Поиск по сайтуВход для пользователей
Расширенный поискРегистрация   |   Забыли пароль?
Зачем регистрироваться?
ТелепередачаAlma-materКлубКонкурсыФорумFAQ
www.umniki.ru / Журнал / Точка зрения /
  
  
 

20:59 17 Сентября 2017 - clblalackvirgi

RГ©pliques de montres suisses aaa + rГ©pliques de montres suisses

  Читать далее

 
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Три секунды на выбор
 

Много это или мало? Их не хватит, даже чтобы прочитать это предложение. Но этого времени вполне достаточно, чтобы спасти чью-то жизнь. И потерять свою.

 

Иваничи — самый обыкновенный поселок Волынской области на Украине. Известным на весь Советский Союз он стал 29 ноября 1984 года из-за урока в средней школе № 2. Точнее, из-за учителя, который этот урок вел.

НВП — начальная военная подготовка — предмет для многих сегодняшних учеников непонятный и не изученный, особенно для девушек. «Зачем нам знать, как собирать автомат или разбираться в противогазах?» — думают они. Однако для ребят из второй школы Иваничей это был один из самых любимых уроков, и в основном благодаря учителю Юрию Лелюкову. Не каждый преподаватель может так сильно заинтересовать свой класс, рассказывая про, казалось бы, скучные документы об обороне страны или принципы строевой подготовки. Но на занятиях , которые проводил Юрий Лелюков, не отвлекался никто. А после уроков к нему постоянно подходили с многочисленными вопросами, и он всегда удивлял учеников своими ответами, ведь ему действительно было что рассказать.

Изначально Юрий Николаевич не планировал работать учителем. Армия и военное дело — вот что его всегда по-настоящему увлекало. И он осуществил свою мечту стать офицером, хотя путь к ней был непростой. В Московское высшее пограничное командное училище КГБ СССР с первого раза поступить не получилось, но Юрий Лелюков не сдался и все-таки был зачислен. Многие отговаривали его от этого шага, но он еще в юности выбрал свое призвание — служить на границе. Такая служба была, пожалуй, самой опасной и тяжелой, но это молодого курсанта не пугало. Когда стремишься к заветной цели, легче переносятся жизненные трудности. Подъем — утомительная тренировка на плацу — учебные занятия, и так изо дня в день. Иногда к этому всему добавлялся марш-бросок или наряд вне очереди. Но эти непростые годы в училище Юрий Николаевич всегда вспоминал с улыбкой как самые лучшие моменты своей жизни.

После учебы Юрий Лелюков отважился поехать в Западную Туркмению, служить на приграничной территории. Он, конечно, мог бы остаться в привычной, знакомой Москве. Но он опять не послушал приятелей, убеждавших никуда не ехать, и оказался в жаркой южной стране, в совершенно новых условиях: вода — только привозная, пересечение зоны — только по пропускам. Бескрайние «черные пески», протянувшиеся на сотни километров, и беспощадные солнечные лучи.

Этот край контрастов стал для него судьбоносным: именно там он встретил свою любовь, будущую жену Ларису. Апрельским утром, проезжая вместе с другими солдатами на служебной машине мимо остановки, он не смог не заметить очаровательную девушку в ярко-красном платье. Решил отправить ей письмо...и их переписка затянулась на целых два года. За все это время они ни разу не встретились, но когда наконец увиделись, то поняли, что хотят прожить вместе всю оставшуюся жизнь. К сожалению, этому не суждено было сбыться.

Счастливую жизнь Юрия Николаевича и его супруги нарушил несчастный случай, в котором Лелюков винил только себя. Один из офицеров решил поехать на его коне в поселок, расположенный неподалеку, выпил там. Изюм, конь Юрия, был очень своенравным: слушался только хозяина и терпеть не мог запах алкоголя. На обратной дороге он, взбрыкнув, скинул офицера, и тот умер. После этого несчастья Лелюков больше не мог оставаться на своей службе и написал рапорт об увольнении по собственному желанию. Не раз он пожалел о своем решении, ведь для него жизнь без пограничной службы, без заставы и ставшей родной Туркмении  почти не имела смысла. Там был его дом, там были друзья и коллеги, которые ценили его. Но честь и принципы  не позволили поступить иначе, и Юрий Николаевич с женой и детьми — сыном Юрой и дочкой Алесей — навсегда уехал с границы. И стал преподавателем в украинской школе.

