Поиск по сайтуВход для пользователей
Расширенный поискРегистрация   |   Забыли пароль?
Зачем регистрироваться?
ТелепередачаAlma-materКлубКонкурсыФорумFAQ
www.umniki.ru / Журнал / За 3 моря /
  
  
 

07:00 1 Октября 2018 - clblalackvirgi

bästa schweiziska replika klockor bästa replika klockor [b]hög kvalitet

  Читать далее

 
ЗА 3 МОРЯ
ИСПАНИЯ – БЕЗ КОРРИДЫ И ФЛАМЕНКО
 

Сразу объясню, почему я отказываюсь от традиционных стереотипов.
На мой взгляд, коррида – просто слишком жестокая и бессмысленная игра со смертью. Да, ее считают прекрасным и непредсказуемым спектаклем: грациозные лошади, точные и ловкие движения тореадора, сила и обреченность быка… И все это в ярких контрастах: желтый песок, алый плащ тореадора, черная шкура быка, лоснящаяся под заходящим солнцем. Зрелище, достойное внимания, но в конце кто-то должен умереть… Не понимаю!
О фламенко писать не буду совсем по иным причинам. Однажды я влюбилась в этот танец, и отношения завязались серьезные. Расскажу, как это было: представьте Costa del Sol в конце августа (вся Испания и пол-Европы на одном побережье) и затерявшуюся среди отдыхающих выпускницу московской школы, еще не успевшую выучить испанский язык и потому не понимающую абсолютно ничего, кроме того, что народ вокруг “отрывается”, как говорится, “по полной программе”.
Так вот, в последний вечер пребывания на курорте ее внимание привлекает толпа народа, собравшаяся в фойе отеля, и какие-то непонятные звуки. Она пробирается между оживленными зрителями и видит несколько танцующих мужчин и женщин. Причем одеты они в явно национальные костюмы, потому что очень уж чудные: на одной желтое платье в крупный черный горох, а другая (кстати, далеко не стройная) - в белом, с черной окантовкой. “И чего тут интересного?” - думает она и не догадывается, что через час, когда концерт закончится, она будет готова по возвращении в Москву перевернуть весь город, но найти хотя бы какую-то студию, где учат ТАК танцевать.
Искать долго не пришлось, потому что в родном институте нашлись люди, еще более очарованные культурой фламенко и организовавшие студенческий испанский театр. Не буду философствовать на предмет строгой грации, тонкой страстности и нежного благородства фламенко, о котором просто не смогу рассказать. Для этого существует танец, выражающий все оттенки чувств, желаний и отношений…
А теперь, пожалуй, попробую рассказать об Испании такой, какой я ее увидела, об Испании без стереотипов.


