уходит чтение как фактор жизни. Следовательно, снижается грамотность письма, не работает зрительная память. Но может быть, именно потребность именно в серьезном чтении именно литературных произведений сейчас качнула ребят в другую область… Замечаю, если они умные, серьезные, то они, как правило, и читают не менее серьезные научные пособия, умные книги. Я иногда обращаю внимание, что читает мой студент, - мне страшно делается: «Боже мой, какие они умные!»
- И что же они такое «страшное» читают?
- Читают все. Разнообразную философскую литературу. Очень любят психологию. Кого-то в древний мир сильно тянет, в «Историю двенадцати цезарей», например. Но, возможно, это порой просто для того, чтобы похвастать перед друзьями своими специфическими познаниями, не знаю. А настоящая литература уходит. Это, наверное, самое страшное. Я вот в течение всех 27 лет провожу со своими студентами один эксперимент.
- Д а а а… (Прикидываю, что экспериментов над нами было явно больше чем один).
- А эксперимент прост - я прошу каждого студента написать названия десяти своих самых любимых произведений… (Замечу, что это всего лишь невиннейшая часть непростого интеллектуального марафона, она традиционна для первого занятия в сентябре. Так что те, кому посчастливится попасть в группу Татьяны Андреевны, могут начать готовиться уже сейчас. Советую для начала хотя бы побольше узнать о Пруткове и Лобачевском. Авось пригодится. Но это между нами. – А.Б.) Вспомнила? Единственное, что меня всегда радует, – в ответах на первом месте непременно стоит Булгаков. С большим отрывом. Но пугает то, что за этим отрывом сейчас можно найти все что угодно. Начиная с «Малыша и Карлсона, который живет на крыше» до «Пеппи Длинный Чулок»... Теперь вот «Гарри Поттер» пошел (чтобы не отстать от жизни, пришлось и самой прочитать). Правда, есть интерес к современной литературе – тот же самый Акунин, например, почему-то читаемый. Хотя я бы не сказала, что это очень серьезная литература. А вот классика – в полном завале. И если студентам задать вопрос: кто что знает из нее, то получается не очень радостная картина. «Преступление и наказание» еще более-менее читали, про «Идиота» что-то слышали, но то, что Достоевский написал еще и такие вещи, как «Подросток», «Игрок», «Бесы»… - для многих уже загадка. Недавно мы разбирали с одним молодым человеком «Евгения Онегина» и наткнулись там на «poor Yorick». И что же? Он мне честно сказал, что вообще не знает, что это такое и откуда...
- С Шекспиром, видимо, не знаком…
- Нет, о Шекспире он что-то слышал. Но не о «Гамлете», его не читал и не знает. К чему это говорю? К тому, что все эти пробелы вкупе и сказываются на общем снижении уровня интеллекта. Остается надеяться, что такой молодой человек, может быть, просто пойдет по другому пути. Возможно, уйдет от того, что мы называем культурными ценностями (литература, живопись, музыка), изберет для приложения сил другую область… Интересный аспект.
- А как Вы относитесь к тому, что сейчас идет стихийное вливание в русскую речь огромного количества иностранных слов? Это ведь засорение языка?
- Ну и что?
- Предполагаете, что это само собой отсеется?
- Конечно, это огромная проблема русского языка. В связи с этим я вспоминаю замечательную страну Финляндию. Она очень нежно и бережно относится к своему языку – воткнуть в него даже одно новое слово трудно. Почему? Финны - маленький, но гордый народ. Хотя они многие годы были зависимы, у них оставался свой язык. И они не позволяли его искажать. А мы всегда были добрыми и пускали в свой язык кого угодно. Начиная от татар…
- Которые сами пришли…