И все равно он, старший лейтенант запаса, оставался военным человеком, преданным армейским офицером. Он очень хотел передать эту свою любовь детям, всем мальчишкам , которым только предстояло пройти службу в армии, а потом, может быть, стать таким же военным, как он сам. И Юрий Николаевич своими историями о пограничной жизни, незабываемых годах в училище вдохновил на это немало учеников.

29 ноября 1984 года был самый обыкновенный учебный день. Оставалось пара дней до начала зимы, но несмотря на это с самого утра было ясно и ярко светило солнце.

Юрий Лелюков привычно оглядел свой класс — 26 таких знакомых лиц. В тот день он собирался показать ребятам, как устроена граната — они его об этом уже давно просили. Конечно, им хотелось бы посмотреть на настоящее оружие, с которым солдаты шли воевать. Но с не меньшим интересом они наблюдали за учебной моделью в руках  Юрия Николаевича, многие даже с испугом — настолько она была похожа на реальную, боевую.

Юрий Николаевич увлеченно объяснял: «Граната — это боеприпас, который метают вручную, поражая противника с расстояния нескольких десятков метров. Принцип работы у нее довольно простой: берем гранату обеими руками, правой как можно крепче держим спусковой рычаг, а левой резко дергаем за кольцо. Если мы отпустим рычаг, то граната взорвется всего через несколько секунд, и здесь самое главное — бросить ее очень далеко, чтобы не пострадать самому. Сигналом в боевой гранате будет отчетливый хлопок, а затем дым. Но в нашей, учебной, раздастся просто щелчок. Сейчас вы его услышите», — и Юрий Николаевич, на глазах замерших учеников, дернул за кольцо и ослабил рычаг.

Но щелчка, которого он ожидал, не последовало. Вместо этого из гранаты после громкого хлопка стал виться дымок.

То, что граната почему-то оказалась боевой, а не учебной, не укладывалось в голове. Как такое могло произойти в мирное время, спустя сорок лет после войны? Потом сдедственная комиссия выяснила, что виной всему была преступная халатность. Элементарное равнодушие со стороны контролирующих органов. Виновных осудили на большой срок. Но все это было уже потом и, в сущности, ничего не меняло. А тогда, в четверг 29 ноября, у руководителя военной подготовки Юрия Николаевича было всего 3-4 секунды на решение, от которого зависело 27 жизней.

У него в голове, как у военного человека, сразу мелькнула мысль: «Нужно бросить ее в окно!» Спасительная оконная рама была совсем близко, не дальше чем на расстоянии шага. Быстрый взгляд во двор — и Юрий Лелюкв с ужасом понял, что не сможет выбросить снаряд наружу, подальше от классной комнаты: прямо под окнами гуляли первоклассники. Этим солнечным днем их решили вывести на прогулку.

«Может быть, хотя бы в дверь?» — подумал он в следующую секунду. И сразу же отверг этот вариант. Он бы просто не успел дойти, и взрывом задело бы учеников на первых партах. К тому же в коридоре за дверью шумели школьники, сидевшие на поставленной рядом с дверным проемом партой...

Оставался единственный выход. Отступив в самый дальний угол кабинета, Юрий Николаевич, в последний раз посмотрев на свой десятый класс, отвернулся, прижав гранату к телу, закрыв собой от учеников.

События, длившиеся несколько мгновений, намертво врезались в память учащимся, как отрывистые кадры из фильма. Еще не понимая до конца, что случилось, они услышали оглушительный взрыв гранаты и в панике вскочили со своих мест, толкаясь, побежали к выходу. Весь кабинет был в дыму, с трещинами на дальней стене, осыпавшейся побелкой. Ученики вынесли из него Юрия Николаевича, все еще надеясь, что он жив. Что завтра он непременно расскажет им о своей службе в далекой Туркмении,  как всегда с улыбкой ответит на расспросы. Но ни они, ни приехавшие на «Скорой» врачи уже не могли ему помочь.

Ученики вряд ли в тот момент осознавали, что произошло и какая опасность им грозила. За те короткие четыре секунды они даже не успели подумать, что могут умереть всем классом вместе с учителем. Но они остались живы. Благодаря Юрию Николаевичу, который сам погиб.

 

Юрий Николаевич не просто спас свой десятый класс. Своим поступком он привлек внимание государственных органов к опасности, которую может представлять муляж гранаты. С тех самых пор в учебных гранатах стали просверливать небольшое отверстие внизу. Чтобы сразу было понятно, что эта модель не настоящая и не взорвется. Чтобы больше ни один учитель и его ученики на оказались в такой чудовищной ситуации. Чтобы больше не было человеческих жертв.

