Поиск по сайтуВход для пользователей
Расширенный поискРегистрация   |   Забыли пароль?
Зачем регистрироваться?
ТелепередачаAlma-materКлубКонкурсыФорумFAQ
www.umniki.ru / Журнал / Точка зрения /
  
  
 

14:52 9 Октября 2017 - clblalackvirgi

joyerГ­a Tiffany tiffany & co [b][url=http://www.tiffanyjantz.cn/es/]salida

  Читать далее

 
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Не смейте забывать учителей
 

Когда человек появляется на свет, он не умеет ничего, кроме как беспомощно плакать и пить грудное молоко. Проходят дни, он взрослеет. Полгода, десять месяцев. Малыш уже умеет осмысленно брать в руки игрушки, улыбаться и смеяться, когда смешно, а не рефлекторно, сидеть, называть еду «ам-ам», а бабушку – «ба-ба». Год, полтора, три. Уже умеет ходить, бегать, лепить «куличики» в песочнице. Четыре, пять. Уже вовсю лопочет на детском языке, поет «В лесу родилась елочка», учится читать, умеет собирать мозаики и конструкторы.

Подобные действия кажутся нам настолько обыденными, что мы даже не подозреваем, что за всем этим скрывается тяжелый труд. Каждый день они учат нас всему на свете: как держать в руке карандаш, как рисовать солнце, как отличить березу от сосны. Они - наши родители, самые главные учителя в жизни каждого.

Вспомните, когда вам было пять, и в детском саду вас обижал Васька или Женька, куда вы бежали со слезами на глазах? Конечно, к маме. Она и приласкает, и накормит вкусной кашей, и поможет разобраться с ненавистным Жене-Васе-Вовкой. Вспомните, когда вам было десять, и в школе вам поставили первую двойку по математике. Опять – к родителям, мама успокоит, а папа, если нужно, поможет решить трудную задачку. Вспомните, когда вам было четырнадцать, и вам очень-преочень нравилась Катя из параллельного класса. Вы опять шли к маме и спрашивали, как понравиться девочке. Конечно, выдерживали ее лукавую улыбку и фразу «Лучше бы учился», но слушали внимательно, хоть иногда даже и виду не подавали.

Впоследствии вы, наверняка, еще часто обращались к родителям с вопросами об учебе, работе, семье и детях. Они всегда выслушивали вас внимательно, чуть улыбаясь и кивая головой, и давали на самом деле полезные советы.

Родители делают это, не потому что хотят лишний раз доказать, что они умнее и опытнее, а лишь потому что они любят нас, просто любят и хотят нам добра. Как говорил Ф.М.Достоевский: «Вот и вся вера». Так устроено, что они – самые близкие нам люди. Не друзья, не одноклассники и одногруппники, не возлюбленные, а именно родители. Даже когда «отцы и дети» в ссоре друг с другом, не хотят никого видеть и слышать, они ощущают ту невидимую нить, которая их связывает и которая не прерывается до самой смерти первых или вторых. Мы обязаны родителям тем, что они научили нас жизни, рассказали, что нужно говорить в каких ситуациях, как себя вести, как быть самим собой.

Именно они впервые привели нас в музыкальную или художественную школу, на танцы или в кружок пения. Неважно куда, главное, что привели, подтолкнули нас, помогли нам начать развивать свои способности, открывать новые таланты и скрытые возможности. Помогли сделать первый шаг, чтобы потом, через много лет мы смогли пуститься в свободное плаванье по океану жизни. Они слепили с нами нашу первую пластилиновую ворону, засушили наш первый гербарий между страницами книги сказок, сшили первое платье для куклы.

Родители повели нас «первый раз в первый класс», предварительно нарядив и вручив предназначенный первой учительнице букет георгинов или гладиолусов. Стояли сзади нас на первосентябрьской линейке и то и дело поправляли нам банты на голове дрожащими от волнения руками и периодически шептали на ухо: «Выпрями спину, стой спокойно, не вертись». Тогда все это казалось таким надоедливым. Ну что такого в том, что я не хочу слушать эту скучную старую женщину (потом оказалось, что это директор школы), а хочу посмотреть на Лениного нового плюшевого медвежонка, или на новую Вовкину машину?!

