Поиск по сайтуВход для пользователей
Расширенный поискРегистрация   |   Забыли пароль?
Зачем регистрироваться?
ТелепередачаAlma-materКлубКонкурсыФорумFAQ
www.umniki.ru / Телепередача / В кадре и за кадром /
  
  
 

01:00 1 Января 1970 -

  Читать далее

 
В КАДРЕ И ЗА КАДРОМ
Зачем мы возвращаемся?
 

- Приготовиться к съемкам... Даю мотор! – шум в студии мгновенно стихает, головы равняются на ареопаг, ладони готовы к хлопкам. – Аплодисменты, - голос режиссера Константина Куца, для умников – просто Коти, звучит бодро, несмотря на продолжительные съемки.

- Смело мы в бой пойдем за власть Советов, - сегодня Юрий Павлович особенно музыкален: что ни начало агона, то песня, - и как один, умрем в борьбе за это. Здравствуйте, дорогие друзья!

Я улыбаюсь с ощущением полного счастья. Я снова здесь, в этой студии, на съемках двадцать первого сезона программы «Умницы и умники». Нет, не так. Мы снова здесь. Сегодня студентов университета МГИМО, бывших участников, призеров и победителей олимпиады здесь почти столько же, сколько играющих умников. Ни большая нагрузка на учебе, ни задания по иностранным языкам не заставили нас отказаться от шанса еще раз прийти сюда.

Как обычно, Юрий Павлович начинает с представления судьи. За годы в ареопаге успело побывать множество дипломатов и политиков, актеров и журналистов – интереснейших личностей,  лидеров общественного мнения. Вот и на этот раз «лидер» столь важное лицо, что еле сумел втиснуть съемки в свой график. «Втискивание» прошло с трудом: в итоге изменился график самой программы, и съемки последнего агона начались с большим опозданием .

Во время ожидания Вяземский прохаживался вдоль трибун: шутил со школьниками, ободрял участников... Когда он добрался до нашей трибуны,  Андрей Капустин, студент факультета МИЭП МО, спросил: «Юрий Павлович, а можно вопрос: как Вы относитесь к Горбачеву?» Вяземский остановился и на мгновение задумался: «Начало было хорошим, но потом он совершил слишком много ошибок» - «Хорошее начало? – удивился брат Андрея, Коля, - но он же все развалил!» Юрий Павлович внимательно посмотрел на нас и стал пояснять свою точку зрения. Заинтересовавшиеся студенты спустились поближе и начали задавать свои вопросы. А Юрий Павлович отвечал. Он рассказал нам о перестройке и репрессиях, величии и чудовищности Сталина, своем отношении к Николаю Второму и Октябрьской революции...  Полтора часа пролетели совершенно незаметно. А когда высокопоставленный гость, наконец, появился, у студентов чуть не вырвался вздох разочарования: никому не хотелось прерывать такую замечательную беседу...

Итак, судья назван, наклонила голову в приветственном жесте ответственный секретарь ареопага Татьяна Александровна Смирнова, можно начинать. Юрий Павлович занимает позицию, в ожидании команды снова оборачивается к трибунам и внезапно обращается ко мне: «Машенька, все хорошо?» Я согласно киваю и ослепительно улыбаюсь. Каждый знак внимания со стороны профессора просто греет душу. И не только мне, но практически любому «выпускнику» программы.

Но вот команда получена, и вниз по белым ступенькам один за другим спешат участники-агонисты. Они встают перед судейской коллегией, как обычно, равняясь на центр дорожек. Юрий Павлович объявляет конкурс русского языка. Задания очень простые: все это мы уже прошли на первом курсе. Да-да, получается любопытный замкнутый круг: чтобы выиграть олимпиаду и поступить в МГИМО надо хорошо выполнить задания пролога, для хорошего выполнения которых желательно уже учиться в МГИМО. Хотя некоторым ребятам это не требуется. «Их не затронула реформа образования», - любит говорить о таких Вяземский.

Эта тройка участников как раз радует трибуны и ареопаг своей «нетронутостью». Но увы, не может порадовать меня блестящим ораторским искусством. Ребята говорят все складно и правильно, но без огня и эмоциональной подачи, так необходимой красноречивому высказыванию. Мне хочется вскочить со своей скамьи со словами: «Здравствуйте, высокий ареопаг! Позвольте мне сказать...» Эх, и почему я сейчас не там?

Об этом, наверно, думает  каждый из нас. Когда ты выходишь на дорожки, трепеща от волнения, или выпрыгиваешь с трибун с поднятой рукой, всеми фибрами души желая, чтобы тебя заметили, долгие часы съемок пролетают как одно мгновение. В роли зрителя все чувствуется совсем по-другому. Ты все так же по привычке тянешь руку, радуясь, что твои мозги не окончательно усохли,  и на многие вопросы ты знаешь ответы даже без подготовки. Но есть четкое понимание того, что тебя не спросят. А если и спросят, то полученные медаль или орден станут не более чем приятным сувениром. А того сказочного чувства, когда каждое такое очко на шаг приближало тебя к победе, к исполнению твоей мечты больше не будет...

Пролог завершается. Глава ареопага распределяет места, четко и ясно аргументировав свои позиции. Для пресс-секретаря подобное умение необходимо... И снова начинается игра. Начинается и почему-то не получается. Снова и снова Юрий Павлович повторяет: «Штрафное очко», и все сильнее хмурит брови Татьяна Александровна. Этой тройке, к сожалению, не везет. И снова: почему я сейчас не там?