- Которые сами пришли, но которые вошли в наш язык так замечательно, что до сих пор с половиной русского лексикона разобраться не можем.
- Да уже давным-давно все родным стало. Слово «лошадь», к примеру, десятки других слов…
- Именно так. А потом были немцы со всеми реформами Петра. Затем польское влияние, французское влияние. Сейчас вот – все англо-американское…
- Это неизбежно? Ведь русский язык так в конце концов может и погибнуть?
- Это неизбежно. Но наш язык русский от этого не погибнет. Он погибнет от того, что мы не будем его знать. Потому что плохо не то, что люди знают иностранные языки, а то, что не знают русского. А проблема это вечная. Если без малого двести лет назад Чацкий сетовал на «смешенье» французского с нижегородским, то теперь расцветает смешение рязанского с американским. Вот это страшно. Лично я никак не могу понять, ну почему, например, именно «бутик»?
- Как бы это по-русски сказать-то? Лавочка?
- Лавочка – это было бы замечательно. Так нет же! Скажу больше, немало случаев, когда иностранные слова внедряются насильственно. И причем на уровне средне-мещанском. Мы это культивируем не на уровне интеллигенции. Уж если мы собираемся быть грамотными людьми, то давайте иностранные слова хотя бы грамотно употреблять. У нас же сейчас в обиходе множество плеоназмов, причем гениальных плеоназмов. Я не говорю о старых верных «памятный сувенир» или «неожиданный сюрприз». Но сплошь и рядом слышишь и читаешь: «саммит на высшем уровне», «электорат избирателей», «полное фиаско». Из новенького, что мне понравилось (вас, журналистов, касается), - «печатная пресса». Что на это скажете?..
- Просто сливки…
- Да, так. Вот от этого нам надо избавляться. «Городской мэр»… Даже с русскими словосочетаниями путаница – «совместное сотрудничество», - а уж с иностранными и вовсе полнейшая неразбериха… (Внимание: в кавычках приведены примеры плеоназмов. Избегайте подобных словосочетаний! – Прим. А.Б.).
- А можно русский язык знать, выучить?
- Абсолютно точно уверена, что можно. Лично я редкий русист, который не обладает тем, что называется врожденная грамотность.
- Вы этому научились?
- Да, именно научилась. Я не могу сказать, что была катастрофически безграмотна, так как в безударных гласных все же как-то разбиралась, но делала довольно много ошибок. Когда же поняла, что хочу на филфак, я сама себя стала учить русскому языку. И на собственном примере убедилась, что это по силам большинству людей. Было бы желание. То есть любую «врожденную безграмотность», мне кажется, можно «вылечить». Научить расставлять запятые, ставить двойную н, писать не раздельно и слитно – труда особого не составляет. Однако если у человека нет чутья на безударные гласные (а такое встречается), заставить его выучить весь орфографический словарь нельзя.
- Неужели когда-нибудь русские люди выучат родной язык, будут грамотно на нем говорить?
- Знаю точно: что-то надо делать с русским языком в целом. Но делать это в государственном масштабе. Прежде всего, поднять статус русского языка, его имидж…
- PR-кампанию провести?
- А что? Можно действительно провести такую кампанию. Сейчас этой проблемой активно занимается супруга нашего Президента, Людмила Путина. Во всех вузах ввели в программу русский язык и культуру речи, однако у людей нет любви и уважения к своему языку. Поэтому, к сожалению, продвигается это дело пока крайне медленно.
- А можно ли исправить ситуацию только названными Вами мерами?
- Ни с чем нельзя справиться, пока человек не захочет что-то сделать сам. Как нельзя научить его жарить картошку, если он этого не хочет. Так же как нельзя научить вышивать, чистить ботинки…

