Поиск по сайтуВход для пользователей
Расширенный поискРегистрация   |   Забыли пароль?
Зачем регистрироваться?
ТелепередачаAlma-materКлубКонкурсыФорумFAQ
www.umniki.ru / Журнал / Кино-театр /
  
  
 

20:24 18 Ноября 2017 - clblalackvirgi

[b][url=http://watches.michaelkorsoutlet2u.cn/]swiss replica watches

  Читать далее

 
КИНО-ТЕАТР
Феномен Федерико Феллини
 

Морское побережье маленького приморского городка. Южный полдень, лето, жара. Достопочтенные сеньоры и синьорины выбрались перед обедом к морю насладиться итальянским солнцем. Где-то вдалеке заливаются соловьиными трелями торговцы, шумит своей суетной жизнью провинция. Неторопливое море набрасывает свою лазурь на покорный берег, старательно чертит линию прибоя. Вдоль этой линии ходит худенький вихрастый мальчишка с темными глазами, в костюме и при галстуке, с коробкой красок под мышкой, немножко нескладный, немножко смешной. Он просто еще слишком юн. Признаться честно, юность всегда вызывает улыбку. Проницательный взгляд гимназиста жадно выхватывает из толпы отдыхающих лица, детали, типажи. Он бродит от одного пестрого зонта к другому, как шмель не спеша перелетает от одного бутона к следующему цветку.  За некоторую сумму паренек предлагает курортникам нарисовать их портрет. Сеньоры в трусах неохотно поворачиваются к нему лицом, в надежде выставить свой гордый профиль в самом лучшем свете. Синьорины, томно хлопая черными, густо накрашенными ресницами, отвечают ленивым отказом. Позировать на солнцепеке - è incredibile! Ах, если бы они знали, что только что отказали величайшему художнику всех времен, гордости мирового кинематографа, настоящему Мастеру, неподражаемому Федерико Феллини!

 

Будущий итальянский кинорежиссер родился 20 января 1920 года, в маленьком городке Римини. Для нас это – обычный факт одной из миллионов биографий, для Феллини же Римини надолго станет живительным источником бесконечных образов, детских воспоминаний, его личным архивом ностальгии. Впоследствии режиссер попытается воссоздать город своего детства на кинопленке, в результате чего мир обретет шедевр мирового кинематографа «Амаркорд». Вся картина – это калейдоскоп постоянно сменяющих друг друга эпизодов из жизни одного пятнадцатилетнего мальчика и его разношерстной итальянской семьи, посвящение пробуждающимся желаниям, подзабытым мечтам и сладким грёзам. Фильм окрестили автобиографией, и, возможно, так оно и есть, хотя, когда дело имеешь с Феллини, никогда нельзя быть уверенным, что он говорит зрителю только правду и ничего кроме правды. Федерико до глубокой старости оставался гениальным фантазером, который никого не заставлял верить себе, и, тем не менее, ему верил практически весь мир. О себе великий Мастер любил говорить только ту часть правды, которая подходила под интерьер его собственноручно возведенного вокруг себя мира. С другой стороны, до чего трудно не поверить в реальность, рожденную воображением Феллини. Он всегда верил: настоящим реалистом может быть только фантазер. «Ведь фантазер свидетельствует о событиях, являющихся его реальной действительностью, то есть самым реальным из всего, что было на свете»[1], - признается позже режиссер в автобиографии «Делать фильм».

 

«Нити любви, связывающие автора с прошлым» - так можно было бы вольно интерпретировать название «Амаркорд». Эти нити накрепко соединили сердце автора с родным Римини в его душе, но оборвались в реальной жизни: Феллини покинул городок в 1937 году, отправившись учиться во Флоренцию на репортера, а когда вернулся туда уже после войны, в 1946, не узнал его. Вместо любимых итальянских домов с крикливыми хозяйками, душного прокуренного кинотеатра, где состоялось знакомство Феллини с кинематографом, вместо кафе Рауля, где летом собирались большой компанией с «бывалыми» друзьями, вместо средневековых церквушек, куда Феллини аккуратно водили на исповедь – безмолвные руины. Позднее город конечно отстроили заново, но это уже не был город Феллини, это был новый, чужой ему Римини, в котором жили лишь бледные тени его прошлого. Скорее всего, именно поэтому при  съемках «Амаркорда» - фильма в общем о Римини – в самом Римини Федерико не снимал.

 

Итак, сначала Феллини решил стать журналистом, словно решив замаскировать в себе режиссера до лучших времен. Что определило его выбор? По признанию самого Феллини, его всегда привлекал образ журналиста в мировом кинематографе. «Мне нравились их пальто, манера носить шляпу, слегка сдвинув ее на затылок»[2]. И он просто захотел также. Такую же шляпу.

