Поиск по сайтуВход для пользователей
Расширенный поискРегистрация   |   Забыли пароль?
Зачем регистрироваться?
ТелепередачаAlma-materКлубКонкурсыФорумFAQ
www.umniki.ru / Журнал / Точка зрения /
  
  
 

01:00 1 Января 1970 -

  Читать далее

 
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
МИХАИЛ ДЕЛЯГИН: ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
 


Технологии формирования сознания применяются людьми давно. Однако лишь в последние десятилетия ХХ века им был придан поистине общемировой размах, что дало развитию информационных технологий дополнительный импульс. Отныне их мощь возрастает буквально на наших глазах. Кем и на что будет направлено данное оружие – вопрос отдельный. Но в любом случае человек, не имеющий представления о механизме функционирования современных информационных технологий, рискует очень многим. Он может стать объектом манипуляций, под воздействием чужой пропаганды принять вредные для самого себя решения, «отстать от жизни» и т.д. Тем более что мир, нас окружающий, стремительно меняется. Причем «спусковым крючком» любых перемен является обмен информацией. С просьбой рассказать о роли информационных технологий в современном мире мы обратились к директору Института проблем глобализации Михаилу ДЕЛЯГИНУ.

Справка: ДЕЛЯГИН Михаил Геннадьевич. Родился в 1968 г. в г.Москве. В 1992 г. с отличием окончил экономический факультет МГУ. С июня 1990 г. по ноябрь 1993 г. – аналитик Группы экспертов Б.Ельцина, оставил ее по своей инициативе. Затем возглавлял Аналитический центр группы «Коминвест». С мая 1994 г. – главный аналитик Аналитического управления Президента России, с октября 1996 г. по февраль 1997 г. работал референтом помощника Президента России по экономике, с марта 1997 г. – советник вице-премьера – министра внутренних дел А.С.Куликова, с июня 1997 г. – советник вице-премьера Б.Е.Немцова. Покинул аппарат правительства за день до дефолта 17 августа, создав Институт проблем глобализации. С октября 1998 г. по май 1999 г. – советник первого вице-премьера Ю.Д.Маслюкова. До июля 1999 г. – заместитель руководителя секретариата первого вице-премьера Н.Е.Аксененко. С августа 1999 г. – советник Е.М.Примакова. Доктор экономических наук (1998 г.), член Совета по внешней и оборонной политике (1999 г.). Имеет несколько монографий и более 400 публикаций (в том числе в США, Японии, Китае, Германии, Индии, Франции и т.д.).


- Михаил Геннадьевич, что понимать под современными информационными технологиями?

- В широком смысле информационные технологии – все технологии, которые влияют на сознание человека и участвуют в его формировании. Их непосредственные носители – СМИ, Интернет и многое другое, от запуска слухов до образования и спонсирования научных исследований. Сами же технологии – это то, что в России именуется термином «пиар», то есть public relations. Эти технологии у нас очень вульгаризованы и сводятся к набору, как раньше говорили, «активных мероприятий» – от взрывов до надписей на заборах. Но при этом они основаны на достаточно глубокой научной проработке. Используются достижения не только психологии и социологии, но и таких наук, например, как структурная лингвистика, применяются разнообразные математические модели, учитываются достижения многих специальных дисциплин.

- В своей книге «Практика глобализации: игры и правила новой эпохи» (М.: ИНФРА-М, 2000) Вы пришли к смелому и весьма неожиданному выводу: «Влиять на сознание оказалось значительно более эффективно (в том числе в узко коммерческом смысле слова), чем на традиционные материалы. Совершенно неожиданно для себя развитая часть человечества обнаружила, что перестройка систем ценностей и восприятия людей приносит качественно большие дивиденды, чем передвижка косной материи. Фигурально выражаясь, ловить жемчуг и золото стало пустой тратой времени: с появлением информационных технологий по-настоящему прибыльно лишь уловление душ». На чем базируется сформулированный вывод?

- На практике моей работы в аппарате Бориса Ельцина с июня 1990 по март 1997 года, когда ушел в аппарат Правительства России. Я видел, как возникли и начали применяться на практике эти информационные технологии. Сначала мы кустарно использовали их против Горбачева, даже не зная, как они называются и что это такое. Тогда мы ориентировались на то, что когда-то читали в учебниках истории и художественной литературе про борьбу большевиков. И дополняли какими-то собственными представлениями, почерпнутыми из книг. Но потом буквально на моих глазах эти технологии становились все более разумными и более эффективными. Так продолжалось примерно до 1995 года, когда Администрация президента полностью переориентировалась с анализа реальных процессов на "пиар".

- Почему это произошло?