Когда я выбирала свои желтые дорожки, многие обвиняли меня в слабости. Я всегда оправдывалась тем, что у человека должно быть право на ошибку, хотя, может быть, это и есть слабость. Оставляя за собой право на ошибку, трудно стать лучшим. Но для меня оказалось достаточным стать среди лучших. Поэтому я до сих пор не жалею о своей осторожности, которая в полуфинале спасла меня, и из трех вариантов часто суеверно выбираю второй. И это работает.

Последний участник уходит, не добравшись до финала, - вакансия. Что ж бывает... Хотя у нас такого не было. Но, впрочем, я, как всегда, необъективна.

Юрий Павлович отыгрывает последние вопросы с теоретиками, и «мы переходим в эпилог, дамы и господа». Это – наша вотчина, то, ради чего официально мы и пришли на программу. Эпилог – для зрителей. Правда, кроме нас, студентов, зрителями являются еще и школьники, будущие участники. Их Татьяна Александровна спрашивает чаще, им это просто нужнее. Но мы все равно тянем руки, и изредка Юрий Павлович не выдерживает и, несмотря на запреты ответственного секретаря, по своей воле бежит к любимым студентам с микрофоном на перевес. Правда, своей медали я так и не получаю: не хватает знаний, везения и еще чего-то неуловимого. Впрочем, главное, что в мое время у меня всего этого оказалось достаточно.

«Эпилог окончен, и я бегу брать интервью у нашего гостя», - неутомимый Вяземский действительно почти бежит на камеру, как будто и не было этой девятичасовой съемочной эпопеи. Мы поднимаемся с трибун, разминая затекшие спины. Когда-то наш сезон мечтал о том, чтобы скамьи были мягкими. И вот сейчас новая студия, и мечта исполнена. Возможно, будущим поколениям повезет еще больше, и им достанутся трибуны со спинками. Все течет, все изменяется...

Дружной компанией мы покидаем родную гримерку, обсуждая итоги дня и строя прогнозы. Уставшие, счастливые и печальные участники уходят вместе с нами. Один из них подходит ко мне и говорит: «Знаете, а я Вас помню. Вы Мария Прокофьева, из рабочего поселка Ордынское».

Я сглатываю внезапный комок в горле и говорю: «Да, все верно, это я».

- А можно вопрос: зачем  вы возвращаетесь на программу в качестве зрителей?

 На секунду я задумываюсь и задаю этот вопрос сама себе. Почему я, пропуская профильные предметы, мастер-класс и важные занятия по языкам, второй год подряд хожу на съемки полуфиналов? Чтобы увидеться с друзьями? Да, мы можем назвать это своеобразной встречей выпускников, но это не главное: со всеми ребятами я вижусь почти каждый день в университете.

Чтобы еще раз «засветиться» на телеэкране? Вряд ли. Конечно, восторги родственников по поводу моей «звездности» лестны, но они слишком далеки от реальности.

Чтобы наставить новое поколение? Маловероятно. Конечно, я всегда рада помочь, если ко мне обратятся, но обычно «молодые» умники сами находят свою дорогу и не нуждаются ни в чьих советах.

Чтобы получить медаль? Возможно. Тем более, что второй год подряд мне никак не удается это сделать, а это уже своеобразный стимул.

Чтобы снова увидеть Юрия Павловича и Татьяну Александровну, а также всех ассистентов и съемочную бригаду? Да. В этом весь ответ. Можно назвать это «почувствовать атмосферу». Но поскольку самую атмосферу создают именно эти люди, то правда такова. Я жутко, просто до безобразия скучаю по шуткам и улыбке Юрия Павловича, по строгим взглядам и ободрениям Татьяны Александровны, по голосам режиссеров откуда-то сверху, по громкому,  профессионально поставленному голосу Анны Ричардовны, созывающему нас из гримерки... Но разве можно объяснить это тому, кто еще не ушел из этой студии как будто насовсем?

«Потому что я хочу еще раз почувствовать особую атмосферу программы», - говорю я и отворачиваюсь.

Когда-нибудь этот мальчик сам все поймет.

Уже в метро моя подруга по сезону и факультету Катя Зайцева с тоской говорит: «Как жаль, что для нас все это не повторится».

А я думаю: «Да, так, как было, уже не повторится. Но даже эта маленькая возможность вернуться сюда раз в году невероятно приближает нас к нашему не самому простому, но очень хорошему прошлому, заставляя вспомнить и  отчасти почувствовать то, что было раньше». Мы молчим и смотрим в черные окна метро. Не знаю, как другие, но я буду возвращаться в эту студию, пока мне позволит возраст и Татьяна Александровна. Сколько бы лет ни прошло.

 

Прокофьева Мария, 2МЖ МГИМО

 
В КАДРЕ И ЗА КАДРОМ
 

1.

Читайте и выигрывайте

23.01.2014

2.

Зачем мы возвращаемся?

26.02.2013

 

3.

Новый сезон передачи "Умники и умницы"

21.10.2011

 

4.

Здравствуйте, уважаемые друзья!

16.02.2011

 

5.

Юрий Вяземский: «Понтий Пилат побоялся осознать, кто такой Христос!»

28.09.2010

 
 
 
 
 
 
 
  © 2006-2007 www.umniki.ru
Редакция интернет-проекта "Умницы и умники"
E-mail: edit.staff@yandex.ru
Использование текстов без согласования с редакцией запрещено

Дизайн и поддержка: Smart Solutions


 
Rambler's Top100