Это, конечно, очень хорошо. Только ужасает то, что для проведения этой простой процедуры необходима была чья-то смерть. Тем более смерть такого человека, как Юрий Николаевич. Он мог бы еще совершить много хороших поступков в жизни. Воспитать не одного патриота своей страны. Он собирался организовать для ребят тир, учить их навыкам выживания в экстремальных ситуациях. Да и просто он мог бы провести урок НВП у собственных детей, радоваться жизни, как выжившие школьники. Но вместо этого, просто по чьей-то халатности и равнодушию, он погиб.

 

Юрий Лелюков, безусловно, совершил героический поступок, на который далеко не каждый решился бы. Конечно, за годы пограничной службы он привык рисковать собой, думать прежде всего не о собственной жизни, а о спасении мирного населения.

Но часто такие поступки совершают не спасатели или милиционеры. Это могут быть самые обыкновенные люди. Возможно, у них всегда был тяжелый характер и их мало кто любил. Возможно, они больше всего на свете боялись высоты или шумных улиц. Но в критический момент именно они спасли жизнь десяткам людей, отдав взамен свою, хотя никто от них этого не ожидал.

Так случилось в октябре 2007 года в Днепропетровске. Ранним субботним утром, когда многие жильцы еще спали, в одном из домов на улице Мандрыковской произошел взрыв. В третьем подъезде резко повысилось давление в газовых трубах — вышла из строя распределительная система. Квартиры ничего не подозревающих жителей быстро наполнились взрывоопасным газом, из-за чего и произошла катастрофа. Более ста человек погибли, еще несколько десятков ранены. Многие остались без жилья.

Но жертв могло бы быть еще больше, если бы не героический поступок слесаря-газовщика. Он жил на нижнем этаже того самого злополучного подъезда. Имени и фамилии его никто не запомнил — кажется, все звали его просто Никитич. Именно он раньше пожарных и милиции попытался спасти людей, заметив неполадки с газовыми трубами.

Сначала он почувствовал резкий, характерный для газа запах и решил закрыть главный вентиль. Он прекрасно понимал, что времени у него практически нет — газ очень быстро заполнил весь подъезд. Нужно было как можно скорее перекрыть его доступ в квартиры.

Не отрываясь от работы, от звал всех соседей, кричал им: «Спасайтесь как можно скорее! Немедленно уходите из дома, здесь опасно!» Взволнованные люди в спешке покидали подъезд, не понимая, что происходит. Их спас только героизм слесаря, то время, которое он для них выиграл. Уже с улицы они с ужасом видели, как за считанные минуты рушится их дом.

Как потом рассказывал один из очевидцев, которому удалось выжить в то страшное утро, Никитичу так и не удалось перекрыть газ — вентиль сорвало. Однако он не убежал из дома вместе с остальными. Образовавшуюся в трубе дыру он пытался заложить тем, что было под рукой: осколками кирпичей, валявшимися в подъезде палками. Он уже обжег себе все руки, но продолжал попытки. Безуспешно — раздался взрыв, и высотное здание обрушилось на него всей тяжестью бетонных блоков. Больше слесаря никто не видел. Возможно, его тело так и не нашли под завалами. После него осталась только память — что жил на первом этаже неприметный с виду газовщик Никитич, который за какие-то мгновения спас десятки семей, но сам умер.

И опять причиной того, что он отдал свою жизнь, стало чье-то безразличие, неисполнительность. Еще задолго до трагедии Никитич не раз говорил, что жить в том доме на Мандрыковской улице очень опасно, потому что система распределения газа неисправна. Но разве его кто-нибудь послушал? Разве чиновники и ЖКХ починили газовую трубу? А ведь если бы они уделили этой проблеме совсем немного времени, стольких людей можно было бы спасти. И такие героические жертвы не понадобились бы.

 

И у Юрия Николаевича Лелюкова, и у слесаря Никитича были минуты, если не секунды, на выбор. Пожалуй, самый тяжелый, решающий выбор в своей жизни. У Юрия Лелякова остались вдова и двое малолетних детей, которые не знали, как теперь жить без заботливого отца и мужа. Да и у Никитича, скорее всего, были какие-то родные и близкие, для которых он значил гораздо больше, чем для соседей. Но они сделали свой выбор, ни секунды не раздумывая. Не пытаясь ценой чьих-то жизней спасти свою собственную. Они просто не могли поступить иначе.