Сто лицы
Солнышко отражается на зеленой воде центрального парка отдыха города Мадрида. Светит в лицо. До него (солнышка) можно дотянуться, протянув чуть вперед и вниз ногу. Люди вокруг меня сидят на ступеньках лестницы, спускающейся к воде. “Свободных” мест мало: молодые и пожилые, вдвоем или компаниями - все слушают. Чуть выше на ступеньке великолепно играет на гитаре и поет испанец. Сбоку на меня свисает гордый зеленый лев, из железа наверное. Лев “сторожит” короля Альфонсо ХII, статую которого воздвигла его мать. У самых его лап плескается огромное – по городским понятиям – озеро, и народ в великом множестве гребет на лодках туда-сюда.
Раньше в этом парке гуляли, плавали на лодках, играли на зеленых площадках только члены королевской семьи и придворные. Теперь вокруг уличных музыкантов, клоунов, жонглеров, фокусников, художников собираются десятки испанских детей, которые пришли сюда погулять с родителями.
…Слышу красивый женский голос - она попросила гитару у “соседа по ступенькам” и стала петь. Сидим и слушаем. Сидим и танцуем, потому что иначе просто невозможно! Такое прекрасное утро в конце недели. В Мадриде.
Начинается оно, утро, медленно.
Мимо проходят лошади, овцы, люди на ходулях и в национальных костюмах. С песнями, и танцами, и прочими звуками - по центральным улицам. Движение транспорта перекрыли. За процессией - машинки и дяди со щетками, чтобы чисто было. Неужели так каждое воскресенье? Вроде и туристов немного в городе, зачем тогда маскарад? Подойти, спросить, что к чему, как-то неловко, потому что все очень веселы и увлечены свои делом – кто танцами, кто песнями, а до тех, кто верхом или на ходулях, и не докричишься.
Оказалось, это традиция такая осенняя: много веков скот перегоняли с севера на юг через Мадрид. И улица широкая сохранилась.
А вообще мадридские улицы маленькие - я же почти в центре живу. Вернее жила. Вчера. Ночью птицы орали не своим голосом, цокали каблучками соседки. Бывает полезно оказаться там, где до тебя никому и дела нет. Подобные встряски дают понять цену ДОМА, его тепла, уюта, любви.
На улицах Мадрида бомжи спят под одеялками. Мирно так. На асфальте. У собора Альмудены в центре Мадрида тоже сидят довольно здорового вида дяди. Наверное, недавно они здесь, потому что храм был открыт в 1993 году, после 110 лет строительства. В нем покоится святыня – фигурка покровительницы Мадрида, найденная тысячу лет назад в “древней стене” Алькасара, что по-арабски звучит как Альмудена.
В метро много людей (но меньше, чем у нас, конечно), на улице имеются пешеходы (хотя у большинства есть свои машины): кто спешит, кто не очень. Чуть проще их наряды, явно не по московской моде одеваются. Меньше видно детей, а больше пожилых, за которых радуешься: бабушки все модные, при дедушках, при золоте и легком макияже.
Кафешки на каждом углу, и в них сидят! Причем в кафешках больше людей, чем в магазинах: сидят, беседуют.
Дети непосредственные. Невольно вспомнила, как иногда я сестренкину свободу неверно осуждаю: кажется мне, что балуют ее. А она просто растет, как счастливое дитя. Потому и не зажатое. Здесь они тоже такие. Когда перед отъездом в Барселону сидела на северном вокзале Мадрида, рядом со мной расположилась группа ребят лет 8-9 с учителями - собирались куда-то ехать. Смеялись, бегали, лопотали, жевали огромные бутерброды. Никто на них не "шикал", хотя они мешали всем взрослым вокруг: кому читать, кому смотреть телевизор, кому по мобильному беседовать.
В двухтысячелетней Барселоне, столице Каталонии, - лето!
На карте кажется, что город большой, а на самом деле все близко. Полцентра за час обошла. Хотя мое эстетическое восприятие далеко до совершенства, все же позволю себе выразить свой почти восторг по поводу всего “каменного и невысокого”, напомнившего мне почему-то о сталинских домах, но с большими художественными изысками. Красиво, когда город к морю спускается, только мне от этого тяжелее идти. Порт чистый, искрящийся. Молодой человек специальной щеткой лужу “убирал”.
Туристическое окружение даже радует: огромные автобусы вызывают жалость у меня, идущей с сумкой через плечо и картой в ней за билетом до провинциального городка, где меня встретит подруга. Путь мой через всю Барселону, а по карте - справа налево.
Опять по поводу стереотипов: хотя общеизвестно, что каталонцы считают себя “белой костью” среди испанцев, но я не поняла, в чем это выражается. Может, они и говорят на другом языке, но, очевидно, иностранцу его отличить на слух невозможно. Мне все отвечали на чистом доступном испанском, даже если по-английски обращалась.
Хотя в свое время мавры не дошли до этих мест, на внешности и цвете волос каталонцев это не слишком отразилось. Настоящее же соперничество между Мадридом и Барселоной заметно невооруженному иностранному глазу только во время футбольного матча, когда жители других провинций делятся на болельщиков Барселоны или Мадрида. Причем обычно поровну и тех и других.
По-моему, нельзя сравнивать два города – Мадрид и Барселону, – которые как два сводных брата, вернее брат и сестра, живут своей отдельной взрослой жизнью, стараясь соревноваться друг с другом – это в темпераменте заложено, – доказать что-то кому-то. Но на самом деле они любят и нужны друг другу, хотя со стороны это не всегда заметно.
Мотоциклов больше, чем машин. А для великов вообще отдельные дорожки со светофорами, стрелками и т.д. И все любят друг другу сигналить. Про то, что тебя на правах пешехода всегда пропустят, я не говорю. А если "скорая" мчится, то все прижмутся в сторону, встанут и не шелохнутся, пока не проедет. Так-то вот!
В метро и на вокзалах - лифты для инвалидов. И на карте обозначены станции, на которых есть такие лифты - примерно одна треть!
С чемоданами в метро ехали до аэропорта не мы одни. Но на улицах никто никому не поможет: идет девушка и парень, она с огромной сумкой, а он налегке. Помогать женщинам не принято, как и цветы дарить.
В одном из шикарных парков – парк Цитадели – было довольно много для буднего дня гуляющих. Вообще-то парком цитадель стала только в прошлом веке, а до этого была здесь крепость, воздвигнутая Филиппом V специально для отражения нападений Мадрида.
Одним из символов молодой Барселоны стала Sagrada Familia – Святое семейство – храм, не завершенный Антонио Гауди в начале века и до сих пор находящийся в процессе строительства. Мощь чувствуется, и эмоции по этому поводу могут быть самыми разными: восторг и ужас, смех и слезы, и как минимум удивление от неожиданности, что вот это – храм. Если не прочитала бы, то никогда бы не подумала, что три фасада храма называются Вера, Надежда и Любовь. Впечатления мои, опять же, чисто субъективные, но кажется, что, стремясь к небу, храм рвет его своими шпильками, царапает, как ракета.
Вспомнила наши купола, которые больше на шарики воздушные похожи: собрали чистую атмосферу ТАМ, наверху, и за землю крепко держатся. Родные они, соединяют грешную землю и небесную высь...
Видела русскую пару лет 50-ти. На огромной площади все лавочки были заняты, кроме одного места между старичками-испанцами и женщиной с ярко-белыми волосами и ярко-алыми ногтями. Соотечественница.
Стая коротко стриженных ребят лет 22-23 прошла: “О! - ростовский акцент. - Мы тута были! Теперь - туда!”
Действительно, наша национальная особенность - хочется, чтобы только Я представляла страну (“Уж я-то сумею! Родина не постыдится!!”).
Испанцы чаще перемещаются между городами на автобусах. По дороге смотрят боевики и раз в два часа полупустой экспресс останавливаются у закусочной среди огромных грузовиков, чтобы пассажиры, уставшие от комфортных для сидения (но не для сна!) кресел, смогли освежиться выхлопными газами и покурить жуткую гадость, которую тут почти все почему-то курят...
Даже из окна поезда или автобуса много чего понятно. Испания - аграрная, оливковая, жаркая, мало зеленая на юге и буйно растительная на севере.