Именно в этот праздничный день родители, наши первые учителя, передали нас в теплые и заботливые руки уже «настоящих» школьных учителей, которые тоже играют немаловажную роль в судьбе каждого человека. Говорят, что первая учительница закладывает основу для всей будущей жизни ученика до самой его смерти. Она объясняет нам, что будет, если к двум яблокам прибавить еще пять, а потом отнять три, рассказывает про то, почему Герасим утопил Муму, учит, как писать слова «молоко» и «ребята», на уроках труда и рисования помогает развить те умения, которые начали проявляться в художественных школах. Она учит детей любить учиться, а это самое главное. Уже в начальной школе кто-то из детей становится паинькой-отличником, кто-то – хулиганом-двоечником с последней парты. Если в таком возрасте не рассказать ребенку, что нужно учиться и, главное, не дать ему понять это, то, возможно, он всю последующую жизнь будет с презрением и свысока относиться к старательным ученикам.

Мне повезло, «учительница первая моя» была очень хорошей. Точнее не хорошей, а…я даже не знаю, как это описать. Скажу так, большинство моих одноклассников ее терпеть не могли, потому что она была очень строгой: заставляла писать по странице идеальных крючков и решать задачки по математике, на которые иногда не знала ответ вся моя семья. Помню, когда я ее увидела впервые, то сразу поняла, что она идеально вписывается в стереотипное понятие «первой учительницы»: молодая, около 30 лет, волосы собраны в высокую прическу. Она была одета в розоватый костюм, но самое главное в ее внешности – это улыбка: одновременно очень серьезная и очень мягкая, она притягивает к себе взгляды. Именно такой я запомнила свою первую учительницу, ее зовут Елена Дмитриевна.

На ее уроках в классе всегда стояла полная тишина, а она каллиграфическим почерком выводила на доске: « ОдиННадцатое декабря». Еще она иногда разговаривала с родителями своих учеников и рассказывала им, что у детей получается, а что – нет. Наш класс в учебном плане был назван «перспективным». Тогда я с трудом понимала значение этого слова, но произносила его очень гордо, повторяя за родителями (они-то всегда говорили «пер-спек-тив-ный» с очень важным лицом). Конечно, не все дети подходили под столь «возвышенное» название класса, у многих были проблемы, и я входила в их число. Елена Дмитриевна частенько говорила моим родителям, что у меня проблемы с письмом, каллиграфией и с этими ненавистными крючками-палочками. Видимо, я тогда так боялась не соответствовать такому взрослому слову «перспективный», что взялась за ум и через пару лет стала прилежной отличницей, выводившей каллиграфические ровные ряды букв в своей тетради с обложкой, на которой были изображены герои очередного диснеевского мультика про любовь. Так прошла начальная школа. Первая трехлетняя ступень моего образования осталась в памяти, как очень странное время: с одной стороны, это месяцы тяжелой работы над собой, с другой – веселого смеха и игр в «классики» с подружками на школьном дворе по вечерам.

Затем началась новая ступень – средняя школа, а это значит много непонятных предметов и, следовательно, много новых учителей. Из среднего звена в школе я проучилась только пятый класс, поэтому с трудом могу рассказать про своих преподавателей. Помню только, что у математички была фамилия Святая, а естествознание вела директор. Зато потом, в шестом классе, я перешла учиться в то место, которое до сих пор остается моим вторым домом, которое я вспоминаю по вечерам, сидя в маленькой общежитской комнате, в Брянский городской лицей №1 имени А.С.Пушкина. С этого момента мой рассказ будет более подробным.

