Поиск по сайтуВход для пользователей
Расширенный поискРегистрация   |   Забыли пароль?
Зачем регистрироваться?
ТелепередачаAlma-materКлубКонкурсыФорумFAQ
www.umniki.ru / Alma-mater / Учебные заведения / Литературный институт /
  
  
 

07:01 1 Октября 2018 - clblalackvirgi

swiss replika klockor aaa + schweiziska replika klockor [b]högkvalitativa

  Читать далее

 
ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИНСТИТУТ
ЗАЧЕМ ТАЛАНТУ РАБОТАТЬ НАД СОБОЙ. Беседа с проректором Литинститута, профессором Л.И.СКВОРЦОВЫМ.
 ЗАЧЕМ ТАЛАНТУ РАБОТАТЬ НАД СОБОЙ
Беседа с проректором Литературного института по научной работе, профессором Львом Ивановичем Скворцовым.


СПРАВКА: Скворцов Лев Иванович. Филолог, доктор филологических наук, профессор, член Союза писателей, действительный член Академии Российской словесности. В институте с 1993 года: проректор по научной работе, заведующий кафедрой русского языка и стилистики.
Окончил МГУ в 1958 году. Ученик и сотрудник С.И. Ожегова, В.В. Виноградова, Ф.П. Филина, Н.М. Шанского. В 1958-1993 гг. - научный сотрудник, зав. Сектором культуры русской речи Института русского языка АН СССР (теперь Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН).
Специалист в области современного русского языка, культуры речи, социальной диалектологии, теории и практики лексикографии. Автор книг: "Теоретические основы культуры речи (1980), "С.И. Ожегов" (1982), "Основы культуры речи. Хрестоматия" (1984), "Культура русской речи. Словарь-справочник" (1995), "Экология слова, или Поговорим о культуре русской речи" (1996) и др., многих статей и обзоров, опубликованных в научных периодических изданиях в России и за рубежом.


ПЕРВЫЕ ШАГИ
- Лев Иванович, какую задачу ставит перед собой Литературный институт? Ведь с талантом, как известно, рождаются. Разве можно научить кого-то писать стихи или прозу?
- Конечно, литературный дар – это от рождения. Но в том-то все и дело, что мало только родиться одаренным. Необходимо свой дар развивать, отшлифовывать, что в одиночку может быть не под силу даже самым одаренным. Вот этим мы и стараемся заниматься. Главная задача Литинститута в том, чтобы одаренного в творческом отношении человека как можно раньше (в плане возраста) поместить в профессиональную литературную среду, приобщить к профессионализму. Возможно это благодаря занятиям с мастером - прозаиком или поэтом, который откроет своему ученику мир профессиональной литературы, познакомит его с другими авторами, введет, так сказать, в курс дела. То есть главной нашей задачей является ранняя профессионализация.

- Что Вы имеете в виду, говоря о занятиях с мастером?
- Я имею в виду творческие семинары, которые профессиональные литераторы, преподаватели нашего института, еженедельно проводят в своих группах. Известно, например, что художнику надо набить руку, певцу нужно поставить голос… И с писателями – то же самое. Этот тонкий механизм еще нужно завести, раскрутить на полную мощь, и чем раньше это произойдет, тем лучше.

- Но творческие семинары, по сути, – это не эксклюзив Литинститута. Такая практика существует во многих вузах гуманитарного направления, на тех же факультетах журналистики это неотъемлемая часть образования.
- Нет, творческие семинары в Литературном институте – дело особое. Они являются основой всего нашего обучения. Семинары – это как мастерские, в которых долго и кропотливо трудятся. Подумайте только: ведь у каждого студента есть своя изюминка. И задача мастера – разглядеть это, задать ученику нужное направление - на то обрати внимание, а на это не разбрасывайся.

