Поиск по сайтуВход для пользователей
Расширенный поискРегистрация   |   Забыли пароль?
Зачем регистрироваться?
ТелепередачаAlma-materКлубКонкурсыФорумFAQ
www.umniki.ru / Журнал / Заблуждения /
  
  
 

07:00 1 Октября 2018 - clblalackvirgi

pandora smycken grossist pandora smycken billigt [b][url=http://www.jewelryloves

  Читать далее

 
ЗАБЛУЖДЕНИЯ
ФЕНОМЕН ЗЕРКАЛА В ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ
 

Отрывок из работы Синкевича В. А.

Корни мировоззренческого содержания образа “зеркала” уходят в мифологическое сознание, для которого “зеркальность” была принципом познания мира, одной из форм его духовно-практического освоения.
“Что проявляется внешним образом, то должно было бы существовать отвлеченно, испокон веков, в первообразе, который отражался в так называемом зеркале maja индийской мифологии, откуда произошли выражения: “magus” (маг), “magia” (магия), “magic” (магизм), “image” (образ), “imagination” (воображение), все подразумевающие облегчения первобытной, живой материи без образа в определенную форму, вид или существо. В новейшей теософии зеркало maja называется Вечным зеркалом чудес, Девственницей Софией, вечно рождающей и вечно девственною”. “Происхождение слова Маг - Название: маг происходит от maja, зеркало (П), в котором Брама, по индийской мифологии, испокон веков видит себя и все чудеса своего могущества”. В древнекитайской мифологии: “Зеркало было знаменательной эмблемой всевидящего ока их главного божества…”.
Так как одной из сторон зеркала является удвоение пространственных характеристик отображаемого объекта, то для мифологического сознания эта закономерность проявилась, прежде всего, в удвоении человека, я сам, и отображенный я в зеркале. Понятие “двойника” есть практически у всех народов, находящихся на определенной ступени развития мифологического сознания, и в Древнем Египте, и в современном Алтае у шаманов. Но мифологическое сознание зеркала имеет свою специфику, которая отображена в структуре мифологического сознания.
Для мифологического сознания характерно циклическое понимание исторического времени, тождественность вечности и мгновения, космоса созданного и создающегося, причем цикличность, круговорот связан не с длительностью, а с событием, которое вечно, бесконечно, но всегда дано - телесно, чувственно, осязаемо.
Так среди образцов скифского искусства, обращаясь к популярному сюжету, - сидящая женщина в длинном одеянии с зеркалом в руках и стоящий перед ней молодой скиф, - исследователи обнаружили, что зеркало не атрибут богини, а, по-моему, оно является формой раскрытия “двойника” противоположного пола в зеркале. Эту особенность описывает Д.С. Раевский: “… как женщина держит зеркало: оно помещено строго в центре композиции, между персонажами как бы для того, чтобы в него могли смотреться оба героя сцены. У индийцев, таджиков, персов и других народов, предки которых были близкими родственниками скифов, так совершался свадебный обряд: жених и невеста должны смотреться в одно зеркало. Более того, у некоторых народов именно отраженными в зеркало, а не непосредственно, они впервые видят лица друг друга”. Аналогично бракосочетание у персов: “При заключении брачного договора выдерживается определенный церемониал, выраженный в следующем: расстилается белая скатерть, на которую ставят зеркало, присланное женихом, и зажигают по обе стороны от него свечи /одну во имя жениха, другую во имя невесты/. Во время заключения договора невеста смотрится в зеркало, при этом все завязки и застежки ее одежды должны быть развязаны во избежание затруднений в супружеской жизни”.
“У многих народов мира зеркала служили миниатюрной моделью Вселенной, а изображение на них - чем-то вроде календаря, имевшее в глубоком прошлом огромное значение для хозяйственной деятельности”. В Эрмитаже хранится бронзовое зеркало УП века до р. х., с изображением древних животных /из коллекции известного просветителя П. Фролова/. В горноалтайской находке “… глаза зверей на одной дуге - это точки восхода, а на другой - захода солнца”, т. е. оно выполняло функции древнего солнечного календаря.