Прийти в лицей тогда можно было в 6, 8 или 10 классах, и, надо заметить, все новички испытывали что-то вроде «культурного шока». Во-первых, само здание и внутренний интерьер очень сильно отличаются от подобных в типичных четырехэтажных школах. Новое здание из желтого и красного кирпича, больше напоминающее смесь роскошной виллы на берегу моря и небольшого научно-исследовательского центра: стеклянные переходы между корпусами, ассиметричная постройка, стена напротив центрального входа, разрисованная граффити (там проводился конкурс на лучший рисунок). Внутренний интерьер тоже выделялся: просторные коридоры, кожаные диваны, огромный фонтан, проходящий через все три этажа, несколько аквариумов с золотыми рыбками и большая клетка с тропическими попугайчиками – гордость учителя биологии Сычевой Эллы Ивановны. Во-вторых, все лицеисты во время перемен спокойно ходят по коридорам, а не несутся, сбивая всех с ног, в коридорах висят таблички «Спасибо за негромкий разговор», и есть за что говорить спасибо, потому что криков и воплей в лицее почти никогда не услышишь. В-третьих, то, что удивляет, - это отношение между преподавателями и учениками. Они обращаются друг к другу на «Вы» и почти никогда не говорят на повышенных тонах. В конце концов, человек может учиться только по собственному желанию, а ругаться и кричать на него за невыученные уроки многие учителя считают пустой тратой времени. До прихода туда я никогда не встречала настолько удивительных учителей.

Директор лицея Антонина Семеновна Курасова – это в своем роде уникальный человек: она не только создала лицей в 1991 году, но и сумела укрепить его традиции и сохранить «лицейское братство». Она стояла во главе лицея в течение двадцати лет (меньше, чем полгода назад, ушла на пенсию), она сделала так много, что некоторые учителя, которые стояли «у истоков» лицея, которые вместе с ней по кирпичику закладывали фундамент, называют ее «мать». Причем говорят это не с иронией, а с очень теплыми и искренними чувствами. Многие выпускники переняли эту традицию и теперь на встречах выпускников спрашивают у учителей: «Ну как там мать поживает?». Их понимают без лишних объяснений. Сейчас я тоже вспоминаю Антонину Семеновну с очень добрыми чувствами, но пару лет назад, только заслышав ее голос в коридоре, сразу сворачивала в другую сторону и так быстро, как только могла, шла куда-нибудь подальше. Тогда мне казалось, что ей непременно не понравится моя рубашка, или юбка окажется слишком короткой, или «хвост» на голове не таким аккуратным, как нужно, и она обязательно отчитает меня за неподобающий внешний вид (с этим в лицее было строго). Сама-то она всегда ходила в идеально выглаженном строгом костюме и с высокой прической.

Еще один учитель, которого, как мне кажется, я буду помнить очень долго – это завуч по математике Татьяна Петровна, очень высокая и властная женщина. Все нерадивые лицеисты, которые не были знакомы с ней лично, боялись ее, как огня из-за громкого и звучного голоса. Мы называли ее кодовым словом «ТП» и не горели желанием с ней видеться, но те, кто входил в Совет лицея, знали ее совсем с другой стороны: как ответственную и неравнодушную женщину, которая на самом деле очень переживала за каждого ученика.

Моим классным руководителем тоже была преподаватель математики Валентина Михайловна, небольшая по росту, худенькая светловолосая женщина около пятидесяти лет. Она часто рассказывала, как решила пойти в учителя математики, как, будучи еще совсем молоденькой, только после института, неуверенно проводила свои первые уроки. Она рассказывала еще много чего, но не забывала и про предмет. Так мы занимались по учебникам МФТИ (мы НЕ были физ-мат классом) и спокойно решали олимпиадные задачки.

Конечно, между нами были разногласия, она постоянно гневно выступала на родительских собраниях, иногда ставила слишком низкие оценки, говорила, что мы совсем не стараемся, но нельзя же прожить фактически вместе шесть лет и ни разу не поссориться. Это даже скучно – все время жить мирно и улыбаться друг другу. Периодически нам казалось, что она ужасная «скряга», но сейчас все эти моменты уже не помнятся, а в памяти остались только хорошие. Поездки с классом на турбазы, четырехдневная экскурсия в Питер, постоянные чаепития и «булкопоедания» в родном кабинете математики, дежурство после уроков в этом же кабинете, вечные собрания для того, чтобы позаниматься математикой на каникулах, на которых, в итоге, никто никакой математикой не занимался. Отдельная история – это вечные «фразочки» Валентины Михайловны: иногда она ненароком говорила очень смешные вещи, которые мы усердно записывали, чтобы сохранить их в мировом культурном наследии. Вот некоторые из них:

- Так, больше я теорию давать не буду. А теперь запишите - правила дифференцирования.