- И как обычно проходят такие творческие семинары?
- Во-первых, на них идет обсуждение работ – либо самих же студентов, либо каких-то книжных новинок, интересных статей, на которые мастер считает нужным обратить внимание. Во-вторых, студенты получают разные интересные творческие задания. Вот, например, в такой-то день в нашем институте состоялась беседа с Жириновским. Все слышали, все присутствовали. Пожалуйста, напишите – конечно, в свободной форме, - кто что по этому поводу думает. И вот они пишут: кто-то - эссе, кто-то – фельетон, кто-то, может быть, – фантазии на тему; у каждого - свое видение. Или, может быть, мастер считает нужным обратить на что-то особое внимание, рассмотреть конкретную тему в литературе: проблема современного человека, проблема сюжета, проблема портрета; как это преподносится сейчас, как у классиков… На тонкостях, деталях могут остановиться – лексике, стилистических особенностях разных авторов; на том, какие вообще тут могут быть варианты: а как у Лимонова, а как у Пелевина, а как у классиков…

- Получается, что каждый семинар – это школа какого-то определенного мастера?
- В основном, да. Хотя, конечно, никто из мастеров не настаивает на собственном подходе, не навязывает своего. Но, так или иначе, ученик ведь многое принимает от Учителя. С другой стороны, и мастер тоже не каждого к себе в группу возьмет. Он смотрит, выбирает, кого сможет чему-то научить, кому знает что подсказать, что посоветовать. Ведь мастер несет ответственность за своего ученика.

- А творческий процесс не мешает изучению общеобразовательных дисциплин?
- Дело в том, что у нас для творческих семинаров есть специальный день – вторник. Испокон веков так повелось, и вся Москва об этом знает: открытые семинары в Литинституте, вход свободный… Это значит, что у всех мастеров (их у нас более двадцати) семинары проходят в один день, но разнесены во времени. Так устроено специально, чтобы студенты могли попасть не только к себе, но и на любой другой семинар, к любому мастеру – куда захотят. Часто ведь бывает, что мастера приглашают к себе и других известных авторов. И тогда об этом специально заведомо предупреждают – расклеивают объявления, рассказывают друг другу.

КРЕСТЫ РЕШАЮТ ВСЕ
- Каким образом можно попасть в группу к тому или иному мастеру?
- А это решается еще на вступительных экзаменах, и даже еще раньше – на отборочном творческом конкурсе. Об этом, кстати, надо особо сказать. Дело в том, что одаренность – она ведь проверяется постепенно. Еще до начала экзаменов, весной, ребята присылают нам свои творческие работы. Они могут быть выполнены в любой форме: проза, стихи, драма – что угодно. Единственный критерий здесь – объем. Для прозы это 30-35 страниц машинописного текста, для стихов – до 300 строк. Либо, если речь идет о переводческом факультете, это 30-35 страниц текста-перевода, с обязательным приложением текста-оригинала. То есть абитуриент изначально должен решить, чем именно он хочет заниматься – переводом, прозой, поэзией, детской поэзией и так далее. Тогда соответствующий мастер, набирающий себе группу в этом году, будет оценивать его работу. И здесь может быть так, что какому-то прозаику что-то сразу понравится, а другой возьмет, прочитает да и скажет коллеге: «Ну-ка, посмотри, что-то в этом есть, но не моя проза. Ты ведь тоже к себе набираешь, может, это твое?» Тот посмотрит, ему понравится. И он оценит работу – одним, двумя или даже тремя крестами.

- Крестами?
- Именно так. Ведь это работа творческая. А разве можно творческую работу по балльной системе оценивать? Вот мы такой порядок для себя выработали. И на основе этих крестов потом решается, кто будет допущен к экзаменам. Как правило, человек из 400, приславших свои работы, мастера отбирают примерно половину, и конкурс составляет 2 – 3 человека на место. Но эти ребята все уже, безусловно, одаренные.

В ЭКЗАМЕНАХ ГЛАВНОЕ – ТВОРЧЕСТВО
- Что же представляют собой вступительные экзамены в Литинститут?
- Про первый этап мы уже поговорили. Дальше идет творческий этюд, и потом - предметные экзамены: по русскому языку, литературе, иностранному языку и истории Отечества.

- То есть пишется еще одна творческая работа?
- Да, это своего рода подтверждение тех способностей, о которых было заявлено в первом туре. Творческий этюд пишется здесь, на месте, на одну из данных тем – по выбору, за определенное время – 3 – 4 часа и в любом жанре, в любой форме. Главное здесь – чтобы работа была литературной. Кто-то, например, пишет драматическую сцену, кто-то – поэму, кто-то – эссе, рассказ, рассуждение… И тогда сразу видны все литературные способности – и владение пером, в чисто стилистическом смысле, и фантазия, и творческая раскованность… Проверяют работы те же самые мастера, при этом на орфографию и пунктуацию они внимания не обращают. Оценивают так же – одним, двумя крестами. Могут поставить и три креста, хотя такое бывает редко, а могут – вообще ничего. И эта оценка является главной, решающей при подведении итогов. Такая проверка необходима, ведь, строго говоря, домашняя работа может быть написана кем угодно.