Народ
Хозяйка квартиры, в которой живешь, очень быстро становится твоей “второй мамой”. Весь дом – от холодильника и стиральной машины до ключей и телефона – в твоем распоряжении. Ее дети – твои братья и сестры. Они знакомят тебя со своими друзьями, и вот ты уже все знаешь, тебя приглашают на ранчо покататься на лошадках или на спортивные гонки – кому что по душе.
За неделю знакомишься почти со всеми, поэтому часто по дороге останавливаешься, чтобы поболтать. Каждый второй тебе скажет комплимент - просто так - и не успеешь устроиться на новом месте, как возникает куча поклонников, которые всегда ждут звонка в боевой готовности.
Мясо жарят на обед в три, ужин - в 23. По дому все ходят в ботинках, но почему-то чисто. На ночь на окна опускают жалюзи. На стенах все - от вышивки до плакатов, от картин до стихов в рамках. Куча фоток друг друга. Уже на другой день спишь днем - сиеста заразительна!
Каждое воскресенье собираются всей семьей дома - с бабушками и прабабушками, двоюродными братьями, их женами, детьми.
Вечерами все “выходят” с друзьями, сидят в одном баре, потом в другом и т.д. Пьют вино, но пьяных, в нашем отечественном смысле слова, нет. Ни одного не видела. Постоянно шутят, вспоминают недавние веселые события, болтают - в испанском есть более точный глагол для объяснения. Беспроблемная по нашим понятиям жизнь. Мелкие события раздуваются до XXL. И если кто-то молчит - это кажется странным. Тем, кто привык к смысловой нагрузке беседы, поначалу сложно включиться.
Молодежь «тусуется» парами, по пять-семь лет встречаются, потом венчаются.