- Помните, дети: плохой рисунок по геометрии может завести дальше, чем Сусанин на болото водил.

- Дети, я не хочу говорить что так одеваться нельзя. Лена! Так одеваться нельзя!

- Будет 2 группы для тех, кто желает заниматься математикой на каникулах: одна группа - кто хочет, а вторая - все до единого.

Конечно, были и другие учителя-«кадры». Чего стоит только учитель биологии Ирина Васильевна. Перед ее уроками в коридоре около кабинета всегда стоит идеальная тишина, а ученики сидят, уткнувшись в книги по биологии, и учат параграфы так, чтобы от зубов отскакивало. Это касается не только «малышей» - пятый и шестой классы, но и даже двухметровых одиннадцатиклассников.

Еще один учитель, который запомнился – ОБЖшник Жень Женич. После его уроков мы не только знали, чем отличается отравляющее воздействие угарного газа от фосгена, но и как весело живется в военном училище, что нужно делать, чтобы после нового года никогда не терзала болезнь «перепил» и как правильно связывать простыни и спускаться по ним из окна, если в доме случился пожар.

Вообще, каждый учитель уникален и достоин, как минимум, книги с биографией и рассказами о том, сколько нервных клеток они убили и сколько идей породили в головах своих учеников. Сейчас со смехом и улыбкой вспоминаешь все то, что когда-то казалось глупым и ненужным, понимаешь, что все не зря, что не в воздух, не впустую. Все мои одноклассники поступили в вузы, все на бюджет, из них – 18 человек пошли учиться в вузы Москвы. Результат стоил потерянных нервных клеток и бессонных ночей среди книг с вариантами ЕГЭ. В последнее время я все чаще убеждаюсь, что закон «если где-то что-то убудет, то где-то это что-то обязательно прибудет» действует на все сто.

Сейчас я студентка факультета журналистики МГИМО, передо мной – новое и неизведанное, завершающая ступень образования перед «настоящей» взрослой жизнью. Теперь все не так, как раньше: новые люди, ценности, предметы и, конечно, новые учителя. О преподавателях нашего вуза хочется рассказать поподробнее. Каждый из них способен открыть своим ученикам удивительный и мир, передать им часть своих знаний и умений, научить их тому, чему когда-то обучили их самих.

Естественно, учителя в МГИМО тоже разные: «черные, белые, красные». Есть один замечательный и просто превосходный(!) преподаватель. Его зовут Алексей Кириллович Иванов-Шиц, замечу, что эта фамилия просто идеально подходит к его характеру. Ведет он не менее прекрасный предмет под названием концепции современного естествознания, сокращенно КСЕ. Про него знает каждый, без исключения, студент МГИМО. Не верите – спросите у любого, вам ответят лишь многозначное «оооо» и ехидно улыбнутся. Об Алексее Кирилловиче по университету ходит огромное количество легенд. Например, говорят, что один мальчик пересдавал у него 17 раз, и это не предел. К счастью, я избежала подобной участи и сдала КСЕ с первого раза, правда на слабый трояк, при этом поняла что моя жизнь не имеет смысла и мне гораздо проще выпрыгнуть из окна первого этажа, потому что я не могу объяснить, почему электроны в атоме не падают на ядро, хоть и имеют разноименные заряды. Такое вот современное естествознание.