- А что касается остальных экзаменов?
- Главное, о чем нужно сказать, что все наши требования – строго в рамках школьной программы. То есть без репетиторов здесь вполне можно обойтись, хорошо подготовиться. Что касается истории Отечества, то по ней даже специальная программка есть, где указано, что именно спрашивают на экзаменах. Получается, что самое сложное – это творческий конкурс. Это основа основ.

- Вы сказали, что конкурс составляет 2-3 человека на место. Что же делать каждому второму, «безусловно одаренному», который не поступил?
- Это тоже нужно оговорить особо. Дело в том, что после экзаменов каждый абитуриент приходит на собеседование. Тут-то и выясняется, что кто-то совсем чуть-чуть недобрал, кому-то совсем немного не хватило, но чувствуется, что человек очень одаренный. Тогда ему говорят: не пропадайте, у вас есть шанс, обязательно приходите к нам на следующий год. И это не пустые слова. Мастера ведь заинтересованы в способных учениках, они стараются никого не потерять. Они в таких случаях всегда вам скажут, над чем нужно поработать, что подтянуть, на что сделать упор. Конечно, мы с удовольствием брали бы всех, но у нас на очном отделении только 60 бюджетных мест. Мы можем предложить учебу на компенсационной, то есть платной, основе, но далеко не все могут себе такое позволить. Однако если у человека уже есть эта творческая зараза, если он уже заражен этим микробом, то он обязательно к нам поступит. Бывает, что поступают с пятого, с шестого раза, и даже с седьмого – был однажды такой рекорд.

- А что еще происходит на собеседовании?
- На собеседовании сопоставляются результаты творческих письменных работ, а также результаты по предметным экзаменам. Здесь все окончательно определяется: выбирают, кого взять, с кем подождать. Здесь присутствуют и сам ректор, и мастер, к которому идет набор. И надо сказать, что на собеседовании сразу становится видно – наш человек или не наш. Потому что одаренность – она не бывает однобокой. Если у человека литературный дар есть, то он, как правило, еще и поет, или сценическими способностями обладает, или еще чем-то. Так что когда на собеседовании, например, абитуриента просят прочитать стихотворение, а он говорит: можно я к стене отойду, или к окну, или на стул стану, ему отвечают: да хоть на стол, пожалуйста! Что хотите, то и делайте, как сами чувствуете. И комиссия переглядывается – наш, мол, человек…

КРИЗИС, ЗНАЕТЕ ЛИ…
- Лев Иванович, а бывает, что мастер ошибается, когда набирает себе группу? Что, например, в дальнейшем он не находит общего языка с учеником?
- Бывает. Но это, как правило, решается очень просто. Студенты ведь могут ходить на разные семинары – либо вольными слушателями, либо участвовать в обсуждениях, - поэтому и мастеров других знают. И если у них в группе что-то не ладится, мастер никогда не скажет, «я его выгоняю» или «это никуда не годится». Мастер вообще всегда общается со студентом на равных, видит в нем своего коллегу. Поэтому если не нравится – пожалуйста, иди к другому.