НИ ПУХА, НИ ПЕРА…
- Татьяна Андреевна, какие требования предъявляются сейчас к абитуриенту на экзамене по русскому языку и литературе? Экзамен проводится во многих вузах, на всех факультетах МГИМО, но одинаковы ли требования?

- Что касается нашего вуза, то на экзамене по русскому языку и литературе на любом факультете абитуриент должен показать знание программы средней общеобразовательной школы (эту программу можно прочитать в брошюре для абитуриентов или найти в интернете на сайте www.mgimo.ru или www.mzh.ru). Он должен умно, связно и четко изложить свои мысли. Уложиться по времени, раскрыть любые три темы по выбору из шести предложенных. В любом порядке. Подчеркиваю, эти требования одинаковы на всех факультетах МГИМО. Разве что абитуриентам МЖ следует напомнить одну деталь - особое внимание им надо будет уделить произведениям, отмеченным в программе звездочкой.
- Какие темы предлагаются на экзаменах?
- Формулировка экзаменационных тем – это государственная тайна. Но могу сказать, что две из них – по литературе первой половины XIX века, две – по второй половине XIX, оставшиеся две относятся к XX веку.
- Говорят, что за последние несколько десятков лет ни одна тема ни разу не повторилась. Как же преподаватели вынуждены ухищряться в их подборе, учитывая, что существует закономерная тенденция к ежегодному усложнению тем…
- Конечно, отчасти это так. Для абитуриента тут основной критерий – знание текста (не книги «Краткое содержание всех программных произведений»), умение выбрать главное – подвести знание материала к конкретно поставленному вопросу. Для этого надо немножко подумать, отказаться от стандартного подхода. Понимаю, это будет нелегкая задача. Потому что в школе сочинения пишутся из года в год на одни и те же темы. Все эти «Сто золотых», «Триста серебряных» и «сколько-то там бриллиантовых» сочинений тоже написаны по тем же избитым и вымученным темам. Но это не иностранный язык, где все привыкли пользоваться выученными топиками, тут нужно показать свои знания. Так что к экзамену по русскому языку и литературе нужно подготовить себя заранее. В том числе и психологически. Тогда можно будет рассчитывать на успех.
- Каким должно быть сочинение?
- Что касается объема, то здесь строгих ограничений нет. Но не менее чем две страницы А4. Главное же – раскрыть тему. Не нужно писать слишком много: будет большой простор для ошибок. Да и времени может не хватить – ведь на все дается только четыре астрономических часа. (…А они, говорю вам по опыту, пролетают ох как незаметно и быстро. – Прим. А.Б.). Ответ желательно строить по формуле «вступление – основная часть – заключение». Она хорошо известна всем еще по школьным работам. Однако в экзаменационных сочинениях не каждому удается подвести вступление к сути вопроса, изложить то, что знаешь, и завершить сочинение выводом, который звучит более убедительно и свежо, нежели «в целом произведение этого великого писателя мне понравилось».
- Тут будущим абитуриентам очень пригодились бы несколько Ваших советов по существу вопроса. Как говорится, из первых уст…
- Пожалуйста. Первый совет – нельзя долго выбирать тему, тратить на это много времени. Второе – больше внимания следует уделить проверке. Это сводится к тому, что нужно точно распределить время. Потому что обычно первое сочинение бывает написано хорошо, второе – слабее, ну, а третье… Иногда ребята не успевают даже начать его. Тогда как времени должно хватить на все три темы и на проверку. Важно написать именно все три сочинения.
- Иначе много баллов автоматически теряется…
- Да. И конечно, большое значение имеет грамотность. Учитывается не только орфография, но и пунктуация, и стилистика, и фактические ошибки.
- А как строится система оценки?
- Наивысшая возможная оценка на экзамене составляет 25 баллов. Это сумма баллов, полученных за русский язык (грамотность) и литературу (содержание). Содержание оцени вается исходя из пятнадцати баллов, то есть максимальная литературная ценность каждого из трех сочинений определяется пятью баллами. Максимум за грамотность – десять баллов, если написано три сочинения, и семь - если только два. При этом при подсчете результата вычитается один балл за каждую орфографическую ошибку, а за каждую стилистическую, пунктуационную – 0,5 балла.
- Какие наиболее распространенные ошибки допускают абитуриенты?
- Их диапазон неохватен. Он зависит в первую очередь от уровня подготовленности абитуриента. В отношении некоторых работ можно брать учебник русского языка и просто перечислять оглавление. У сильных ребят встречаются речевые ошибки, потому что в школах обычно мало внимания уделяется стилистике. Много тавтологий. Есть ошибки, распространенные просто как штампы, типа «играть значение» и «иметь роль». Традиционно масса ошибок допускается в правописании наречий, частицы не.
- То есть типичный набор ошибок…
- Да, настолько типичный, что всем желающим поступить рекомендую повторить эти правила, потренироваться – в сложносочиненных предложениях, изъяснительных придаточных (например, «я знал, куда мы пойдем» – внимание на запятую!). Очень часто забывают о второй запятой, закрывающей оборот. Помните о запятой при тире, когда необходимы оба знака. Это часто ускользает. Нужно помнить и о следующих распространенных фактических ошибках. Например, Татьяна говорит Онегину: «Но я другому отдана, Я буду век ему верна». Все пишут «И буду век…». Еще пример. «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей». Легче, а не больше! Не забудьте и то, что Татьяна читала романы Ричардсона и Руссо. Поэтому нельзя писать, что она читала французские романы, так как Ричардсон был англичанин.