Духовно-практическое “зеркальное” овладение миром проявляется во многих формах мифологического осознания внешнего мира. Дж. Дж. Фрезер, приводя фактический этнографический материал по “Душе как тени и отражению”, приводит истолкование тени как зеркального отражения жизни души, аналогично Э.Б. Тейлор пишет: “… туземцы острова Фиджи различают “темную душу” человека, или тень, которая идет в Аид, и его “светлую душу”, или отражение в воде и зеркале, которое остается там, где он умирает; аналогично подчеркивает и А.Ф. Лосев: “… естественность имен в сравнении с вещами можно понимать по Проклу в четырех смыслах: по типу растительных и животных организмов, возникающих как целое из частей; по типу потенции и энергии вещей как проявления самих вещей; по типу отражения предметов в их тенях или в зеркале и, наконец, по типу сознательно созданной вещи в сравнении с ней, как с моделью”.
“Дянь-му… в китайской мифологии богиня молний. Изображается в разноцветном… платье, с двумя зеркалами, которые она держит в поднятых над головой руках. Стоя на облаке, она то сближает, то разводит зеркала, от чего получается молния…. Считалось, что Дянь-му освещает молнией сердца грешников, которых должен наказать бог грома (Лэй-гун), поэтому ее нередко называют Зеркалом бога грома”.
В древневосточной культуре понятие “зеркало” органически слито с существовавшими в то время мифологическими структурами сознания. Для Цзицзан -“истинное состояние бодхи /”просветления”/ - это состояние совершенного невладения и абсолютного спокойствия. Дух пробуждения сравнивается в чаньских текстах чаще всего с “ясным зеркалом”, в котором не проявляется никакой образ, если он не находится перед ним”, - пишет Е.В. Завадская, - “Поэтому пейзаж в живописном свитке не будет совершенным, если он не изображен как отражающийся в перевернутом виде в зеркале воды”.
Чрезвычайно интересная в древневосточной культуре связь понятий “зеркало” и “пустота”. Хенко Хоси в своих “Записках от скуки” писал, что “зеркалу не дано ни своего цвета, ни своей формы, и потому оно отражает любую фигуру, что появляется перед ним. Если бы имелись в зеркале цвет и форма, оно, вероятно, ничего не отражало бы. Пустота свободно вмещает разные предметы”. С другой стороны, широко известно о роли пустоты во многих учениях Востока, например, в даосской и чаньской традиционных школах живописи. Там она понималась как полнота восприятия и действенность. В живописи Ши-Тао, замечает Е.В. Завадская, основной принцип живописи состоит в отсутствии правила, “… которое порождает Правило /уфа шен фа/, и это правило пронизывает множество правил. Это основано на понятии “у” /”небытие”/, которое рождает “ю” /”бытие”/”.
Любопытно, что понятие “пустота”, которое является центральным в философии китайского буддизма, сформировалось в школе “хуаянь”. Окончательный и завершенный вид хуаяньское учение приняло в сочинении Дэн Гуаня “Хуаянь фацзе сюань цзин” /“Сокровенное зеркало мира дхарм в хуаянь”/. Одним из основных понятий школы хуаянь были понятия: пустота и формы. “Пустота - это истинное бытие, проявляющееся через форму”.
В 1982 г. Л.Е. Янгутов опубликовал переводы: Ту Шуня “Созерцание мира дхарм в хуаянь”, и Фа Цзаня “Очерк о золотом льве в хуаянь”, в которых центральное место занимают понятия пустоты и формы. Анализ данных трактатов позволил мне высказать предположение, что развитые там мифологические конструкции взаимоотношения понятий “пустоты” и “формы” сформулированы путем рефлексии над обычными свойствами зеркала, чтобы отображать прежде всего форму отражаемого предмета. Отождествив зеркало с пустотой, ибо зеркало вмещает, отображает любые предметы как и пустота, причем отражение происходит лишь со стороны формы, далее, оторвав свойство от ее носителя, т. е. свойство зеркала “отражать” от самого зеркала, как материальной основы и как всеобщей меры взаимосвязи явлений в мифологическом сознании, патриархи школы хуаянь и пришли к выводу, что основными категориями, с помощью которых можно познать “Дхармаджату” /абсолютную истину, вселенную, мир дхарм/ являются “пустота” и “форма”. В дальнейшем понятие “пустота” занимало важную роль во многих религиозных и философских учениях на совершенно различной культурно-исторической основе. Как писал У Ченьэнь словами Сунь Куна, царя обезьян:



“В пустоте зарождается форма -

- издревле известно всем;

Постигнуть учение о форме

способен любой человек”.