- А если и там не получится? Ведь творчество – дело непредсказуемое, индивидуальное.
- Да, всякое бывает. Бывает так, что у студентов, в основном на третьем курсе, наступает творческий кризис. Это, кстати очень показательно, особенно для поэтов. Почему? – потому что приходят они к нам – все гении. Юношеские стихи у всех прекрасные, живые… Мастер это всячески поддерживает, хвалит, да студент и сам видит – пишет не хуже других, а может, даже и лучше. Но вот начинается знакомство с другими авторами, которых он раньше никогда не читал, да и имен-то таких не слышал. На втором-третьем курсе, когда уже пора входить в профессиональную среду, он видит перед собой всю эту огромную литературную стихию. Раньше-то он себе казался великаном, а теперь – пешечкой маленькой.…Вот тут-то и есть опасность. Стихи у него – по-прежнему юношеские, в профессиональном плане роста никакого не было. А тут еще на семинары приходят новенькие – первокурсники, и видно, что их стихи – и живее, и интереснее. И тут начинаются переживания, начинается творческий кризис. В лучшем случае студент себе скажет: нет, поэзия – это не моя стихия, лучше я пойду в прозу, в драматургию, критикой займусь… Но может быть и так, что он для себя никакого выхода не увидит. В такой момент мы стараемся поддержать в нем творческий огонек, чтобы он совсем не угас. Мы предлагаем студенту отчисление с правом восстановления. То есть он прерывает учебу на год, на два, а потом приходит и приносит нам стихи, написанные за это время. Показывает их мастеру, у которого учился, тот смотрит, и если он видит, что рост есть, что движение есть, то студент восстанавливается – идет на четвертый курс.

- То есть творческий рост – это главное в учебе?
- Да, именно так. И каждый год, начиная с первого курса, всем студентам устраивают так называемую творческую аттестацию. Это значит, что после сдачи всех экзаменов, когда хвостов уже нет, студент приходит на комиссию, где присутствуют и ректор, и мастер, руководитель семинара. И мастер говорит: вот, что-то у тебя застопорилось, давай-ка за лето подтяни там-то и там-то, а осенью придешь, и мы с тобой поговорим. Или наоборот – хвалят: все хорошо, претензий никаких нет, достоин поощрения. Такая вот аттестация.

ПЕРЕВОД ПЕРЕВОДУ РОЗНЬ
- Лев Иванович, в Литинституте есть факультет литературного перевода. В чем его принципиальное отличие от подготовки переводчиков, скажем, на том же инязе?
- Мы готовим специалистов именно по переводу художественных текстов. Это главная особенность. Традиционно это были переводы с языков народов СССР и на языки народов СССР. Сегодня это частично сохранилось – скажем, чувашский, некоторые другие языки, но в основном это английский, французский, итальянский. Закончив факультет художественного перевода, выпускник получает диплом с квалификацией «литературный работник, переводчик художественной литературы». Мы особенно это выделяем, потому что литературный перевод – не то же самое, что перевод обычный, технический, это на порядок выше. Для этого требуется специальная подготовка.

- И в чем заключается эта подготовка?
- Дело в том, что в художественном переводе мало просто адекватно передать содержание. Важно передать его на литературном русском языке, то есть с использованием всех средств выразительности языка. Причем с европейскими языками попроще: все-таки они нам ближе, понятнее, корни общие есть. А что касается, например, китайского, то здесь все намного сложнее. Здесь должен быть не близкий к буквальному перевод, а перевод, так сказать, с образа на образ. Тут важно понять лингвистическую и поэтическую суть самого иероглифа. Тогда получается не то чтобы перевод, а как будто даже зеркальное отражение, ассоциативный ряд.

- Но ведь чтобы это постичь, почувствовать, мало хорошо знать язык, историю страны, ее обычаи, традиции и прочее. Нужно иметь довольно полное представление о менталитете.
- Верно, поэтому одно из обязательных условий преподавания иностранного языка в нашем институте – это касается и восточных, и европейских языков – это преподавание самим носителем языка. Он-то и может подсказать студенту, как в том или ином контексте следует понимать значения слов, символов. Ведь кроме того, что он носитель языка и сам переводчик, он еще обязательно прозаик или поэт.

- Неужели преподаватель каждому студенту будет объяснять значение каждого символа и значка?
- Конечно, нет. Преподаватель дает некую общую установку, для произведения в целом. И студент дальше работает - постигает, примеряет, набивает руку. В этом-то и есть секрет.

- То есть для переводчиков занятия по языку – это своего рода семинары по творчеству?
- Именно. И кроме того, у наших студентов есть еще одна возможность практики – в стране изучаемого языка. На практику мы посылаем теперь уже чуть ли не после первого курса, сроком на один семестр.

- В каких странах у Литинститута есть институты-«побратимы»?
- Во Франции, Италии, Германии, Ирландии, Китае, Корее, в некоторых других странах.