 

С 1939 года он работает репортером и рисует для журнала «Марк Аврелий» тысячи карикатур и скетчей, причем очень недурно. С точностью нейрохирурга Феллини вскрывал человеческие характеры, стремительно выхватывал типажи и небрежно наносил на бумагу. Это умение помогло ему продержаться во Флоренции до лучших времен. Он подрабатывал карикатуристом в фирме своего приятеля «Фебо» Демоса Боннини. Позже, уже после войны, в первые дни освобождения Рима, когда не выпускали газет, и тем более не снимали фильмов, Феллини вместе со старыми друзьями из редакции «Марка Аврелия» откроет собственную «мастерскую карикатуры» («Fanny Face Shop: Profiles, Portraits, Caricatures»[3]). Основными его клиентами станут американские солдаты. Невозможно представить, какое полчище лиц прошло перед внимательными глазами великого Мастера. Работа в «Fanny Face Shop»  и мастерской «Фебо» не прошла для Феллини бесследно: именно там режиссер отточил до совершенства свое умение безошибочно определять человеческую сущность и чувствовать характеры людей. Это помогло ему в дальнейшем точно подбирать актеров на роли в своих фильмах. Он никогда не боялся давать роли неопытным молодым исполнителям. И никогда не связывал себя с каким-то одним актером только из-за его профессионализма. «Я ищу выразительные, характерные лица, говорящие о себе все с момента появления на экране»[4], - это уже скорее рассуждения художника, а не режиссера, который просто заставил бы актера надеть на его собственное лицо маску персонажа. Феллини же, напротив, предпочитал в самом последнем статисте выявлять то, на что способен он сам. Поэтому его манера снимать зачастую сбивала с толку самых маститых исполнителей. Марчелло Мастроянни, например, придя к Феллини на пробы к фильму «Сладкая жизнь», немедленно, как всякий уважающий себя актер, потребовал сценарий. И совершил большую ошибку. Дело в том, что Федерико Феллини никогда не писал сценариев. По сути, он доводил сценарий до ума уже по завершении съемок. Режиссер воспринимал фильм как живую материю, открытую для любых идей, возникающих в процессе работы. Спонтанность как свидетельство творческого гения, одна из самых важных составляющих процесса созидания оставалась главной чертой характера Феллини до самой старости.

 

Вскоре дороги привели Федерико, как и полагается, в Рим. Там судьба сводит его с Роберто Росселлини в коридорах кинокомпании АЧИ-фильм. Росселлини принял Федерико за знакомого, а тот, в свою очередь, не стал его разубеждать. Потом они встретятся снова в «Fanny Face Shop», и итальянский режиссер предложит Феллини поработать над сценарием короткометражки: фильма о расстрелянном немцами священнике. Феллини расширит тему, и в результате мир увидит «Рим, открытый город». Успех был грандиозным, фильм положил начало новому направлению в кинематографе – неореализму. Так в Феллини пробудился режиссер и по-хозяйски отодвинул художника и журналиста на второй план. И только поэт отказался уступить ему и отойти в тень. Он остался верным Феллини до конца.

 

Федерико Феллини считал, что Росселлини буквально «взял его за руку» и привел в кинематограф. А может быть, это был вовсе и не Росселлини, а сама судьба в его обличье?

 

Как бы там ни было, уже в 1950 году режиссер ставит свой первый фильм «Огни Варьете», через два года – «Белого шейха», но ни тот, ни другой фильм широкого отклика у публики не нашел. Но Феллини не из тех, кого пугают трудности в самом начале пути. Он продолжает снимать, и вот уже следующие два фильма «Маменькины сынки» и «Любовь в городе» критики принимают теплее. Международный успех «Маменькиных сынков» воодушевляет режиссера. Наступает 1954 год – знаковый в карьере Федерико Феллини, поскольку именно в этом году великий режиссер снимает первый шедевр -  «Дорогу», завоевавшую более 50 наград на самых различных кинофестивалях: картина удостоилась «Оскара», а также была отмечена не только Европейской киноакадемией, но и нью-йоркскими критиками за океаном. Фильм сделал его создателя национальным героем, а сам Мастер впал после сдачи картины в прокат в полугодовую депрессию. Его не оставляло чувство, что ему не удалось написать на полотне кинопленки поистине волшебную историю, что его замысел не реализован и наполовину, что «Дорога» грешит сентиментальным концом. Однако фильм упрямым ребенком устремился в жизнь, не обращая внимания на переживания своего заботливого отца Федерико. В честь главной героини «Дороги» Джельсомины (роль сыграла супруга режиссера Джульетта Мазина) называли косметику и конфеты, рестораны и кафе, куклы и сувениры. Уолт Дисней даже хотел сделать про Джельсомину мультфильм. Но, пожалуй, высшим проявлением признания успеха у итальянцев можно считать тот факт, что ее именем была названа пицца. В это время критики всего мира, захлебываясь от восторга, стремились дать определение почти неосязаемому и терзались вопросом: а не прощание ли это с неореализмом? Для простых смертных кинолюбителей «Дорога» же всегда была просто историей о нечеловеческой преданности, свойственной, пожалуй, лишь таким ангелам, как Джельсомина.