Например, пустота как “проявление”: “Сущность просветления подобна зеркалу, побуждающему /живые существа к пробуждению/ и служащему первопричиной /их просветления/. Это означает, что она воистину пустотна, но в ней проявляются все объекты феноменального мира, которые не входят и не выходят, не исчезают и не разрушаются. Это есть вечное единое сознание” . Среди пяти типов сознания в чань буддизме: кармическое, вращающееся, аналитическое, непрерывное, проявляющая - последнее определяется посредством зеркала: “Проявляющееся сознание”: Называется так потому, что оно может проявлять все объекты внешнего мира подобно светлому зеркалу, в котором появляются все формы и образы /внешние объекты/. Оно называется “проявляющим сознанием” еще и потому, что как только перед ним появляются объекты его пяти органов восприятия, оно мгновенно проявляет их. Оно возникает спонтанно в любое время и всегда проявляет мир объектов”; “Многовековая традиция определяет сердце человека, его дух-разум /синь/ как чистое зеркало, изначально способное к восприятию знания, как незамутненная гладь вод, отражающая все сущее”.

“Тело - подставка светлого зеркала,

Светлое зеркало изначально чисто”…

Эти слова принадлежат чаньскому патриарху Хуэй-Нэну. Он же писал:

“Просветление - бодхи изначально не имеет древа,

А светлое зерцало не имеет подставки,

Коли природа Будды всегда совершенно чиста,

То где на ней может быть пыль?”,

“Само сознание есть древо бодхи,

А тело есть светлое зерцало с подставкой,

Светлое зерцало изначально чисто,

Где же на нем будет грязь и пять”.

