Поиск по сайтуВход для пользователей
Расширенный поискРегистрация   |   Забыли пароль?
Зачем регистрироваться?
ТелепередачаAlma-materКлубКонкурсыФорумFAQ
www.umniki.ru / Alma-mater / Учебные заведения / РАТИ (ГИТИС) /
  
  
 

20:27 18 Ноября 2017 - clblalackvirgi

Cheap Moncler Cheap Moncler Jackets outlet online Discount Moncler [b]Cheap

  Читать далее

 
РАТИ (ГИТИС)
Выпускники о ГИТИСе: Сергей Терехов
 
На протяжении пяти лет учебы мне всегда снился один и тот же сон: я - актер; я выхожу на сцену... и забываю свою роль! Или: я выхожу играть и теряю листок со словами…

Сергей Терехов
Выпускник музыкального театра ГИТИСа, актерско-режиссерского курса, мастерской Г.П.Ансимова. Начиная с 3 курса работал ассистентом режиссера у Р.Виктюка. После успешной дипломной работы "НЕклассическая оперетта" был приглашен преподавать мастерство актера на курс А.А.Бармака в музыкальном театре ГИТИСа. Работал в Оперетте. В творческих планах – постановка радиоспектакля, что обещает быть весьма интересным.

- Сергей, почему Вы решили поступать в ГИТИС?
- Все началось довольно банально: я, как и все поступающие, пробовал себя везде где только можно. После всех отборочных туров я проходил в Щукинское училище и в ГИТИС. Но если в Щукинском я мог пойти только на актерское отделение, то здесь меня ждал актерско-режиссерский курс. И я сознательно пошел на режиссуру.
- А в чем состоит принципиальная разница в выборе курса?
- Разница велика. ГИТИС предоставляет уникальную возможность комбинированного образования: актеры и режиссеры учатся на одном курсе. И режиссеры проходят всю актерскую практику, помимо своей. То есть это не теория, оторванная от действия. Это полезная практика, на которой учишься.
- Тогда почему режиссура?
- В детстве я был уверен, что стану актером. Но после всех моих показов в приемных комиссиях, где мне постоянно говорили: Вы нам не подходите, или: Ваш образ интересен, но не соответствует... - мне хотелось бунтовать против этой школы, против классического театра, захотелось создать что-то другое. И тут я понял, что режиссуры мне не избежать. Только так я смогу воплотить в жизнь какие-то свои замыслы. Из тех же соображений я пошел именно в музыкальный театр ГИТИС.
- Что Вы имеете в виду? Музыка расширяет горизонты?
- Конечно. По-моему, тенденция в театре сегодня такова, что без некоего синтетического соединения всех видов искусства просто не обойтись. Актер должен одинаково хорошо владеть и голосом, и телом. Важны и пластика, и вокал, и сценическая речь. И в этом отношении музыкальный факультет ГИТИСа наиболее соответствовал моим стремлениям. Это не просто драматический театр, который с музыкой соприкасается крайне мало. Это и драма, и музыка, и хореография - вместе. В этом главное преимущество.
- А что еще отличает ГИТИС от других высших театральных школ?
- Это место, где всегда присутствовал бунтарский дух. Не зря здесь и Мейерхольд начинал, и Таиров, и Вахтангов... Здесь всегда приветствуются новшества, которые классический театр не принимает. Здесь не боятся пробовать. И поэтому очень хорошо, что ГИТИС постоянно разрастается: он впитывает в себя новые веяния, не стоит на месте, идет в ногу со временем.
- Что, на Ваш взгляд, отличает гитисовца от любого другого студента?
- Пожалуй, самое главное - это широта, разноплановость. Наши студенты могут работать в совершенно разных стилистиках. Ведь в театр приходят разные режиссеры, разные мастера, и каждый - со своими требованиями. Актер должен уметь перестроиться, в любом методе найти что-то хорошее. Такая полярность и отличает гитисовцев.
- А какие дисциплины, на Ваш взгляд, - самые важные? Я имею в виду не только специальность, но и общеобразовательные.
- Важны практически все. И их у нас достаточно. ГИТИС не зря переименовали в РАТИ - Академию театрального искусства. Образование дается всестороннее. Среди общеобразовательных предметов есть иностранные языки, сценография, история костюма, история живописи, литературы - нашей и западной, театра - отечественного и зарубежного, театра музыкального... Читают лекции по истории России, всемирной истории. Лекционных дисциплин вообще очень много. И конечно, студенты всего не успевают. Помню, во время экзаменов мы просто с ума сходили: у нас специальность - с утра до ночи, а тут еще надо столько всего читать... Очень тяжело.
- Неужели прямо-таки с утра до ночи?
- Да, именно так. У нас вообще занятия начинаются в 10.00 утра, а заканчиваются - в одиннадцатом часу вечера, а то и позже. И не обязательно первыми в расписании будут стоять лекции. Это может быть и мастерство актера, и сценическое движение. И тогда это вдвойне тяжело: утром организм еще не разогрет, а работать уже надо с полной отдачей. На лекции еще можно подремать, а вот на специальности такое не проходит.