 

Феллини снимал практически беспрерывно. И почти каждая его лента – безусловный шедевр: «Ночи Кабирии», «Сладкая жизнь», «Боккаччо – 70» (фильм четырех режиссеров, одним из которых выступил Феллини), «Восемь с половиной», «Сатирикон», «Рим»… Галерея незабываемых персонажей, порою гротескных (как Сарагина из «8 1/2»), порою трогательных и нежных, как незатейливая мелодия Джельсомины на трубе. В каждом герое Феллини – частица его самого. Каждый герой обременен значением: Гвидо из картины «Восемь с половиной» - выражение мучительного творческого поиска, Марчелло из «Сладкой жизни»  - по сути его alter ego, который ищет выход из кризиса не в самом себе, а во внешнем мире, в удовольствиях цивилизации. Большинство киногероев живет строго отведенное им режиссером время: полтора или два часа, в общем, ровно столько, сколько идет фильм. После финальных титров они отправляются на покой в зыбкий мир человеческой памяти или же пропадают без вести в пучине забвения. Герои же Федерико Феллини живут совершенно независимой от режиссера и прихотливых зрителей жизнью. Они переходят из фильма в фильм, встречаются, расходятся, обретают друг друга вновь, незримо присутствуют в одной картине, а воплощаются в другой. Все потому, что каждый образ Феллини - это запечатленная эмоция на полувздохе, движение мысли на взлете, бессознательное в своем апогее. Стоит только аплодировать стоя умению Федерико Феллини поймать собственный замысел, так сказать, за мистический хвост и найти своей идее подходящую форму для выражения.

 

Великий режиссер, размышляя о том, из какого мира приходят в его фильмы герои, и вообще, как появляется лента, только вводит в заблуждение читателя: «Почему я делаю этот фильм, именно этот, а не какой-нибудь другой? Не знаю и знать не хочу. Побудительные мотивы неясны, запутанны, смутны. Единственный стимул, который я хочу назвать, не кривя душой, - это подписание контракта: подписываю, получаю аванс, а поскольку возвращать его желания нет, я вынужден приниматься за работу. И стараюсь сделать ее так, как, мне кажется, сам фильм того хочет»[5].

 

Свои работы режиссер никогда не пересматривал. В противном случае у него бы возникло непреодолимое желание все переснять и довести до стерильного совершенства. Но к счастью, законченная картина переставала для него существовать: «Нет, на свои фильмы я не хожу», - признается Феллини в автобиографии. – Никакой критической операции я проделать не в состоянии, ибо фильм начинает ускользать у меня из рук еще в процессе съемок. Ведь это не какой-то определенный фильм, а множество фильмов, снимаемых кусочек за кусочком»[6].

 

В 1993 году Феллини получил почетного «Оскара» за вклад в киноискусство[7]. И, скорее всего, получил бы еще не одного, но его время подошло к концу. На 73-м году Мастер ушел из жизни. Хоронила Феллини вся Италия. В Риме остановилось движение, траурный кортеж сопровождался аплодисментами на протяжении всего последнего пути режиссера: до самого Римини, где находится фамильный склеп семейства Феллини. Символично, что обряд мессы на похоронах иногда прерывался бессмертным маршем клоунов из фильма «Восемь с половиной».

 

Феллини ушел, оставив мир сходить с ума от неразрешенных вопросов. Кем он был? Что за фильмы снимал? В каком жанре работал? Что означали его герои? Что он хотел всем этим сказать?.. Конечно, отвечать на них смысла совершенно нет. Потому что в любом случае ответ будет неправильным – посмотреть на мир глазами Феллини уже точно никому не удастся.

 

Но он, в сущности, всегда оставался поэтом. Поэтом, пишущим свои картины на кинопленке. Он говорил со зрителем на своем языке, но каждый смог его понять, и, скорее всего, никто так и не смог его постичь. Феноменальный Федерико Феллини.

 

Кристина Тригуб, 2 МЖ

 


[1] Феллини Ф. Делать фильм // М.: Искусство, 1984. 287 с.

[2] там же

[3] там же

[4] там же

[5] там же

[6] там же

[7] www.wikipedia.ru

 
КИНО-ТЕАТР
 

1.

raxiP

04.06.2011

 

2.

Noir fatale

19.04.2011

3.

Феномен Федерико Феллини

05.04.2011

 

4.

Четыре ипостаси театральной постановки

05.04.2011

 

5.

Нарисованная реальность

29.03.2011

 
 
 
 
 
 
 
  © 2006-2007 www.umniki.ru
Редакция интернет-проекта "Умницы и умники"
E-mail: edit.staff@yandex.ru
Использование текстов без согласования с редакцией запрещено

Дизайн и поддержка: Smart Solutions


 
Rambler's Top100