- А это оказалось безумно эффективно. Вы можете либо управлять реальной жизнью, но тогда вы должны много знать и детально вникать в происходящее, либо управлять представлениями людей – грубо говоря, «картинкой» на телеэкране. И тогда чем меньше вы знаете, тем крепче спите. В 1996 году я увидел, как при шести процентах избирателей, которых не тошнило от Ельцина и которые на этом основании считались его электоратом, он одержал победу на выборах. Можно спорить, была ли эта победа реальной или она основывалась на каких-то фальсификациях, но все равно огромное количество людей проголосовало за Ельцина. В том числе тех, которые его терпеть не могли. Выборы 1996 года ярко продемонстрировали мощь технологий формирования сознания.
С другой стороны, работая в Администрации президента и аппарате Правительства, я и сам все время был объектом этих технологий. Любой лоббист пытается сформировать ваше сознание десятком различных способов. И я оценил их мощь. И, наконец, я сам использовал эти технологии для продвижения каких-то своих идей. Например, в 1992 году всего за полгода путем простого написания статей удалось превратить невинный научный термин «монетаризм» в ругательство.
Самый первый и, наверное, не до конца осознанный случай применения таких технологий имел место в конце 1991 года. В октябре Гайдар заявил, что со 2 января 1992 года цены будут либерализованы. После этого прилавки опустели полностью. Наступил жуткий продовольственный кризис, на который реформаторы потом с удовольствием ссылались, запугивая население коммунистическим реваншем. Но катастрофа была спровоцирована самими реформаторами. Население же удержали от бунта, переключив его внимание на начавшуюся приватизацию жилья.

- От чего зависит степень влияния информационных технологий на формирование и эволюцию индивидуального сознания?

- Прозвучит как тавтология, но от развития самих технологий. До определенного уровня должны развиться компьютеры, СМИ, математика, психология, психиатрия. Должен произойти их определенный синтез. Кроме того, для применения таких технологий в массовом порядке должна быть определенная «отмороженность» у политических структур.
Работая в госаппарате, я провел своего рода эксперимент. Я одним и тем же людям несколько лет подряд говорил фразу Черчилля: «Нельзя обманывать бесконечно много людей бесконечно долгое время. Можно либо обманывать ограниченное количество людей, но бесконечно долго. Либо всех, но только короткое время». А дальше я наблюдал за реакцией собеседников. Сначала (а это было в 1995 году) люди абсолютно искренне говорили: «Черчилль прав, но сейчас у нас временные трудности. А потом, когда мы их преодолеем, все будет нормально и можно будет людям говорить правду». А в 1999 году те же люди не менее откровенно говорили совершенно иное: «Ты знаешь, твой Черчилль – дурак, и жил он давно. В принципе постоянно обманывать всех, наверно, и не нужно. Но в ближайшие, по меньшей мере, двадцать пять лет мы совершенно спокойно сможем управлять страной при помощи только пиар-технологий. И если люди живут плохо, то мы объясним им, что они живут хорошо». А некоторые мои собеседники пошли еще дальше и в добавление к сказанному заявляли: «И что значит обманывать? Мы сконструируем реальность, и человек будет замечать только то, что нам выгодно».
Действительно, в качестве классического примера можно привести США, где самолеты внутренних авиалиний регулярно опаздывают со взлетом. Случись такое в России, у нас прокляли бы всех, начиная с Николая Второго и кончая Путиным – об Аэрофлоте я даже не говорю. А для них это нормально, и они этих опозданий не замечают в принципе.
Но, мое глубокое убеждение – и именно в этом я расхожусь со своими бывшими коллегами – заключается в том, что информационные технологии можно применять для корректировки сознания. То есть, людям можно объяснить, что это – не серое, а темно-серое. И такой прием можно применять бесконечно долго. Но нельзя эти технологии применять для перестройки сознания. Нельзя объяснить, что черное – это белое. И сегодня мы видим, что это действительно так. Можно достичь каких-то фантастических результатов, например, на выборах президента. Но уже на выборах губернатора все ломается.
Таким образом, есть сам уровень развития технологий, и есть степень умения их применять. Электронный микроскоп может быть сколь угодно совершенным, но если им забивать гвозди, то он сломается, а нужного результата не будет. Технологии формирования сознания – это технологии именно формирования, то есть подстройки. Но это не технологии принципиальной перестройки сознания. Однако этого не понимают в Администрации президента. Поэтому они проигрывают одни региональные выборы за другими, и поэтому Черчилль все-таки прав.

- Михаил Геннадьевич, правомерно ли утверждение, что уже сегодня информационная реальность, и прежде всего телевизионная «картинка», зачастую оказывается более комфортной для восприятия действительности рядовым жителем планеты, нежели самостоятельный анализ этой самой действительности?