ЕЩЕ ОДИН ШАНС
- Лев Иванович, Вы сказали, что никаких занятий с репетитором для поступления в Литинститут не требуется. Тем не менее, при вузе работают подготовительные курсы, а также Высшая литературная школа, которые готовят абитуриентов к экзаменам. На что направлена такая подготовка и какие преимущества она дает?
- На подготовительных курсах ребята проходят, так сказать, мини-курс литературного мастерства. Это проводится с той же целью – как можно раньше погрузить их в литературную среду. Наши мастера занимаются с ними, проводятся самые настоящие творческие семинары, на которых так же, как на семинарах со студентами, обсуждаются написанные ими работы. Как правило, потом человек пять-шесть с этих курсов, которые заканчивают их на "отлично", которые хорошо себя проявляют на семинарах, поступают к нам по двум экзаменам, а может быть, и вообще без экзаменов, если очень уж хорошо себя зарекомендуют. Пока такая практика себя оправдывала – поступившие к нам так ребята действительно очень одаренные, прекрасно занимаются. Остальные, кто закончил курсы, поступают в общем потоке. Но все равно чувствуется – они намного увереннее, раскованнее. Они уже набили руку, знают свои сильные стороны. Так что преимущества у таких курсов есть.

- Но ведь они не всем могут быть доступны.
- Что касается платы за обучение, то на наших курсах она очень приемлемая, по сравнению с другими московскими вузами – низкая. Так что недостаток здесь только один: в силу того, что курсы очные, посещать их могут, в основном, москвичи и жители Подмосковья.

- А какова вообще география студентов Литинститута?
- В основном, именно так и есть – Москва, ближнее Подмосковье. В силу, наверно, того, что дорога до Москвы многим не по карману, не все могут приехать, не все потом смогут ездить домой. Но мы стараемся как-то выходить из положения. С этого года, например, у нас открылись филиалы на местах – в Иркутске и Приднестровье. Это значит, что студенты будут учиться там как заочники, то есть для сдачи сессии приезжать к нам, в Москву, но семинары по литературному мастерству будут проводиться на местах, нашими мастерами, причем так же регулярно.

В ПУТЬ…
- Лев Иванович, где же находят себе применение выпускники Литинститута?
- Они получают диплом с квалификацией "литературный работник" или «литературный работник, переводчик художественной литературы», и это позволяет им открыть для себя самую широкую сферу литературной деятельности. Они могут быть сотрудниками редакций - журналистами, корректорами, редакторами журнальных и книжных издательств, они работают на радио и телевидении, могут преподавать в вузах, школах, лицеях... Переводчики, конечно, занимаются переводами. Причем что здесь важно отметить: они вряд ли будут заниматься переводом бульварной литературы, хотя там и платят больше, и оборот быстрее. Такому легкому добыванию денег они предпочтут настоящий, художественный перевод. Наши выпускники, как сказал наш ректор, - это штучный товар, и они будут держать марку своей Alma Mater.

- Какое напутствие Вы дали бы будущим студентам Литинститута, тем, кто пока только решается сюда поступать?
- Перво-наперво – не бояться. Ведь если литературный дар действительно есть, то вас обязательно заметят, будьте уверены. С порога вас никто гнать не будет, наоборот, вам обязательно укажут, где доработать, что доделать. И главное, конечно, - пишите, развивайте себя, готовьтесь к тому, чтобы стать профессионалом на тернистом и славном литературном пути.

Беседовала Алла МИТРОФАНОВА


 
ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИНСТИТУТ
 

1.

Ректор Литинститута Борис Тарасов: "На писателя выучить нельзя"

11.06.2006

 

2.

ВУЗ ДЛЯ ОДЕРЖИМЫХ. Студенты Литинститута о своем вузе и о себе.

18.10.2001

3.

ЗАЧЕМ ТАЛАНТУ РАБОТАТЬ НАД СОБОЙ. Беседа с проректором Литинститута, профессором Л.И.СКВОРЦОВЫМ.

18.10.2001

 

4.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИНСТИТУТ. КРАТКАЯ СПРАВКА.

18.10.2001

 
 
 
 
 
 
 
  © 2006-2007 www.umniki.ru
Редакция интернет-проекта "Умницы и умники"
E-mail: edit.staff@yandex.ru
Использование текстов без согласования с редакцией запрещено

Дизайн и поддержка: Smart Solutions


 
Rambler's Top100