Ю. Н. Лелюков получил орден «Знак почета» за свое мужество. Посмертно. В честь него открыли школьный музей, где до сих пор храниться классный журнал, пыльный, израненный осколками от гранаты. Его именем назвали кафедру одного из педагогических университетов на Украине. Никитич не получал всех этих наград. Но на самом деле медаль или грамота — это далеко не самое важное. Она все равно не вернет героя, который ее получил. Гораздо важнее память о таких людях. Независимо от того, сколько времени прошло с того момента — три года или двадцать семь лет. Нужно помнить о их подвиге, рассказывать о нем последующим поколениям. Чтобы такие несчастья больше не повторялись.

 

Юрий Николаевич и Никитич совершили настоящий героический поступок, что сейчас не так уж часто встретишь. Конечно, если включить новости, то можно услышать о несчастьях, происходящих чуть ли не каждый день. Землетрясения, наводнения, террористические акты, лесные пожары...Этот список можно продолжать еще долго. И почти у каждого из них есть свои герои.

Пожарный, который, выполняя свой профессиональный долг, вытащил из готового обрушиться многоэтажного дома маленького ребенка. Возможно, всего пара минут, и он мог сгореть в огне и больше не выбраться из этого здания.

Командир самолета, который сумел совершить аварийную посадку на воду и спасти 150 пассажиров. Несмотря на холодную воду Гудзонова залива и сильное течение.Позже этот уникальный случай назовут « Чудом над Гудзоном», а  Чесли Салленбергер, пятидесяти семи летний американский пилот, станет примером для многих начинающих летчиков.

Спасатель, который бросился в штормящее море, чтобы спасти людей. Увидев с вышки детей, которые вот-вот могли утонуть из-за поднявшихся высоких волн, он как можно быстрее поплыл к ним и в итоге спас, чуть не утонув сам.

Таких примеров очень много. И все-таки между этими выдающимися поступками и героизмом Юрия Николаевича и Никитича существует разница. В выборе, который был у одних и которого не было у других.

Пожарный не мог не пойти в горящий дом на поиски выживших — это было частью его опасной работы. Он с самого начала своей службы понимал, что ему почти каждый раз надо будет идти на риск. Он заранее знал, что его может ожидать.

Та же самая ситуация возникла и со спасателем на пляже. Его профессиональным долгом было любой ценой спасти утопающих.

Первый пилот аэробуса при крушении самолета пытался спасти не только жизнь пассажиров, но и свою собственную. Если бы он не был отличным профессионалом и мастером своего дела, не сумел бы посадить самолет, скользя по самой поверхности воды, он бы тоже погиб.

А вот у Юрия Николаевича и Никитича выбор был. Юрий Лелюков был учителем, представителем одной из самых мирных профессий. Он не мог даже предположить, что ему придется подвергнуться смертельной опасности. Но по стечению обстоятельств именно он оказался на перепутье: бросить гранату как можно дальше из окна, может, она не заденет детей? Спрятать ее под тяжелый учительский стол — массивная столешница могла бы устоять при взрывной волне... Никитич вполне мог задать себе такие же вопросы: бросить газовую трубу, не пытаться починить оторвавшийся вентиль, спасать свою жизнь? Или, забыв про себя, все же попытаться спасти остальных? Он, как и Юрий Николаевич, выбрал последнее.

 

Они сделали единственно возможный для них выбор и навсегда стали героями. Пусть о них знают не все жители России (хотя их подвиг того заслуживает), а лишь те, кого они спасли. Школьники, которые сейчас, наверно, уже давно отвели своих детей в первый класс. Жильцы одного из домов, которые справили новоселье на другом месте. Те, кто продолжили жить и стали больше ценить свою жизнь. Потому что навсегда запомнили, какой ценой за нее заплатили.

 

Кузнецова Н. М. ,
1 МЖ СО

 
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
 

1.

Форма без содержания: кто такие хипстеры?

13.11.2015

 

2.

Слава Богу, я атеист

20.10.2015

 

3.

Владимир Легойда: "Верующий может быть и либералом и консерватором"

02.03.2015

 

4.

Эстафета поколений

07.03.2014

 

5.

Герои нашего времени

04.05.2011

 
 
 
 
 
 
 
  © 2006-2007 www.umniki.ru
Редакция интернет-проекта "Умницы и умники"
E-mail: edit.staff@yandex.ru
Использование текстов без согласования с редакцией запрещено

Дизайн и поддержка: Smart Solutions


 
Rambler's Top100