Похожие представления были и в других культурах в иные времена. В Корее, в начале XX века, вместилищем души женщины-шаманки масин манмэн было “медное зеркало”, которое помещалось в алтарь. “Кроме того, зеркало символизировало небесный свод. Вообще блеску зеркала приписывалась способность отгонять духов”.
Мифологические корни зеркала как принципа жизнедеятельности, принципа организации бытия, отражены во множестве примет, гаданий, верований, так, если “беременная женщина будет часто глядеть на себя в зеркало, ребенок родится похожим на нее”. В средневековом Китае - разбитое зеркало - метаформа разлученных супругов. В качестве примера приведем рассказ “История барышни Цуй цуй” Цуй Ю.: “Во время мятежа Сюй Дэянь, наследник дана Чень, расстался с женой, но прежде, чем проститься, они разломили зеркало надвое, уговорившись всякий год в пятнадцатый день первой луны приходить на базар с этим зеркалом. Однажды Сюй Дзянь увидел на базаре человека, продававшего за непомерную цену половину от его зеркала. Так он нашел жену в гареме Ян Сух и упросил его вернуть ее”.
Хорхе Луис Борхес упоминает зеркальные существа Г.А. Джайлса, в частности, миф о Рыбе: “В те времена, в отличие от нынешнего времени, мир зеркал и мир людей не были разобщены. Кроме того, они сильно отличались, - не совпадали ни их обитатели, ни их цвета, ни их формы. Оба царства, зеркальное и человеческое, жили мирно, сквозь зеркала можно было входить и выходить. Однажды ночью зеркальный народ заполонил землю. Силы его были велики, однако после кровавых сражений победу одержали чары Желтого Императора. Он прогнал захватчиков, захватил их зеркала и приказал им повторять, как бы в некоем сне, все действия людей. Он лишил их силы и облика и низвел до последнего рабского положения. Но придет время, и они пробудятся от этой колдовской летаргии.
Первой проснется Рыба. В глубине зеркала мы заметим тонкую полоску, и цвет этой полоски не будет похож ни на какой иной цвет. Затем одна за другой пробудятся и остальные формы. Постепенно они станут отличными от нас, перестанут нам подражать. Они разобьют стеклянные и металлические преграды, и на этот раз их не удастся победить. Вместе с зеркальными тварями будут сражаться водяные.
В Юнани рассказывают не о Рыбе, а о Зеркальном Тигре. Кое-кто утверждает, что перед нашествием мы услышим из глубины зеркал лязг оружия”.
Афанасьев А.П. приводит взаимосвязь зеркала и солнца у славян: Сказочные предания: “а/ о чудесном дворце, из окон которого видна вся вселенная, а владеет тем дворцом прекрасная царевна /Солнце/, от взоров которой нельзя спрятаться ни в облаках, ни на суше, ни под водой; б/ о волшебном зеркальце, которое открывает глаза всем - и близкое, и далекое, и явное, и сокровенное. Там, где в русской сказке завистливая мачеха допрашивает волшебное зеркальце, в подобной же албанской сказке она обращается прямо к Солнцу. Народные загадки уподобляют глаза человеческие зеркалам и стеклам: “Стоят вилы /ноги/, на вилах короб /туловище/, на коробе гора /голова/, на горе два стекла /или зеркала-глаза/"; сличи глядильцо - зрачок глаза и гляделка, глядельце - зеркало; то же сродство одноименных понятий обнаруживается и словом зеркало /зерцало, со-зерцать/. В древности зеркала были металлические, а потому мифическое представление солнца зеркалом, известное еще греческим философам, совпадало с уподоблением его золотому щиту… Раскольники уверяют, что в зеркало по ночам смотрится нечистая сила, т. е. во время ночи блестящий щит солнца закрывается демонами мрака. Вероятно, и примета, что разбитое зеркало предвещает несчастье или смерть указывает на солнечное затмение, когда, по народному воззрению, нечистая сила нападает на это светило и стремится уничтожить его”.
В 40-х годах Х1Х века была даже деревня Зерцалы Боготольского округа Пермской области.
У многих народов сохранился обычай - в доме усопшего закрывать тканью все зеркала в доме или поворачивать их к стене. К.Г. Юнг отмечал, что “Известны также аналогичные случаи, когда с приходом смерти разбивается зеркало или падает картина…”.
Вспомните сказку А.С. Пушкина “Сказка о мертвой царевне и семи богатырях”: “… ей в приданое дано было зеркальце одно. Свойство зеркальце имело: говорить оно умело. С ним одним она была добродушна, весела. С ним приветливо шутила и красуясь говорила: “Свет мой, зеркальце! скажи, да всю правду доложи. Я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?”.
М. Забылин в собрании “Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия” описывает различные формы сохранившихся гаданий: “Гадание на зеркалах производят только самые смелые девушки, которые более осязательно и более серьезно хотят ознакомиться со своей будущностью. Гадание в зеркале, или наведение зеркал, всегда сопряжено с тишиной и молчанием, а вместе с тем и безлюдностью, для чего избирается ночь.
Средств к гаданию на зеркалах много, вот некоторые:

а) в темном покое ставят на стол зеркало, а перед ним зажженную свечу. Гадающая девушка входит в покой и смотрит через свечу в зеркало, где и видит своего суженного. Когда она скажет “чур меня”, видение исчезает. Но этому верить и нельзя, она скорее себя увидит, чем незнакомое лицо;

б) в Сибири ставят два зеркала одно против другого; перед одним девушка ставит 2 свечи на стол, а другое зеркало уставляет за собою, т. е. поместившись между двух зеркал, очерчивается вокруг себя зажженой лучиной, которой был зажжен огонь в сочельник, и глядит внимательно в поставленное перед собой зеркало. Тут непременно покажется суженный, который будет глядеть через плечо девушки. Нужно во время зачураться, а не оглядываться;