- А какие существуют сложности в подготовке абитуриентов по литературе?
- У значительной части абитуриентов почему-то плохая память на имена литературных героев. Путают всех со всеми. Понятно, что это тоже негативно сказывается на общей оценке за экзамен.
- У Вас наверняка есть добрый десяток универсальных рецептов того, как избегать ошибок, а также находить допущенные ошибки в работе?
- Если ребята серьезно готовятся и занимаются, то они уже сейчас должны знать свои ошибки. И уже на экзамене помнить о своих «любимых» правилах. Это, пожалуй, главный, годами испытанный на практике, рецепт.
- Получается, познай себя…
- Именно так. И к тому же, можно элементарно облегчить себе жизнь, просто избегая трудностей. Если мы знаем, что одиночное деепричастие, стоящее после сказуемого, то обособляется запятыми, то нет, не лучше ли поставить его перед сказуемым? Или же если известно, что смысловые грани слова «наконец» меняются, может быть, лучше не стоит употреблять его? Иначе говоря, нужно уметь обходить подобные сложности. А чтобы научиться их обходить, надо больше тренироваться в написании сочинений и больше читать.
- Имеются ли конкретные трудности при подготовке к экзамену?
- Опять-таки все упирается в общий интеллектуальный багаж каждого отдельно взятого абитуриента. Поскольку мало кто владеет быстрочтением, то и подготовиться к экзамену оказывается не так легко, как хотелось бы. Часто абитуриенты элементарно не успевают прочесть все произведения, указанные в программе. Что делать? Здесь на помощь может прийти то, о чем я говорила в начале нашей беседы, - системный подход. К сожалению, без него даже при внимательном чтении из поля зрения часто ускользают важные детали, знание которых вы обязаны показать на экзамене. Происходит концентрация на каких-то мелочах, а произведение в целом человек не видит.
- Татьяна Андреевна, слышала мнение многих преподавателей, что писать «шпаргалки» вроде бы даже полезно, лучше запоминаются вопросы. А имеет ли смысл приносить их на экзамен?
- Дома их можно писать сколько душе угодно. (Хотя вряд ли кто сможет угадать, какие шпаргалки надо заготовить, чтобы суметь подобрать ответы на все экзаменационные вопросы). Но пользоваться ими на экзамене, по крайней мере в МГИМО, не советую. Очень стыдно будет тому, кого удалят с экзамена с двойкой в экзаменационном листе. А незаметно списать, наверное, ни одному фокуснику не хватило бы мастерства...
- И все же, урожай «шпаргалок» приходилось собирать?
- Да, каждый год…
- Что бы Вы могли посоветовать насчет апелляции? Кроме того, что нужно знать, как это слово пишется.
- Единственное, что я могу сказать по этому поводу, - это то, что часто человек идет на апелляцию наобум, плохо представляя, к чему апеллировать. На этот шаг, на мой взгляд, можно идти только в том случае, если произошла какая-то ошибка. В нашем институте, например, это бывает крайне редко, так как проверкой работ занимается независимая комиссия, состоящая из специалистов других вузов.
- Наверное, пора поставить точку на грустном. На своих занятиях Вы не раз приводили примеры самых немыслимых «ляпов», встречающихся в сочинениях абитуриентов, о которых комиссия потом вспоминает еще не один год. Старшекурсники говорили, что у Вас даже накоплена солидная коллекция подобных перлов. Так ли это?
- Наверное, у любого преподавателя русского языка и литературы подобная коллекция поневоле накапливается. Я тоже не исключение. Действительно, у меня есть целая заветная тетрадка, в которую попадают только лучшие экземпляры…
- Поделитесь?
- Например, меня очень заинтриговало такое описание героя рассказа Тургенева «Свидание». «Барский камергер в картузе с барского плеча и с кларнетом в глазу». Это, кстати, подтверждение того, насколько сужается лексический запас абитуриентов. Еще мне нравится неправильное прочтение цитат, типа «И Бога глаз ко мне воззвал» или «… лорнет наводит на ложе незнакомых дам». Озвучила те, что пришли в голову…
- Татьяна Андреевна, сдавать русский язык и литературу придется всем. Что бы Вы хотели пожелать нашим абитуриентам в заключение беседы?
- Однажды нашей кафедре пожелали, чтобы выпускники МГИМО знали русский язык так же хорошо, как иностранные. Вот и я хочу, чтобы наши абитуриенты освоили русский язык и родную литературу в такой же степени, как они подготовлены к экзамену по иностранному языку. Потому что, как ни странно, иностранные языки абитуриенты сдают в основном очень хорошо. А вот с экзаменом по русскому языку и литературе справляются далеко не все. Пора бы нарушить эту традицию.

Беседовала Аэлита БАЙЧУРИНА



Пожалуйста, оцените этот материал:

 
БЕСЕДЫ С ПРЕПОДАВАТЕЛЯМИ
 

1.

АНДРЕЙ ЗУБОВ: В МИРОВЫХ РЕЛИГИЯХ МНОГО ОБЩЕГО

28.06.2002

 

2.

УКОЛОВА В.И.: ИСТОРИЯ – ЭТО ИСКУССТВО. ИСКУССТВО ПОЗНАНИЯ ЧЕЛОВЕКА.

21.05.2002

3.

КАК ЛЕЧИТЬ СТУДЕНТОВ ОТ ОРЗ

22.04.2002

 

4.

ЕЩЕ РАЗ О ЕДИНОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ ЭКЗАМЕНЕ

27.11.2001

 

5.

БОРИС ЖЕБЕЛЕВ. ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКА - ЭТО БОРЬБА С НИМ?

13.11.2001

 
 
 
 
 
 
 
  © 2006-2007 www.umniki.ru
Редакция интернет-проекта "Умницы и умники"
E-mail: edit.staff@yandex.ru
Использование текстов без согласования с редакцией запрещено

Дизайн и поддержка: Smart Solutions


 
Rambler's Top100