Но как правило, все общеобразовательные дисциплины сосредоточены на 1 – 3-м курсах. Дальше - 4-й и 5-й - это только мастерство: ставятся спектакли, и вообще больше творческой работы. Может быть, нам специально столько предметов поставили вначале - чтобы мы не расслаблялись. Наш мастер, Георгий Павлович Ансимов, говорил: "Я люблю перенагружать".
- А бывает на курсах что-то вроде дня самоподготовки, самостоятельной работы?
- В разных мастерских - по-разному. Нам в этом отношении очень повезло: Ансимов считал это необходимым. И каждый семестр, в качестве зачета, мы должны были показывать то, что подготовили сами, без помощи педагога, без его поправок и рекомендаций. И это была настоящая школа: через свои "шишки", ошибки, через свой поиск получаешь то, что называется мастерством, воплощаешь в жизнь какие-то новшества, самореализуешься. Ради этого стоило заниматься и до полуночи.
- Расскажите подробнее об этой системе мастерских. Что значит - попасть к тому или иному мастеру?
- В конечном счете, это решает всю творческую судьбу. Ведь каждый мастер набирает студентов на свой курс "под себя", исходя из своих представлений о театре и о том, каким должен быть актер. Соответственно, он и определяет направление, по которому идет работа на курсе, координирует, дает указания всем остальным педагогам, как он хотел бы это видеть. Мастер - это руководитель. И студенты впитывают какие-то навыки, чему-то обучаются, ориентируясь на него. Кстати, часто это является и причиной ухода студентов: не могут работать в том ключе, которого требует мастер. И это совсем не значит, что ребята неталантливы. Просто им нужна другая форма работы.
- Насколько я знаю, специальность на каждом курсе преподают сразу несколько педагогов?
- В понятие специальность входит не только мастерство актера, но и сценическая речь, хореография, сценодвижение... По каждому предмету - свой педагог, профессионал. Кроме того, поскольку мы были актерско-режиссерским курсом, Георгий Павлович при постановке брал себе в помощники и нас, студентов-режиссеров. Он делил спектакль на несколько частей, и каждый работал со своей частью. Мастер определял линию спектакля, помогал нам выстраивать планы сцен, потом отсматривал то, что получалось, вносил коррективы. А потом - соединял все вместе, в одно целое. Ансимов никогда не ставил спектакли сам от начала и до конца: он делал так, чтобы мы ему помогали. Это была прекрасная практика.
- А по окончании школы каким образом проходит защита дипломов у режиссеров и у актеров?
- Чтобы защититься, режиссеру необходимо поставить самостоятельно свой спектакль. Где и с какими актерами - это не играет роли. Главное - суметь показать, чему ты научился за эти пять лет. И это довольно сложно, потому что проблема "где поставить" стоит очень остро. Например, из нас - четырех режиссеров - сумели защититься только двое: мы поставили спектакли на нашем курсе. А остальные не нашли себе вовремя возможности это сделать. Теперь их дипломы считаются открытыми, и в течение трех лет они могут где-то поставить спектакль и защититься таким образом. Но в наше время, когда на все нужны деньги, это очень сложно. Что касается актеров, то им значительно проще. Мастер или режиссер пригласят их на роль, и они защитятся в любом случае.
- Сколько человек с вашего курса дошли до конца?
- Из 28 поступивших закончили институт 22 человека, двое – с открытым дипломом. Ребята выбывают в процессе учебы, потому что очень сложно выдержать эту гонку. Тем более в наше время, когда на стипендию рассчитывать не приходится.
- А как вообще студенту ГИТИСа можно решить насущный финансовый вопрос?
- Вот это еще одна проблема. Ведь устроиться на постоянную работу во время учебы невозможно: придется халтурить, пропускать занятия. Но начиная с 3-го курса уже стоит задуматься о работе, начать поиск. А пока - сезонные подработки на новогодних елках, в рекламе. Работа по ночам - это тоже не выход. Утром на специальности недостаточно быть просто вменяемым – нужна полная отдача. А получается, что ресурсы уже исчерпаны…
- Раз уж речь зашла о деньгах… Как в ГИТИСе обстоит дело с платным образованием?
- Такая практика есть, и применяется она довольно широко. Есть исключительно платные курсы, есть – параллельно с бюджетными. Такое бывает, если курс переполнен, но приемная комиссия отметила еще некоторых действительно талантливых ребят. Им предлагают вариант платного обучения, если они могут на это пойти. Но потом, если они проявили себя и доказали, что действительно достойны, их могут перевести на бюджетные места.