в) гадание посредством зеркала, вероятно, занесено к нам в Россию, а не русское наше, как и многие из гаданий. Вечером берут два зеркала, если можно равной величины, и если можно большие, и устанавливают одно против другого, освещая их при помощи двух свеч с того и другого края. Лучше всего держать зеркало против освященного стенного зеркала и держать в руках так, чтобы из направленных зеркал в стенном образовался длинный коридор, освещенный огнями… Особа, севшая гадать, должна смотреть в зеркало пристально и неподвижно, направляя свой взор в конец представившегося ей коридора, образовавшегося от двух зеркал, направленных стеклами одно против другого…”. М. Забылин там же приводит описанный пример гадания девушек на зеркале, во время которого они увидели в зеркале встречу в день Тильзитского свидания двух императоров Александра I и Наполеона I.
“… с устойчивыми представлениями о том, что с помощью кристаллов, зеркал, водной поверхности, стеклянных сфер можно вызвать образные галлюцинации, несущие информацию, мы встречаемся почти повсюду. Следы этих представлений мы находим в Древнем Перу, в Фесте, на Мадагаскаре, в Сибири, у индейцев Америки, в Древней Греции /в работах Павзания/, в Риме /в трудах Варрона/, в Древней Индии и в Египте. Всюду с незапамятных времен считали, что подобным образом можно познать и прошлое и будущее”. Ознакомимся с высказыванием арабского писателя Ибн Калдоуна /ХШ век/: “Некоторые люди смотрят в зеркала или сосуды, наполненные водой… Смотрят пристально и до тех пор, пока не начинают видеть образы. Созерцаемый предмет исчезает, и затем между наблюдателем и зеркалом протягивается завеса, похожая на туман. На этом фоне вырисовываются образы, которые он в состоянии воспринимать, а затем описывает то, что видит. В этом состоянии прорицатель видит не с помощью обыкновенного зрения, а душой. Место чувственного восприятия заступает новый вид восприятия. Однако восприятие души столь напоминает восприятие внешних чувств, что обманывает наблюдателя…”.
Неудивительно частое употребление зеркал в сказочной культуре, которая, по происхождению имеет мифологический характер. В приложении к книге Льюиса Кэрролла “Алиса в стране чудес. Сквозь зеркало и что там увидела Алиса или Алиса в Зазеркалье”, Н.М. Демурова отмечает, что “Зазеркалье” разрабатывает тему зеркала, предложенную, в частности, тем же Макдональдом в романтической вставной новелле о Космо Верштале, бедном студенте Пражского университета /роман-сказка “Фантазия”, 1858 г./, те же тенденции у русского поэта С.Г. Фруга /1860-1916/ в стихотворении “Зеркало” /1899/, используется прием “зеркального отражения”.
В комментариях к книге Льюиса Кэрролла, Мартин Гарднер пишет: “В зеркале все асимметричные предметы (предметы, не совпадающие по своим зеркальным отражениям) предстают обращенными, “выворачиваются”. В книге много примеров таких зеркальных отражений”. Например, самое начало: “… я тебе расскажу все, что знаю про Зазеркальный мир… там есть комната, которая начинается прямо за стеклом. Она совсем такая же, как наша гостиная, Кстати, только все там наоборот! Когда я залезаю на стул и смотрю в зеркало, она видна мне вся, кроме камина…”, “… Тут Алиса оказалась на каминной полке, хоть и сама не заметила, как она туда попала. А зеркало, и точно, стало таять, словно серебристый туман поутру. Через миг Алиса прошла сквозь зеркало и легко спрыгнула в Зазеркалье.”. Ш. Лесли в комментариях пишет, что “Зазеркальная жизнь, в которой все возникает в обратной перспективе, есть символ жизни сверхъестественной”. Эликзендер Тейлор в комментариях отмечает удивительное: “… Кэрролл здесь предвосхищает Эйнштейна. Возможно, он действительно представляет здесь духовные странствия Алисы, в результате которых она оказывается там же, откуда ушла. Однако в основе этого эпизода лежит математический фокус. В нашем мире скорость есть частное от деления расстояния на время: s = d : t. В “Зазеркалье”, однако, скорость есть частное от деления времени на расстояние. При большой скорости время велико, а расстояние мало. Чем выше скорость, тем меньше пройденное расстояние. Чем быстрее бежала Алиса во времени, тем более она оставалась на том же месте в пространстве”. Мысли Льюиса Кэрролла получили большое влияние. Так в стихотворении “Зеркало” (1899) русского поэта С.Г. Фрула (1860-1916) используется прием “зеркального отражения” и множество других примеров (Очерки Альберто Мангель, “В зазеркальный лес”, Канада, 1998).