- Да, но "самостоятельный" анализ также обычно строится на основе данных, которые дает «картинка». И самое грамотное формирование сознания – это когда я не навязываю вам выводы, а «только» фильтрую поступающую к вам информацию. А затем вы на основании поступающей к вам информации формулируете те выводы, которые мне нужны. Например, уже больше года у нас в лучших демократических традициях ведется оголтелая кампания, предвещающая скорее падение доллара. Как она ведется? Сидят люди, разбивающие сводку новостей об американской экономике на две части. Позитивные новости они выкидывают в корзину, а негативные новости они оформляют в виде красивых буклетов и раздают всем вокруг. И когда человек читает таким образом отфильтрованные новости, то у него возникает убеждение, что завтра американская экономика рухнет, и он не понимает, почему Билл Гейтс до сих пор не эмигрировал куда-нибудь в Брянскую область. Причем он делает вывод абсолютно самостоятельно, но на основе той информации, которую ему дают.
В современном мире имеется огромное количество проблем, которые не решаются. Есть они и в США. И современные информационные технологии направлены на то, чтобы отвлечь внимание людей от таких проблем, как это было в Москве в конце 1991 года.


- К тому же, информационная «картинка» комфортна для людей еще и потому, что сегодня никому из них не по силам совладать с лавинообразно увеличивающимся потоком информации. Верно?

- Совершенно верно. И функция СМИ именно в том и заключается, чтобы отбирать главную информацию. Однако можно отбирать информацию, которая будет создавать относительно объективное представление. То, что на телевидении называется «сбалансированной картинкой». А можно так «накачать» журналистов, что в итоге получим чернуху.
Строго говоря, понятие «объективная реальность» во многом утрачивает смысл. Это – главная проблема, из-за которой теряют эффективность все управляющие структуры. Они становятся жертвой как своей собственной, так и чужой пропаганды. Раньше этим занималось только государство. Так было со времен Древнего Египта. А теперь этим занимается каждый фабрикант. В итоге – абсолютно хаотический процесс. С другой стороны, сегодня один человек может ломать историю. Если он достаточно упертый и достаточно эффективный. Но проблема в том, что человек может сделать очень много, а осознать – очень мало. В итоге – глобальная неопределенность. И это чувствуют многие. Тот же Александр Зиновьев – великий философ, который говорит, что в России случился какой-то слом, и все стали принимать неправильные решения. Но то же происходит и в США. Хотя неправильных решений там меньше, ибо лучше организована система их принятия.
Например, в 1991 году США спланировали распад Советского Союза по югославскому сценарию. И тогда у Америки была бы причина их лидерства в однополярном мире. Если раньше была миссия защиты свободного мира от СССР, то в случае его распада по югославскому сценарию была бы миссия защиты мира от хаоса, идущего с территории бывшего СССР. Миссия защиты от терроризма и насилия. А не получилось: СССР распался мирным путем! И в течение последующих девяти лет американцы так и не смогли решить задачу оправдания своего глобального лидерства. Это – пример неэффективности в принятии решений. История бросила вызов, а американцы не смогли его принять.
Что такое высокие цены на нефть? Это восстание арабского мира против США. Мадлен Олбрайт клялась Клинтону к февралю 2000 года снизить эти цены. Не получилось. Почему? Потому что раньше Саудовская Аравия была форпостом США против стратегического противника в лице СССР, но сейчас, когда планы по кровавому разрушению СССР рухнули, мировое доминирование США лишилось оправдания, и Саудовской Аравии уже не нужно быть их стратегическим форпостом. Она может быть независимой, потому что нет оправдания глобальному лидерству США.


- Вы неоднократно писали, что последние годы отмечены распространением технологий «хайхьюм» (high-hume) – высоких технологий, направленных на изменение сознания. Какие проблемы решает и, напротив, какие проблемы приносит человечеству распространение технологий «хайхьюм»?