Совсем другой – учитель истории Андрей Владимирович Гребенюк. Его лукавая улыбка и «лучистые» глаза заставляют весь зал №9 улыбаться даже на первой паре в понедельник. Он помогает студентам посмотреть на историю не с привычной всем точки зрения, изложенной в тысячах учебников, а со стороны простых людей, которые жили в ту или иную эпоху. Например, вряд ли кто-то из тех, кто слушал его лекции, забудет про жалобные песни спартанцев, про то, как греки дышали в небо, чтобы снискать милость Богов, про прически шумеров и еще многие другие интересные факты, которые нельзя найти в большом энциклопедическом словаре.

Еще одним любимым предметом студентов нашего факультета является литература, да и все преподаватели, «как на подбор». Сейчас лекции по серебряному веку читает известный журналист и писатель Дмитрий Быков. Когда он впервые зашел в аудиторию, все очень удивились, потому что ожидали увидеть кого угодно, но не его. Громкий голос, высокий рост – он сразу привлекает к себе внимание. Он начинает говорить сразу, без вступлений, так же резко заканчивает и покидает аудиторию. Между этими двумя действиями – входом и выходом – маленький отрезок времени, полтора часа, которые пролетают за один миг и одновременно в них можно найти вечность и вселенную. На одной из первых лекций он сказал очень правильную фразу о том, что многие представители молодежи не любят и не понимают литературу, потому что каждый день они сталкиваются с сотнями страниц бездарной макулатуры, в результате чего, они попросту утрачивают веру в существование прекрасного. В этом заключается своеобразная трагедия молодежи 21 века: отсутствие чувства прекрасного и высокого является причиной многих людских ошибок.

Учителем может стать каждый, кому есть, что рассказать. Семидесятилетняя старушка может научить спокойствию и смирению, а пятилетний малыш – радости жизни, искренней улыбке и звонкому смеху. Художник может научить вас рисовать воздух, композитор – писать о нем музыку, а инженер – передвигаться по нему. Каждый из нас является своего рода учителем, главное, чтобы человек хотел передать частичку себя – другому, поделиться и принять что-нибудь взамен. Л.Н. Толстой сказал: «Если учитель имеет только любовь к делу, он будет хороший учитель. Если учитель имеет только любовь к ученику, как отец, мать, он будет лучше того учителя, который прочел все книги, но не имеет любви ни к делу, ни к ученикам. Если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам, он - совершенный учитель». Любить то, что ты делаешь, и тех людей, которым ты стремишься что-то передать – это самое главное.

В течение своей жизни мы сталкиваемся со многими «учителями», каждый из которых помогает нам узнать новое о том удивительном мире, в котором мы живем. Родители, бабушки-дедушки, школьные учителя, преподаватели вузов, дети, друзья, случайные прохожие – все они учителя. Всю жизнь мы крутимся, как белки в колесе, настолько захваченные ежедневными мелкими проблемами, что нам не хватает времени на близких, друзей и учителей. Мы не звоним, не пишем, не поздравляем с праздниками, не говорим надоевшее «привет» не спрашиваем банальное «как дела». Часто нам просто все равно, «не до этого», «нет времени на всякие мелочи». Мы забываем, как важны в нашей жизни эти люди, как много они нам дали. Без них мы бы не стали теми людьми, которыми являемся сейчас.

Возьмите телефон, наберите номер. Здравствуйте, Марьиванна, узнали? Это ведь так просто, да и займет всего несколько минут, которые вы с таким же успехом можете просидеть в интернете. Для вас – мелочь, а им будет очень приятно. Не смейте забывать учителей. Не смейте.

 

 

Атрошенко Кристина

I МЖ

 

 

 
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
 

1.

Форма без содержания: кто такие хипстеры?

13.11.2015

 

2.

Слава Богу, я атеист

20.10.2015

 

3.

Владимир Легойда: "Верующий может быть и либералом и консерватором"

02.03.2015

 

4.

Эстафета поколений

07.03.2014

 

5.

Герои нашего времени

04.05.2011

 
 
 
 
 
 
 
  © 2006-2007 www.umniki.ru
Редакция интернет-проекта "Умницы и умники"
E-mail: edit.staff@yandex.ru
Использование текстов без согласования с редакцией запрещено

Дизайн и поддержка: Smart Solutions


 
Rambler's Top100