Из сказок данная тема в Новое и Новейшее время переходит в фантастику. Например, в фантастическую прозу Латинской Америки “Книга песчинок", в рассказах Мануэля Мухика Лайнес “Расстроенное зеркало”, или об отражении зеркалом Вселенной - Хорхе Луис Борхес “Алеф”. Блестящей иллюстрацией волшебного зеркала можно считать популярный сказочный энциклопедический /по скандинавским мифам/ роман Джона Рональд Руэл Толкиена “Властелин Колец” - волшебное зеркало Галадриэль, стеклянно-зеркальный палантир.
И. Знаменская в “Зеркало Галадриэль” рассматривая тенденции современной литературы, пишет: “… Зеркало в ожидании… Зеркало начинает вести себя. Поверхность подергивается рябью, затуманивается, мелькают малопонятные картины, то ли из будущего, то ли из прошлого, определившее это будущее. Оно и предсказывает и предостерегает. Зеркало Галадриэли…”
Фантастика освоила тему зеркала по мистическим и оккультным направлениям, уходящим корнями в мифологическое сознание.
Укажу, например, роман Эвелины Шац “Стансы и медитация” с подзаголовком “Антипространства зеркальной иллюзии”, “Серебро-хрусталь. Рояль из дымчатого хрусталя с серебряной пылью. Весь мир как зеркало. Только клавиши из черного хрусталя. Рояль весь светится, у него серебряный тембр. Лишь воображению, а не слуху доступны порождаемые им звуки. Звучащее зеркало отражает пламя свечей Барри Линдона /имеется в виду фильм С. Кубрика “Барри Линдон” /1975/ по одноименному роману У. Теккерея - прим. ред./, старые портреты, тяжелое золото рам, радуга снегов и рос по ту сторону стекла, серого кота, который любит смотреться в зеркало, сидя на крышке фортепиано, руку молодой женщины, упавшую вдоль тела, неизвестное, сосредоточившееся в воспоминаниях, гигантскую зеркальную копилку солнца. Голос фортепиано как эхо разбегается по залам, дробясь между зеркалами и резонансами. Зеркало как врата в Землю Обетованную. И как граница инобытия, где гениальный Кокто поместил темный и запутанный мир Зла /в фильме Ж. Кокто “Орфей”, 1949/. Зов зеркала - чары неведомого - дрожь фантазии”.
Умберто Эко в “Маятнике Фуко” рассматривает разрушение себя в зеркало: “засилье зеркал. Если имеется зеркало, это уже просто, по Лакану: вам хочется посмотреться в него. Но ничего не выходит. Вы меняете положение, ищете такого положения в пространстве, при котором зеркало вас отобразит, скажет: “вот ты, ты тут”. И совершенно невозможно примириться с тем, что зеркала Лавуазье, выпуклые, вогнутые и еще бог весть какие, отказываются вести себя нормально, издеваются над вами: отступите на шаг - и вы в поле зрения, шагнете хоть чуть-чуть - и теряете себя. Этот катоптрический театрик создавался специально для разрушения вашей личности, то есть вашего самоощущения в пространстве… Появляется неуверенность не только в себе, но и во всем прочем. Исчезают вполне реальные вещи, которые вы видите рядом с собой… нормальное зеркало отражает получаемые из вогнутого лучи таким образом, что собственно предмета, очертаний его в зеркале не видно ощущается нечто призрачное, мимолетное и к тому же перевернутое вверх ногами, где-то в воздухе, вне зеркала. Разумеется, стоит пошевелится, и эффект пропадет…