Городки
Пров инциальная действительность романтична.
Улицы старых городков молчат для влюбленных. Вековые стены храмов и монастырей и однолетние цветы - смотрят на них. Слышится журчание близкой реки, голоса и шум двигателей, как раньше цокот копыт.
Burgos - город, которому больше тысячи лет. Основан был в 240 км севернее Мадрида как крепость. С тех пор известен как военный и (?!) религиозный центр. Когда-то был столицей Каталонии.
Небольшой и симпатичный. Почти на каждом окне – яркая герань цветет. Из краснокирпичных черепичных крыш торчат острые антенны.
Невысокие и непохожие друг на друга домики, разноцветные, нескладные, тесно прижаты друг к другу вокруг крохотной (по испанским понятиям) площади, на которой еще умещаются 20 лавок, 10 парных фонарей и один светофор. Светло и чисто.
Гусей у реки видела. Они там живут. И утки еще. Кто-то построил домики и для них.
Храмы в этом городе, как и в любом, наверное, другом, несколько веков стоят. Сохранился и собор тринадцатого века, и монастырь, основанный еще раньше. Ведь никто их не взрывал тут, как в родном Отечестве! Алтарь как сцена - все на виду. Иконостас из камня - ограбить нельзя, только разрушить. “Свечи” зажигаются путем нажатия на кнопку - лампочки такие. Можно присесть. Заходишь в церковь - старички сидят. Просто. В тишине сидят и смотрят вперед.
Спокойно здесь. Никто не торопится, потому что некому и некуда бежать. Во всяком случае, город производит такое впечатление. Магазины за решеткой, а кафешки открыты - сиеста близится к концу.
Зачем испанцам сиеста нужна? Работали бы себе, деньги зарабатывали, а то перерыв на 3 часа среди бела дня! И все как один разбредаются спать.
Рекламные плакаты – за стеклянными тумбами с таксофонами, мусорками и банкоматами. Иконы в туристической лавке под тарелками с пейзажами стоят.
Дедушка один заговорил просто так, спросил, откуда мы. Потом прочитал отрывок классика, что-то о любви и разлуке. Улыбнулся и пошел дальше по улице.
San Sebasian, он же Donostia на баскском. Столица самой маленькой провинции Испании Guipúzcoa, которая находится в сердце Страны Басков. Ровесник Москвы. Теплый и светлый. Невысокий. Прибрежный. Зеленый. На самом севере Испании, где близко до Франции и до Великобритании. Здесь тепло круглый год, в среднем от +10 до +25.
Дети шумят и балуются. Старички по лавочкам сидят, газеты читают. Голуби не боятся совсем и подходят очень близко. Террористов-сепаратистов не видно.
Из окна отеля вижу шестиэтажную стену, поросшую зеленью. Просто очередной кусок древности.
Набережная. Здесь всегда, вне зависимости от времени суток, бегают туда-сюда взрослые дяди в шортах. За полчаса человек 50-60 пробегает. Кто-то бултыхается в волнах с различными приспособлениями. Октябрь.
Традиции здесь, в Стране Басков, бережно хранят и передают из уст в уста. Одна из них – спортивные игры – требует физической силы от обычных людей, потому что соревнуются между собой по праздникам обычные люди, а не профессиональные спортсмены.
Островок, отрезанный от мира бушующим морем, называется Санта Клара. Он защищает бухту от штормов, принимая удары волн на себя. Там находится монастырь. Почему-то ни в одном путеводителе по городу нет ни слова о нем. Я бы с удовольствием добралась до него, на месте бы разузнала, что к чему, но… слишком большие волны! А жизнь, как говорится, дороже праздного любопытства. И может, и не надо мешать отшельникам, которые там отрезаны от бушующего мира людей.
Волны разбиваются о камни где-то внизу, метрах в пятнадцати от нас. Только мы подходим к обрыву, нас накрывает гигантской волной. Мокрые и счастливые, кричим на весь город и спасаем фотоаппараты.
На гору ведут запутанные, но красивые дорожки. Где-то над нами стоит огромная скульптура Иисуса Христа. Ночью она без специальных ламп видна. Будто высоко в воздухе висит.
Soria, город на высоте 1000 метров над уровнем моря.
Влюбленные вырезают на стволах деревьев свои имена, а потом, спустя много лет, прогуливаясь вдоль реки к древнему католическому храму San Saturio, стараются рассмотреть эти надписи. Но глаза уже не те, и деревья растут, поднимая ближе к небу их имена.
Здесь жил поэт - Антонио Мачадо, самый известный испанский поэт после Федерико Гарсия Лорки. И был счастлив. Всего 5 лет. Он женился на юной красавице Леонор, в глазах которой жила глубокая тайна, как пишут историки литературы. Окружающие заметили перемену: по воскресеньям они вместе выходили из дома; волосы Леонор были укрыты легким платком, а в руке она держала молитвослов. Шла она быстро под мерные удары благовеста, призывающего всех верующих на службу в храм. Антонио старался не отставать. Сохранились записи в его дневнике: “Кто знает о том, что может сделать мудрая жена, когда Господь посылает ее тебе, чтобы она приблизила тебя к Нему?”
После занятий в школе, где он преподавал французский, и не только, они гуляли по этим узким улицам с невысокими зданиями, по берегам реки Дуэро. В то время он работал над книгой стихов “Поля Кастилии”. Некоторые произведения уже опубликованы в ведущих журналах Мадрида и получили одобрение критики. В его стихах - все. Он узнал красоту не только мест, но и здешних людей... Через любовь.
Они понимали друг друга. Немного путешествовали. Для него началась здесь другая жизнь. Совершенно! Характер даже изменился, стал “распахнут” миру.
Она умирала медленно. И была красива, как никогда. Один монах вспоминал:
“Он был высокий, сильный... но скорбь легла морщинами на лице. Каждое утро он приходил сюда, к монастырю, привозя коляску, в которой сидела больная девушка. Они тихо разговаривали, он читал ей газеты. Иногда он отходил в сторону окошка и подолгу описывал ей пейзаж. Думаю, он не хотел, чтобы она видела, как он плачет. Перед тем как идти домой дон Антонио подвозил ее на коляске к церкви и открывал дверь, чтобы Леонор могла помолиться Богородице”.
Весь город собирал ей цветы в последние недели. Он не отходил от нее. Душа в душу. Навсегда.
Пережил он ее на 20 лет. Но больше никого не искал. ...Любовь.
Другой язык, другая культура, но главное - одно на всех людей.