- Я бы шире понимал эти технологии. Они направлены на изменение человека как такового; сознание – это только первый этап. Сейчас у нас полным ходом начинает развиваться генная инженерия. Буквально сегодня в новостях я слышал, что научились выращивать клетки сердца. При их подсадке работа сердца улучшается. Я думаю, что через какое-то время будет меняться не только сознание человека, но и его физический облик.
Что же касается решаемых проблем, то надо сказать об экологии. По-видимому, если смотреть с общефилософской точки зрения, нагрузка человечества на окружающую среду возросла до такой степени, что среда начала сопротивляться. В результате человеку стало легче меняться самому, нежели изменять среду. И это – революция, потому что всю свою историю человечество развивалось за счет изменения окружающего мира. Теперь баланс изменился, и человечество начало развиваться за счет изменения самого себя. Возникает управляемая эволюция, у которой очень много возможностей. Человечество может более эффективно изменять себя и более эффективно постигать мир. Например, Интернет – яркая иллюстрация этого процесса.
А главная проблема – это падение эффективности систем управления. Ведь они были созданы тогда, когда человечество изменяло мир, а не себя. Поэтому они оказались неадекватными новой реальности и сегодня работают слабо.
Если же мы будем разбирать конкретные проблемы, то это, во-первых, самопрограммирование. С ним я столкнулся, работая в Администрации президента. Если вы кого-то в чем-то убеждаете, – а управление в условиях информационных технологий – во многом процесс убеждения, то вы и сами в это начинаете верить. Бывает, конечно, и такое, когда надо объяснить народу, что дважды два – это пять с половиной. Но когда вы на основании этого начинаете принимать решения, то неминуемо идете к катастрофе. Грубо говоря, старая узбекская пословица «Сколько не говори халва, во рту слаще не станет» сегодня перестала работать.
Во-вторых, потеря ответственности. Работая с «картинкой», человек забывает о реальном мире и реальных людях. Народ начинает восприниматься им как стадо, как объект манипуляции. Человек же, создающий «картинку», начинает осознавать себя творцом, богом. Он не только зарабатывает большие деньги, но еще и занимается творческой деятельностью, рассуждая примерно так: «Я создаю новый дивный мир, в котором вам – всем остальным – теперь жить».
В-третьих, перестает работать демократия. Я понимаю под демократией не совокупность парламентских процедур и общественных институтов, но ситуацию, когда государство организовано таким образом, что учитывает максимальное количество интересов общества и использует максимальное количество идей, которые рождаются в обществе.
В 1941 году лейтенант Флеров с фронта написал письмо Сталину. В нем он поделился своим явно не фронтовым наблюдением о том, что из мировых физических журналов исчезли публикации про реакцию ядерного синтеза. На этом основании Флеров высказал предположение, что, вероятно, в этой области произошло нечто серьезное. Его письмо не только дошло до адресата, но и было использовано при принятии конкретных решений. И в этом проявление демократии даже при тоталитаризме.
Другой пример. В начале 1991 года начинаются шахтерские забастовки. В тот момент формально поддерживавший шахтеров Ельцин боялся их почти так же сильно, как и Горбачев. Для него они были чужими, не очень понятными людьми. Ельцину не было ясно, чего ждать от шахтеров и чего вообще они хотят. И тут ему приходит письмо от одного из шахтеров. Я видел это письмо, в котором говорилось примерно следующее: «Уважаемый Борис Николаевич! Все что нам надо, это получить возможность продажи 10% угля по свободным ценам. И мы поддержим хоть Бога, хоть черта, хоть Вас, Борис Николаевич». И Борис Николаевич поднимает эту идею на щит, овладевает шахтерским движением и приходит к власти. Между тем, это было просто письмо, опущенное в почтовый ящик. Оно дошло, и под его влиянием было принято важнейшее решение.
Поверьте, что сегодня такое письмо, если даже и дойдет по плохо работающей почте, будет похоронено на уровне клерка отдела по работе с письмами. И товарищ Флеров в нынешних условиях получил бы совет воевать, а не заниматься ерундой. А шахтер получил бы следующий ответ: «Ваше письмо будет обязательно учтено в полном объеме при разработке следующей программы десятилетнего развития России».

- Лидером в сфере информационных технологий являются США. Чем грозит отставание от лидера остальным странам? И есть ли у них шанс изменить ситуацию в свою пользу?

- Отставание грозит тем, что денег таким странам будет доставаться все меньше и меньше, а их влиятельность на международной арене будет неуклонно сокращаться. Отставание означает более низкий уровень жизни и более высокую вероятность возникновения кризисных ситуаций. Но шанс изменить положение в свою пользу остается. Развитым странам волей-неволей придется подтягивать к своему уровню технологического развития остальной мир. Ибо для развития технологий нужен рынок. И хотя подтягивание начнется не ранее чем через пять лет и будет идти через кризисы и катаклизмы, но оно будет идти. Процесс окажется разрушительным для многих стран. В первую очередь, слабых стран. И если мы окажемся умными, то сможем воспользоваться этой ситуацией. Говоря о глобализации следует помнить: то, что для слабого и глупого является угрозой, сильному и умному служит возможностью. Мы не должны падать духом. Дорогу осилит идущий.

Беседовал Олег НАЗАРОВ


 
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
 

1.

Форма без содержания: кто такие хипстеры?

13.11.2015

 

2.

Слава Богу, я атеист

20.10.2015

 

3.

Владимир Легойда: "Верующий может быть и либералом и консерватором"

02.03.2015

 

4.

Эстафета поколений

07.03.2014

 

5.

Герои нашего времени

04.05.2011

 
 
 
 
 
 
 
  © 2006-2007 www.umniki.ru
Редакция интернет-проекта "Умницы и умники"
E-mail: edit.staff@yandex.ru
Использование текстов без согласования с редакцией запрещено

Дизайн и поддержка: Smart Solutions


 
Rambler's Top100