- Отличаются чем-то бюджетники от тех, кто платит за учебу?
- Как правило, те, кто занимаются платно, уже не могут быть равнодушными к занятиям. Они не пропустят лекций, не позволят себе опоздать, будут всегда брать свое и работать с полной отдачей. Они более сознательны.
- Вы говорите так, будто все остальные студенты – заядлые сачки…
- Не совсем так. Но я могу судить по своим студентам. Сейчас я преподаю мастерство актера на третьем курсе Александра Александровича Бармака. И вот эти ребята – они какие-то очень легкие, что ли… Никогда я не видел и не чувствовал, чтобы они по-настоящему работали над ролью. Кончилось занятие – и пока! Они никогда не задержатся, не спросят у меня чего-то… Нет у них той жажды восприятия, которая необходима актеру. Я вообще считаю, что к третьему курсу человек уже должен сформироваться в профессиональном отношении. Глядя же на них, не могу назвать никого, кто бы этому соответствовал. Конечно, это уже другое поколение, но ведь я сам не так далеко от них ушел! И в годы моего студенчества все было иначе. Мастер объяснял нам, что он хотел бы увидеть, и мы начинали работать: размышляли часами, сутками, пытались вникнуть, почему так, а не иначе, почувствовать своего героя. Мы могли быть несогласны, и тогда свою точку зрения нужно было уметь отстоять. А мои студенты пока только жалуются на то, что чем-то недовольны. И каждый раз я их спрашиваю: а вы пытались что-нибудь изменить?
- Интересно, что Борис Александрович Покровский говорит примерно то же самое, только применительно к своим ученикам – ныне уже мастерам и известным актерам. Может быть, дело действительно в разнице поколений?
- Не отрицаю. У моих студентов, определенно, есть много хорошего: они соответствуют своему времени, восприимчивы ко всему новому, более открыты миру… И те, кто придет вслед за ними, тоже будут другими. Это естественно.
- Тогда, обращаясь к будущим студентам ГИТИСа, могли бы Вы дать какой-нибудь совет? Например, как готовиться к прослушиванию, как сдавать экзамены. Ведь это очень сложно, и многие поступают несколько лет подряд безрезультатно.
- Прежде всего надо помнить, что экзамен – это большая лотерея. Я уже говорил, что каждый мастер набирает студентов «под себя». Так вот если вам не повезло и ваш мастер просто не присутствовал в тот день в приемной комиссии – это еще не значит, что вы ничего не умеете, что вы бездарны. И это не повод отчаиваться. Надо пробовать снова и снова. Что могу посоветовать? – готовьте разнообразную программу. Никогда не стоит замыкаться в рамках одного стихотворения, одной басни и одного отрывка из прозы. Это лишь общие требования, и надо быть готовым к тому, что вас попросят прочитать еще что-то. Я иногда сидел в приемной комиссии, и мне приходилось видеть, что кроме трех произведений ребята больше ничего не могут представить. А возможно, это решило бы их судьбу. Надо стараться быть разноплановым, уметь показать себя в разных ракурсах, дать понять, что вы можете быть таким, и еще таким, и т.д. Другое дело, если вы поступаете конкретно к какому-то мастеру. Тогда нужно знать, каковы его требования, и готовиться уже в его ключе.
- А что особенно любят на прослушиваниях и просмотрах?
- Конечно, любят темперамент. Нужно выкладываться на все сто, а стеснение и боязнь показаться смешным лучше оставить за дверью. Это особенно важно в пластических этюдах, где только полное раскрепощение есть единственно правильное решение. И конечно, вера в себя. Я считаю, что каждый человек может стать актером, нужно лишь желание и готовность работать.
- Сергей, а что Вы вообще думаете по поводу соотношения жизни и театра?
- Мне очень нравятся слова, что искусство и жизнь соотносятся так же, как вино и виноград. Т.е. жизнь – это вещество, из которого получают вино. И результат возможен лишь после долгого процесса брожения. Это разные вещи, и театр призван, прежде всего, быть не таким, как жизнь.

Беседовала Алла МИТРОФАНОВА.


 
РАТИ (ГИТИС)
 

1.

РАТИ (ГИТИС): ЭКСКУРСИЯ ЗА КУЛИСЫ.

14.02.2008

 

2.

коротко о ГИТИСе

19.11.2000

 

3.

Студенты о ГИТИСе

19.11.2000

 

4.

Б.А.Покровский: "Разные студенты, разные судьбы..."

19.11.2000

5.

Выпускники о ГИТИСе: Сергей Терехов

19.11.2000

 
 
 
 
 
 
 
  © 2006-2007 www.umniki.ru
Редакция интернет-проекта "Умницы и умники"
E-mail: edit.staff@yandex.ru
Использование текстов без согласования с редакцией запрещено

Дизайн и поддержка: Smart Solutions


 
Rambler's Top100