“Фонтан – для сада, для фонтана –
одни несбыточные сны”, –
пел скорбный голос из тумана,
и то была душа весны.

Но голос смолк, и смолк упрек.
Рука смычок остановила.
Печаль теперь одна бродила
По саду вдоль и поперек.
И только воду слышно было.
(1958, перевод О. Савич)

А в окрестностях города – озеро на месте вулкана.
Красота желто-зелено-скалисто-речная! Все цвета – от бездонного до туманного. Сотни разновидностей мха на камнях, серо-черные скалы утыканы в облако. Но и нам до него – до облака – дотронуться можно.
Огромные, лет по триста, сосны, зеленые нездоровой южной зеленью. Корни торчат мягким причудливым узором среди сплошного камня. Ровно срезанные глыбы серых скал почему-то не скатываются вниз. Из-под самого неба, откуда-то сверху, льется река – и прямо на тебя!
Будто по страницам GEO гуляешь, но только наяву.
И нужно было вулкану взорваться, перевернуть землю, убить все живое на многие века, чтобы потом, через время и еще раз время родилась такая красота? У природы все как у людей...

Светлана ГАДЖИНСКАЯ

Пожалуйста, оцените этот материал:


 
ЗА 3 МОРЯ
 

1.

Кавказ в душе, душа в Кавказе!

17.05.2011

 

2.

Я возвращаюсь домой…

17.05.2011

 

3.

Волжская жемчужина

10.05.2011

 

4.

ПУТЕШЕСТВИЯ

02.03.2011

 

5.

Зуб Будды и цейлонский чай

01.11.2010

 
 
 
 
 
 
 
  © 2006-2007 www.umniki.ru
Редакция интернет-проекта "Умницы и умники"
E-mail: edit.staff@yandex.ru
Использование текстов без согласования с редакцией запрещено

Дизайн и поддержка: Smart Solutions


 
Rambler's Top100