Милорад Павич в “Хазарском словаре” отмечает: “Быстрое и медленное зеркало”, которое показывает одновременно прошлое и будущее. Сергей Лукьяненко в “Лабиринте отражения” пишет: “Глубина дала вам миллионы зеркал, дайвер. Волшебных зеркал. Можно увидеть себя. Можно взглянуть на мир - на любой его уголок. Можно нарисовать свой мир - и он оживет, отразившийся в зеркале. Это чудесный подарок. Но зеркала слишком послушны, дайвер. Послушны и лживы. Надетая маска становится лицом. Порок превращается в изысканность, снобизм - в элитарность, злоба в откровенность. Путешествие в мир зеркал - не простая прогулка. Очень легко заблудится…” Аналогичные его идеи в книжке “Фальшивые зеркала”. Самюэль Дилэни: “… я дрожу, как поверхность зеркала, по которой одновременно колотят кулаками человек и его отражение, и каждый пытается освободиться”. Олег Авраменко: “Первым признаком установления контакта явилась бы мелкая рябь на поверхности зеркала, затем оно помутнело бы и перестало отражать находящие перед ним предметы… Теперь зеркало стало похожим на матовое стекло… При зеркальной связи источником звука была сама отражающая поверхность, меняющая не только свои оптические, но и акустические свойства. Создавалось такое впечатление, будто твой собеседник находится по ту сторону зеркала”. Владимир Клименко: “Разве Вы никогда не замечали, Мастер, что зеркала не просто отражают? Вернее, не только. Вам никогда не приходилось ощущать посторонний взгляд из, казалось бы, равнодушного стекла? Стесняться в присутствии зеркала, чувствуя, что Вы этот момент не один?”; “любое зеркало как бы впитывает отражения. Некоторые из них навсегда запечатлеваются на амальгаме. Своеобразный фотоснимок на память. Он может храниться вечно, если, конечно, амальгаму не разрушить. Но иногда, когда подобное отражение не бесстрастно и сопровождается сильнейшим эмоциональным напряжением, его воздействие настолько мощно, что проникает за амальгаму и создает свой собственный, похожий на реальный, но совершенно особенный мир”; “… некоторые постоянно заглядывают в настоящий мир через зеркало с помощью заклинаний. Они пользуются зеркалами как окнами…”.
Горан Петрович в “Атласе, составленном небом” подмечает: “Саша нагнулась… и прядь ее волос упала прямо на зеркало. То есть она должна была упасть на зеркало, а упало в зеркало! Волосы шлепнулись в эллипс латунной рамы так, будто шлепнулись в чашку с водой… Подковник бросил в зеркало карандаш. Светлая поверхность пошла легкой рябью, и карандаш исчез, будто его никогда и не было…”, “Не смотритесь в него слишком долго. Если это действительно проход из одного мира в другой, то пространство за поверхностью зеркала бесконечно… Зеркало действительно опасно, но ведь опасно любое зеркало”; “… за тысячи лет мир наводнили таким количеством зеркал, обученных мстить своим хозяевам, что этот особый вид совершенно пропал…”. “В нашем доме есть два главных зеркала: Западное и Северное. Оба они находятся в гостиной, висят на стенах, соответствующих этим сторонам света. Западное зеркало служит для наблюдения за ложью и правдой. Ложь и правда в нем разделяются и предстают каждая сама по себе, не смешиваясь, и так их можно ясно рассмотреть. На левой стороне кристаллизуется ложь того, кто находится перед зеркалом, на правой правда… Дольше всего зеркала задерживались в руках тех, кто соткан или из чистой лжи, или из чистой правды… Со временем пользоваться этим зеркалом сделалось для нас гигиеническим навыком - так же… следовало и регулярно анализировать актуальное соотношение лжи и правды в каждом из нас отдельно”… “Северное зеркало… было странным по крайней мере по трем причинам: его поверхность была составлена из трех различных частей, трех кусков с изломанными краями… Первая часть Северного зеркала постоянно запаздывала, она отражала прошлое… Вторая часть была обычной, она отражала настоящий момент… Третья часть Северного зеркала всегда спешила, она отражала будущее… Зеркало… иногда оно скрывало прошлое, иногда утаивало что-то из будущего, а судя по пробелам в отражении, кое-что не существовало и в настоящем …”

Полный текст расположен по адресу: http://www.philosophy.ru/library/mirror/

 
ЗАБЛУЖДЕНИЯ
 

1.

Заголовок: Папа может?

08.12.2015

 

2.

Человеческие цифры

09.11.2015

 

3.

Главное – единство. В победе и поражении

12.04.2011

 

4.

Кофейные мифы

17.04.2009

 

5.

«Ночной дозор» при свете дня

14.04.2009

 
 
 
 
 
 
 
  © 2006-2007 www.umniki.ru
Редакция интернет-проекта "Умницы и умники"
E-mail: edit.staff@yandex.ru
Использование текстов без согласования с редакцией запрещено

Дизайн и поддержка: Smart Solutions


 
Rambler's Top100